Игры Черта

Никитина Елена Викторовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Игры Черта (Никитина Елена)

Часть первая «Клетка»

Куда мы и зачем идем,

Как в наркотическом дурмане?

Мы в жизни — спим, во сне — живем.

Навь — роза в черном целлофане.

Глава первая

— С Днем рождения! — грянули голоса, и темноту пронзил ярко вспыхнувший свет.

Хоть кухня и была просторная, но нежданные гости теснились в ней, как шпроты в банке. Какого черта здесь делают эти люди? Я беспокойно обежала взглядом улыбающихся и абсолютно неизвестных людей и остановилась на единственном знакомом лице моего парня. Черные глаза улыбались, когда он взял мою ладошку и поднес к губам.

— Я знаю, ты не любишь сюрпризы, но на этот раз я не был в курсе. Света бывает слишком настойчива.

— Света? — я бросила взгляд через его плечо и увидела девушку с короткой взъерошенной прической, махнувшую мне рукой. Тогда я окончательно смутилась, так как понятия не имела, что это за Света. И для полноты ощущений — вечеринка-сюрприз по случаю моего дня рождения оказалась неожиданностью, потому что я даже не догадывалась, что он в конце августа!

И началось! С глухим щелчком из бутылки шампанского выскочила пробка, и шипящий напиток под восторженные вопли фонтаном хлынул на ковер. Тенью проплыла мысль, что завтра придется его чистить и растворилась в приторно счастливых улыбках гостей. Все лица сливались в сумасшедшую картину, и я не узнавала ничего, нарисованного на ней. Та самая девушка, которая организовала весь этот беспредел, первая расцеловала меня и начала зачитывать стих собственного сочинения. Кто-то сунул мне в руки бокал шампанского, прикрикнув: «До дна», и этот приказ я выполнила сразу.

— Линок, расслабься, я завтра помогу тебе убраться, — заверила меня блондинка с ярко подведенными глазами, добавив, — как в старые школьные времена.

Но я не помнила старые школьные времена. Словно кто-то взял ластик и стер прошлое. Меня не существовало несколько лет назад. Моего «вчера» даже не было.

И тогда я поняла — этого не может происходить в реальности. Создалось впечатление, что все происходит не со мной, а с кем-то временно переселившимся в мое тело. Я сделала несколько торопливых шагов назад и, развернувшись, побежала в спальню.

На прикроватной тумбе, стоял маленький букетик первых весенних цветов. То, что это мои любимые цветы, стало единственным доказательством, что у меня было прошлое, которое решительно ушло в никуда. У меня не может быть дня рождения в конце лета, черт побери! День рождения прочно ассоциируется с голубой россыпью пролесков, пробивающихся сквозь последний снег, но уж ни как не с августовской жарой.

Где он раздобыл их на пороге осени?

— Один мой старый друг разводит цветы, — услышала я сзади. — И я подумал, что тебе будет приятно…

Моя улыбка получилась неестественной. Да я попросту насильно растянула губы!

— Что случилось, милая?

— Все в порядке, — продолжая держать губы в подобии улыбки, я подошла к нему.

Он испытующе посмотрел на меня, и я нервно потерла переносицу

— Просто… — я запнулась, понимая, что не могу вспомнить имя своего парня. — Э…

Он сделал шаг вперед и, поравнявшись со мной, посмотрел так, как умеет делать только он: он впивался взглядом в мое лицо, изучая, вбирая изменения. Я знала, что от него не ускользнуло ничего: ни растерянность, ни смущение, ни страх. Потом в его глазах зажглось беспокойство. Они потемнели, янтарь налился густой чернотой, зрачки сузились.

— Лина, с тобой все хорошо?

Разве я могла ему сказать, что у меня проблемы с головой? Нет, вместо этого, я наплела с три короба, пытаясь как-то объяснить свою забывчивость: переезд выбил меня из колеи, а домашние хлопоты окончательно вымотали. Потом изобразила счастливую гримасу и нарочито весело побежала обратно к гостям.

* * *

Солнце жарило нещадно. Я купила бутылку ледяной минералки и, вытирая платком липкий пот со лба, остановилась у скамьи в скверике недалеко от фонтана, надеясь найти кусочек прохлады в тени деревьев. Лучи проворно ныряли в листья молодой березы, и пусть тень не приносила прохлады, но спасала от пекла.

