Браво, Аракс!

Аронов Александр

Жанр: Детская проза  Детские    1971 год   Автор: Аронов Александр   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Браво, Аракс! (Аронов Александр)

АЛЕКСАНДР АРОНОВ. БРАВО, АРАКС!

Что может быть увлекательнее профессии артиста цирка! Воля, мужество, бесстрашие, риск, а порою даже и игра со смертью. Прочитав эту книгу, ты убедишься в этом.

Жизнь Ирины Бугримовой, первой советской укротительницы хищников, первой артистки цирка, удостоенной самого высокого званиям — народного артиста СССР, пройдёт перед твоими глазами. А если ты любишь животных, то, прочитав эту книгу, узнаешь много нового и интересного о царе зверей — льве.

Написал эту книгу писатель, режиссер цирка, заслуженный деятель искусств РСФСР Александр Аронов — автор нескольких книг, постоянными героями которых являются артисты цирка и их четвероногие друзья — животные.

Мы торопились из Москвы в Ленинград. И проклинали себя за то, что выехали на «Москвиче» моего друга, эквилибриста Вардо Беньяминова. Ирина Николаевна ещё сказала:

- Зря я послушалась тебя, Вардо! Поехали бы «Стрелой», давно были бы на месте. А теперь рискуем опоздать на представление.

- Правильно! — тут же поддакнула Наденька Беньяминова. — И я говорила — надо ехать поездом!

- Надя, помолчи! — сказал Вардо. Наденька фыркнула, и тут же, словно в ответ, что-то фыркнуло и громко зачихало в моторе. Машина дёрнулась и остановилась.

- Опять двадцать пять! — выругался Вардо.

И в самом деле! В Солнечногорске мы меняли колесо. В Клину вышел из строя трамблёр, с отвёрткой в руках бедняга Вардо битый час копался в моторе. В Калинине у горсада отказал бензонасос. На его починку ушло полчаса. И вот сейчас, на центральной улице Вышнего Волочка, нам пришлось вчетвером откатывать машину к тротуару.

- Поломка пустяковая! — бодро сказал Вар До, ложась под машину. — Гаечку подтянем и поедем!

Он загремел гаечными ключами.

- Сколько мы имеем свободного времени? — спросила Ирина Николаевна, закурив сигарету.

- Я всё в момент починю, не волнуйтесь, Ирина Николаевна! — закричал из-под машины Вардо. — Погуляйте немного по городу, полюбуйтесь каналами. Вышний Волочек — вторая Венеция.

- Вот именно. Только гондол не хватает, — добавила Наденька. — Всё по твоей милости, автомобилист! Туч видишь сколько? Будет дождь. Что прикажешь делать?

- Ничего страшного, — сказала Ирина Николаевна. — Будем культурно развлекаться. Посетим передвижной зверинец. Глядите!

На тумбе красовалась афиша с фотографиями зверей. Внизу чернилами было приписано прыгающими детскими каракулями: «ЗВИРИНИЦ У БОЗАРАШ!»

Наденька осталась с Вардо, мы с Ириной Николаевной отправились вдвоём.

Точно такая же афиша с каракулями оказалась и на зверинце. Снаружи он был неказист. Щиты посмывало дождями. На стареньких, разнокалиберных вагончиках облупилась краска. Развалюха забор — весь в фанерных заплатах. Около него — груда заржавленных секций большой круглой клетки. У входа — старый трактор-тягач без заднего колеса.

- Не лучше будет и внутри, — сказала Ирина Николаевна. — Сразу видно — дом без хозяина.

Наши билеты надорвала женщина в тёмном сатиновом халате. Рядом у входа крутилась веснушчатая девочка лет девяти, с косицами соломенного цвета, в тесноватом, пёстром сарафане. Сарафан выцвел, девочка выросла из него; на её длинных загорелых ногах, искусанных комарами, были надеты новенькие кеды.

- Подходить к зверям, кормить и дразнить их не позволяется! — строго сказала девочка.

- А ты кто здесь такая? Самая главная? — улыбнулась Ирина Николаевна.

- Самая главная! — бойко ответила девочка.

- Самая главная, а порядка не наведёшь!

- А у нас тут полный порядок! — даже обиделась девочка. — Только хвалят в книге жалоб! И никаких предложений!

- И ещё учти, самая главная, — вмешался я, — слово «зверинец», пишется через букву «е», от слова «зверь», а «базар» — через «а».

- А как это вы узнали, что это я афиши писала? — Девочка даже раскрыла рот от удивления. — Вы кто? Телетайп?

