Арабские источники об общественном строе восточных славян IX - первой половины X в. (полюдье)

Новосельцев Анатолий Петрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Арабские источники об общественном строе восточных славян IX - первой половины X в. (полюдье) [1]

Арабская географическая литература X в. сохранила весьма интересную информацию о восточных славянах и Древнерусском государстве [2] . Подавляющее большинство этих известий переведено на русский язык [3] и активно используется при исследовании исторической географии Восточной Европы, внешнеполитических связей Древней Руси и некоторых других сюжетов. Известия восточных источников, как это давно показано исследованиями специалистов-востоковедов [4] , представляют собой, за небольшим исключением, сложные, многослойные компиляции, в которых, как правило, отложилась информация нескольких источников. Особенностью арабской (и персидской) раннесредневековой литературы является большая устойчивость информативной традиции. Иногда авторы XII [5] и последующих веков упорно повторяли давно ставшие архаичными известия IX-X вв., не делая попытки отметить, что эти данные не соответствуют даже основной канве их собственного рассказа.

Особенностью арабских известий о славянах - и это тоже давно подмечено - является смещение данных о восточных, южных и западных славянах, поскольку для мусульманских писателей ранней поры славяне (ас-сакалиба) представлялись единым народом. Лишь после возникновения Древнерусского, Польского и других славянских государств арабские писатели, да и то лишь наиболее информированные из них, подходили к славянам более дифференцированно.

До сих пор камнем преткновения для исследователей является четкое противопоставление славян русам у арабских авторов. Объяснений этому много, но они не могут быть признаны вполне удовлетворительными. Как это ни покажется странным, основная масса информации восточных авторов о славянах и в еще большей мере их сведения об общественном строе славян относятся к IX в. Это придает таким сведениям особую ценность, так как других известий по этим вопросам по IX в. почти нет. Вместе с тем, как уже отмечено, состав соответствующей информации настолько сложен, что в нем трудно, а порой и просто невозможно разобраться даже специалистам-ориенталистам. Всю эту информацию можно разделить приблизительно на две группы, каждая из которых имеет свою хронологию и дает определенную линию в арабско-персидской литературе последующих времен [6] . Первая из них, очевидно, восходит к полной редакции географического труда Ибн Хордадбеха (IX в.). До наших дней дошли редакции Ибн Русте (начало X в.), Гардизи (начало XI в.) и некоторых других, менее полных и, как правило, более поздних. Они содержат интересные описания страны славян, их обычаев, а также известный рассказ об острове русов. Другая группа источников предположительно восходит к несохранив-шемуся географическому труду Абу Зейда Ахмеда ибн Сахля ал-Балхи, написанному в начале 20-х годов X в., но содержавшему информацию приблизительно 70-80-х годов IX в. Канва сведений этой группы - рассказ о трех группах русов [7] . В данной статье я в основном буду оперировать известиями первой группы. Кроме того, в распоряжении исследователей есть цикл данных ал-Масуди (ум. 956 г.) о славянах, но он почти полностью относится к западным и южным славянам. Особо надо сказать о таком источнике, как "Худуд ал-алам" (80-е годы X в.). Скомпонованный неизвестным автором, который использовал источники обеих первых групп, а также и какие-то иные, "Худуд ал-алам" содержит в весьма искаженной форме рассказы, находимые у Ибн Русте - Гардизи и у Истахри - Ибн Хаукаля. Автор "Худуд" механически их объединил, не указав трудов, откуда он их списал. "Худуд ал-алам" [8] - источник ценный, но требует внимательного сопоставления с другими арабскими и персидскими материалами, особенно написанными ранее этого источника. В ином случае сведения "Худуд" не только трудно уяснить, но их буквальное восприятие может привести к грубым ошибкам. В ранних арабских источниках содержится очень много важной информации об общественном и государственном строе Древней Руси. Один важный вопрос по этим источникам я уже попытался осветить - речь идет о титуле хакан у русского князя IX в. [9] В настоящей статье я постараюсь вычленить и рассмотреть известия ранних арабских авторов о полюдье у славян. Как ни странно, исследователи не анализировали эти сведения в данном плане. Исключение составляют последние труды академика Б. А.Рыбакова, где для характеристики славянского полюдья [10] привлечен данный источник, хотя отнесение его известий к вятичам вызывает сомнение. В русских источниках полюдье упоминается под 945 г., когда древляне убили киевского князя Игоря [11] . Наиболее обстоятельное описание полюдья у Константина Багрянородного [12] относится приблизительно к этому же времени. Следовательно, данные восточных источников, о которых пойдет речь ниже, древнее этих наиболее известных описаний полюдья примерно на 70-80 лет. Тот факт, что полюдье - институт крайне архаичный, известен давно, и его истоки, несомненно, восходят ко времени ранних восточнославянских объединений, предшественников Древнерусского государства. С. М. Соловьев сделал вывод, что во время правления Ольги (945-964 гг.) полюдье было заменено более регулярными и совершенными формами налогов - уставами и уроками [13] . С этим мнением в общем можно согласиться, хотя новейшие исследования внесли здесь определенные коррективы. Прежде чем перейти непосредственно к анализу известий восточных материалов о полюдье, полезно резюмировать данные Константина Багрянородного и Повести временных лет (ПВЛ). Согласно первому, русские архонты (мн. число.-А.Н.) каждый ноябрь отправлялись к различным славянским племенам на полюдье [14] , которое Константин определял как "кружение". Эти славянские племена Константин именует пактиотами Руси. Полюдье состояло в кормлении [15] русов в славянских землях до апреля месяца. ПВЛ, рассказывая о полюдье Игоря, а до этого - воспитателя князя Свенельда с дружинами [16] , упоминает, что во время полюдья собиралась дань. Таким образом, полюдье, согласно этим источникам, включало в себя и сбор дани и полугодовое существование князя (или другого знатного лица) за счет местного, подчиненного Киеву населения. Кроме того, видно, что от полюдья были освобождены поляне и, по-видимому, новгородские словене [17] . Самое раннее восточное известие, которое Б.А.Рыбаков справедливо связал с полюдьем [18] , встречается в сочинении Ибн Русте "Ал-А'лак ан-нафиса", написанном в самом начале X в [19] . Сомнительно лишь отождествление этого известия конкретно с землей вятичей. Так ставили вопрос Ф. Вестберг [20] , В. Ф. Минорский [21] , Т. Левицкий [22] и Б. А. Рыбаков присоединились к этому мнению. В свое время я уже привел некоторые аргументы против такого отождествления [23] , тем более что и прежде ряд ученых (А. Я. Гаркави [24] , Й. Маркварт [25] ) в городе "Ва-т - Вантит" Ибн Русте (в "Худуд ал-алам" город Вабнит) увидели город Киев. К этому надо добавить, что в тексте Ибн Русте о стране славян город Ва-т упомянут просто как первый славянский город, считая от печенегов, а дальше идет описание вообще страны славян, в конце которого есть фраза, переводимая "царь ежегодно объезжает их" [26] (славян). В арабском оригинале здесь использован глагол, который в данном контексте лучше перевести "собирать подать, дань" (глагол джаба), и тогда эта фраза будет звучать "и царем их ежегодно собирается дань", тем более что затем в контексте поясняется, что эти сборы состоят из хал 'am - сына, жены, рабыни, дочери [27] . Между тем Б. Н.Заходер совершенно справедливо подметил, что термин хал 'am (отсюда, кстати, русское "халат") может означать не только платье, но и подарок, подношение [28] . Следовательно, более правильным будет понимать этот отрывок как указание на ежегодное взимание царем славян каких-то подношений, в более широком плане — дани.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.