Почему я не рассказала ему о провалах в памяти? Сколько можно скрывать? Нет! Не могу ему рассказать! Никто не захочет жить под одной крышей с чокнутой истеричкой, у которой определенно проблемы с головой!

Отвинтив крышечку бутылки, я приготовилась сделать глоток, как вдруг появился этот парень.

Не знаю, откуда он взялся, я попросту не видела его, пока с криком: «Я был не прав!» он не подбежал ко мне. Мне пришлось задрать голову, чтобы рассмотреть его. Широкую грудь обтягивала оранжевая майка, оставляя открытыми крепкие плечи. Природа одарила парня смазливой внешностью: голубые глаза, линия тонких, напряженно сжатых губ, ямочки на щеках. Лицо сочетало интересную гамму чувств: радость, волнение, нетерпение.

— Я был не прав, — покаянно склонив голову, повторил он и протянул мне руку ладонью вверх. — И должен был поступить по-мужски. Очень важно вовремя сделать выбор. Правильный или нет, главное сделать его.

Интересно, он успел меня рассмотреть? Ему будет очень неловко, когда поймет, что обознался. Я переместила взгляд с ладони, которую парень настойчиво продолжал держать открытой, снова на лицо.

— Прости, — промямлил он и посмотрел на меня.

Не зная, что добавить к сказанному, я сделала два торопливых глотка. Потом заверила незнакомца в том, что ничего страшного не произошло, перекинула сумку через плечо и шагнула к дорожке, огибающей сквер.

— Давай заключим временное перемирие! Нам нужно поговорить!

— Молодой человек, вы обознались, — раздраженно выпалила я и, отвлекшись, чуть не врезалась в женщину, отоваривающуюся в ларьке.

Она недовольно уставилась на меня глазами-пуговками, скривив губы, накрашенные ярко-красной помадой, неряшливо расплывшейся вокруг рта. Я извинилась, сконфуженно улыбаясь, та едва заметно кивнула и продолжила вытаскивать из кошелька купюры.

— Лина!

Передо мной вновь выросла высокая фигура незнакомца из сквера. Улыбка сползла с моего лица, как капля расплавленного воска. Он не обознался?

— Откуда вы знаете мое имя?

— В смысле? — его лицо удивленно вытянулось.

— В прямом.

— Ты не знаешь, кто я?

— Нет, не знаю, — я храбрилась, чувствуя, что не до конца откровенна с собой.

Где же я могла его видеть раньше? Ведь точно видела. Впечатление было такое, словно этот незнакомец хорошо мне знаком, но при этом я точно знала, что вижу его впервые.

— Ты ничего не помнишь… — пораженно произнес парень, взъерошив пальцами короткие светлые волосы. — Лина, ты знаешь, где ты? — осторожно, даже как-то робко, спросил он.

Признаюсь, я не сразу поняла сути вопроса, а когда смысл его слов дошел до меня, с моих губ сорвался смешок.

— Разумеется, я знаю, где я.

Парень покачал головой.

— Он здорово над тобой поработал, стер все ненужные воспоминания. Это я! Стас! — громкий возглас перекрыл шум подъезжающей к ларьку «Газели».

Какая прелесть. Я нервно обернулась, надеясь, что нигде рядом не притаился зрачок видеокамеры. Я знаю, что первое впечатление, которое произвожу на окружающих — святая простота. Блондинка с большими карими глазами, с россыпью веснушек, покрывающих вздернутый нос. И без макияжа вообще не выгляжу на неполные двадцать три… стоп. На полные двадцать три. Да еще выскочила на улицу в коротеньких домашних шортах и розовом топике. Сходила за минералкой, называется, посидела в тишине, подумала!

— Стас? Это многое проясняет, — ответила я, перехватив удивленный взгляд той тетки с красными губами, проходящей как раз мимо.

Как назло людей прибавилось. Между деревьями мелькала светловолосая голова маленькой девчушки, лет десять, не больше, и у ларька толпились люди, поглядывая на меня: кто с любопытством, кто, откровенно усмехаясь, а водитель «Газели» в бежевой кепке даже покрутил указательным пальцем у виска.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.