- Не телетайп, а телепат!

- Ой, правда? — обрадовалась девочка. — И ещё гипнотизёр, да?

- Нет. Только телепат.

- И не йог?

- Нет.

- А почему с бородой?

- Мне так нравится.

- И не жарко летом?

- Наоборот. Прохладно. Как в лесу — всё время тень.

- А зимой тепло, да?

- Догадалась.

- Оксанка, отстань от людей, не мешай, — сказала женщина в тёмном халате.

- А я и не мешаю, мама! А кем вы работаете?

- Режиссёром в цирке.

- Ну да! Вот это здорово!

Оксана неотступно провожала нас от клетки к клетке по маленькому, очень запущенному зверинцу, болтая без устали.

- А вы артистом были?

- И артистом был.

- В цирке боролись?

- Нет, в театре играл.

- Кого?

- В основном злодеев. Иногда комиков, В герои не вышел.

- А в каком театре?

- Станиславского.

- Я Станислав знаю. Там в прошлом году стоял наш зверинец. Пыльный город.

- Нет, это в Москве. Театр имени Станиславского. Драматический. На улице Горького.

- Тогда не знаю. В Москве ни разу не была. Там свой зоопарк есть. Побольше нашего. Стойте! Глядите! Вот это наш террариум. Видите? В нём гадюка обыкновенная. Зовут её Катя. Катенька. Катерина Васильевна. Как наша кассирша. Она очень ядовитая. Страсть как ядовитая! А похожа на ужа. Замаскировалась, Уж-то безобидный! Вот ведь гадина! Из-за таких вот гадюк люди зазря бедных ужей убивают. У них жёлтенькие пятнышки на голове, а у Катерины Васильевны их нет. Видите? Так что не перепутайте, если в лесу встретите!

- Откуда ты всё знаешь, а, Оксана? — спросила девочку Ирина Николаевна.

- Так у меня же отец — служитель цо уходу за животными. А мама на контроле стоит. Мы всю жизнь со зверинцами ездим. Каждый месяц, а то и неделя—новая школа. Потому и отстаю по-русскому. А сейчас я покажу вам царя зверей— льва. Африканского. Зовут Петькой. Он очень страшный, но ленивый. Как все цари. Лежит и лежит. Не любит двигаться.

По пыльной дорожке Оксана повела нас мимо пустых клеток.

- А кто такой этот ваш Станиславский?

- Это замечательный русский актёр и режиссёр.

- Он в кино снимается?

- Он давно умер, Оксана.

- Значит, вы в Москве работали артистом в его театре?

- Да, и режиссёром тоже.

- А в кино вы снимаетесь?

- Нет.

- Почему?

- Сам удивляюсь. Не приглашают.

- Зря! Вам бы подошло!

- Я тоже так думаю. Особенно с бородой. Что ж поделаешь? Людям свойственно ошибаться, Оксана!

- Мы пришли. Вот он, наш Петька!

На льва глазело несколько зевак. Вольер был отгорожен от посетителей невысоким барьером.

- Техника безопасности, — пояснила Оксана. — Близко подходить к вольеру нельзя, а то цапнет. Он ведь коварный, Петька-то! Людоед! Так что осторожнее, граждане посетители! — она повысила голос. — И не шумите, пожалуйста. Он этого не любит.

- А мы и не шумим, что ты, девочка…

- Вот и не шумите!

Красавец лев лежал отвернувшись от зрителей, положив могучую голову на вытянутые лапы. В глянцевой, очень густой и пышной гриве не было ни одного седого волоса. Чуть свешивался наружу толстый тёмно-золотой хвост с пушистой чёрной кисточкой на конце. Под гладкой, блестящей шерстью угадывались богатырские мышцы. Великан дышал глубоко и ровно, всем царственным видом подчёркивая полное равнодушие к окружающим.

- Да это… Это же… Аракс! — вдруг тихо, взволнованно вскрикнула Ирина Николаевна, крепко взяв меня за локоть. — Саша, это же Аракс!

- И никакой это не Аракс, Гражданка, — сказала девочка, — это Петька. Он у нас очень давно. Переведён из другого зверинца. Из ялтинского.

- Всё правильно, подожди, девочка,—перебила Оксану Ирина Николаевна, не сводя со льва повлажневших глаз.

- Аракс! — окликнула она великана. Лев дёрнул ухом.

- Аракс! — ещё настойчивее позвала Ирина Николаевна.

Лев повернул голову, посмотрел на неё как-то растерянно, насторожённо, будто вспоминая что-то.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.