Слипер и Дример

Черт Илья

Жанр: Фэнтези  Фантастика  Прочий юмор  Юмор    2011 год   Автор: Черт Илья   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Слипер и Дример (Черт Илья)

1

Илья Чёрт

Слипер и Дример

Если бы ночью тёмной вам снились,

Сны б мои снились —

Вы бы сошли с ума!

Группа «Uma2rmaH»

Вот чё, друже мои, имейте сразу в своём ясном виду: перво-наперво, при написании этой книги

много и дофига кто на чём пострадал. Да вы енто и сами узнаете, как только прочитаете «второ-

навторово», а затем саму книгу. Дык вот, второ-навторово: все события и личности,

встречающиеся в этой книге, ни в коем разе не случайны и имеют самые что ни на есть полные

совпадения по всем статьям, как и всё, что вы пережили сами в своей жизни, как и всё, что ждёт

вас в вашем будущем. И наконец третье: триетить мою налево!

«Вы что там все, крышей… поехали?!» © Гагарин

Много есть в мире разных историй. По сути, весь мир и есть эти самые истории, слегка

растянутые во времени. И все мы участвуем в этих историях, являемся героями этих эпосов, поэм,

повестей, рассказов, заметок. И нет в мире такой истории, которая не произошла бы на самом деле

— в своё время, в своём месте. Любая ситуация, которую вы только можете себе вообразить, уже

существует во вселенной в самом что ни на есть явном виде, чтобы потом быть рассказанной. Где-

то тут, когда-то здесь. Там и сям. Начиная писать эту книгу, автор ни в коей мере не хотел

претендовать на исключительность, оригинальность и всякие подобные выверты и заворачивания,

что так ценятся среди различных маститых писателей и искушённых поглотителей чтива. Мне это

кишкокручение ни к чему не сдалось. Перед вами такая же обычная история о братанах и

друганах, кои случаются во множественном числе по всему свету. На самом деле, герои этой

книги вовсе даже и не братья. Но если посмотреть с глобальной точки зрения, то все мы брателлы

друг другу, а с позиции просветлённого разума между всеми нами вообще нет никаких различий,

посему идея братства становится естественной и…

Похоже, я заговорился, и вообще всё это слишком сложно воспринимать с утра, не позавтракав.

Просто мне пришла в голову отличная идея для книги. Но идея так коротка, вы же знаете: пара

слов в беседе, и ты уже выдал всё, что являлось результатом многочасовых, а порой и

многолетних раздумий. И хлопаешь себя по лбу, или по чему придётся:

2

— Вот, ёктить, это же моя самая лучшая мысль за последнее время, а я даже не выдержал

хорошей театральной паузы, прежде чем разболтать её!

Теперь вы понимаете, что передо мной стоит совершенно невыполнимая задача: написать эту

книгу и не выдать до самого конца идею, по поводу которой она явлена на свет. Все мы знаем, как

жжёт язык секрет, который до поры нельзя открывать друзьям. И как он рвётся наружу. И мы,

стискивая зубы, чувствуем себя партизанами на допросе. Войдите в моё положение, поймите: я во

время написания этой книги буду чувствовать себя именно так. Партизаном. Или дедом Мазаем,

истосковавшимся по крольчатине. И самое главное, учитывая мою не самую лучшую память, я

рискую и вовсе забыть эту самую идею в течение того времени, пока буду писать эту книгу. Так

что не обессудьте. И не в судях будете.

Пишу я медленно, ибо вовсе не профессионал и процесс постукивания по клавишам

компьютера зависит у меня от многих факторов. От свободного времени, коего всегда нет. От

настроения, которое в Питере меняется вместе с погодой по пять раз на дню. От полного незнания

того, о чем писать дальше, и т. д. И о самой книге хочется заранее кое-что сказать, уважаемые

читатели. А скажу вот чё: как только вам покажется, будто я ошибся в правописании какого-либо

слова, так сразу понимайте, что ошиблись в[ы]. То есть никаких грамматических ошибок в книге

нет. Возможно, будет вам всячески мерещиться, что названия глав этой книги порой не имеют

никакого прямого отношения к смыслу изложенного в этих самых главах, но таки оно, это

отношение, есть. Смысл просто петляет между строк. Как зайчик-попрыгайчик. И его нелегко

поймать и уловить. Тем паче, коли вы завели себе привычку размышлять напрямик, предпочитая

неизведанным тропинкам собственных мозгов ухоженную автостраду общественного мнения. Да

и герои этой книги живут своей жизнью. Вмешиваться в их судьбу мне как-то не с руки. Так что я

просто решил записывать всё, что с ними будет происходить, а там уж как поведётся — а точнее,

куда они меня заведут за собой. И если вдруг я не выдержу и выдам секрет раньше времени, если

вы увидите, что книга несколько короче, чем радостно ожидалось (мне же придётся её закончить,

как только тайна раскроется), — простите меня, ибо пробрало меня и понесло. Или наоборот? И

вообще, эта книга — не для людей, не для читателей. Эта книга для нас. Для тех, кто однажды

проснулся в Лесу.

Зайчишка-припрыжка. Зайчушка-попрыгушка. Зайчик-попрыгайчик. Заяц-попрыгаец. А вам не

кажется, что слово «попрыгаец» уже звучит пугающе чужестранно и может означать совсем

не милого изначального зайчишку? А грань -то была так тонка, и переход столь незаметен…

3

Попрыгаец

Я сидел кружком и ждал. А потом всеми своими четырьмя лёг во все стороны. Несколько

секунд как будто ничего не происходило. Вдруг внутри что-то неуловимо щёлкнуло, пискнуло, и

писк этот стал стремительно набирать громкость. И всё началось. Звуки сомкнулись вокруг. Всё

стало гулким. Уши заложило. Пространство сузилось и обтекло все мои пока ещё разделённые

тела по краям. Затем всё вокруг и внутри меня медленно, с нарастающей скоростью, двинулось.

Так поезд порой незаметно трогается с вокзала, пока вы увлечённо разговариваете с попутчиками.

«Ой, смотрите, а мы уже поехали!» — «Да ну?»

Так и здесь. Незаметно. Двинулось. Сначала прямо. А потом ноги стали тяжелеть и пошли

вниз. И всё начало куда-то падать по наклонной скользкой плоскости, словно разгоняющиеся сани

бабского слея по ледяному водосточному жёлобу. Ощущение скорости росло и росло.

Разгоняющиеся сани. Разгоняющийся автомобиль. Разгоняющийся самолёт. Разгоняющаяся

ракета. Разгоняющееся что? Скорость становилась совершенно неописуемой. За границами

обтекаемого, превратившегося в снаряд из мутного пластика, единого теперь тела всё слилось в

непрерывный, неразличимый поток. И только меняющиеся перегрузки свидетельствовали о том,

что в движении происходит смена направления. Как сквозь сон до слуха доносились чьи-то

далёкие переговоры по рации, обрывки проносящейся мимо музыки, смех, кусочки ругани… То,

среди чего летело моё тело, иногда менялось. Ощущение скользкого льда плавно перетекало в

чувство движения сквозь глубокие толщи воды, а затем всё срывалось с какого-то невидимого

края в бездну вертикальной стеклянной шахты. Желудок зависал в горле от внезапной

невесомости, но плавный выход из вертикального падения в спиральную дугу заставлял все

органы внутри тела опять прильнуть к позвоночнику. Кривизна поворотов увеличивалась,

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.