Персональный ад моей души

Флёри Юлия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сегодня очень важный день, можно даже сказать, судьбоносный. Правда, не для всех эти судьбоносные свершения окажутся приятными. Вот, например, Владимир Сергеевич Прохоров, ожидает повышения: освободилась должность исполнительного директора компании «Вэл стиль», а он первая в списке, а, точнее говоря, единственная кандидатура, на этот ответственный пост. Через час состоится собрание акционеров, на котором, собственно, это и огласят. По такому поводу объявлен короткий рабочий день, видимо, чтобы сотрудники никому праздновать не мешали. Утро в компании прошло в непонятной суете, а теперь все только и ждут, что их отпустят по домам.

-- Так, девочки, работаем! – Подзадоривал сотрудниц Прохоров.

Он, конечно, не выслуживался, ему это ни к чему: слишком давно является вторым по значимости лицом в компании, но порядок любил, поэтому даже в такой праздничный день не позволял расслабляться.

-- Владимир Сергеевич, вы лучше в своём кабинете посидите, сами нервничаете и нам покоя не даёте. – Весело отозвалась его секретарь Леночка.

-- Так, цыц! Ещё не хватало, чтобы ты здесь командовала!

-- Вот ещё, я вам не конкурент.

Весёлый смех заставил Прохорова улыбнуться, свою секретаршу он любил, не в прямом смысле, конечно, просто человеком она была лёгким в общении, приятным, давно с ним работала, поэтому и вольности могла себе позволить. Хоть он и старался сделать потом серьёзный вид, но мысли всё равно выдавали ощущение радости, преждевременной, надо сказать. Немного покрутился среди работниц, которые на него искоса посматривали, а потом и вовсе удалился в кабинет, куда его несколько минут назад и послали.

Собрание вот-вот должно было начаться, вроде все в сборе: Марина Игоревна Синицкая, с мужем – родители главного акционера Александра Дмитриевича Синицкого, (они посещали подобные собрания только в отсутствие своего сына, так как к делам особого отношения не имели, но всё же являлись доверенными лицами). Самсонов Глеб и Райковский Игорь – партнёры Синицкого-младшего по бизнесу. Прохоров уже начал нервничать, хотя, ему-то чего… но, вроде как, кого-то ещё ждут.

-- Думаю, мы можем начинать. – Не выдержал Прохоров, правда почувствовал, как на него устремились взгляды всех присутствующих и как-то примолк. И дело не в том, что он к вниманию не привык, просто взгляд у них был непонимающий. Странно. И вообще, чувствовалось некое непонятное напряжение. Недосказанность.

-- Да, действительно, -- поддержала его Марина Игоревна, -- можно начать, суть от этого не измениться.

-- Ну, если все согласны, то приступим. – Игорь Райковский сделал слишком уж серьёзный вид, поэтому все притихли. – Мы все здесь собрались, чтобы обсудить кандидатуру на пост исполнительного директора нашей компании. Но обсуждать ничего не придётся, -- после этих слов Прохоров странно заулыбался, выпрямился и застегнул пуговицы пиджака, видимо, собирался толкать речь, -- Саша всё решил без нашего участия, согласитесь, право на это он имеет. – Присутствующие понимающе кивали, только Прохоров был против такой длинной прелюдии. – Этот пост займёт один из акционеров – Снежная Валерия Павловна.

Синицкие пождали губы, но вряд ли их удивило это заявление, видимо, такую реакцию вызвало выражение лица Владимира Прохорова. Вот он и правда, удивился, даже улыбаться не сразу перестал, только рот странно скривился через несколько секунд. Все молчали, не известно уж, чего ждали, наверно, после этих слов, следовала речь самой госпожи Снежной, но она, по непонятным причинам, отсутствовала.

-- Подождите… как Снежная?.. А это вообще кто?

-- А это, Вова, владелица тридцати процентов акций «Вэл стиль». – Пояснил Райковский, сам при этом явно не сиял от счастья, но говорил достаточно уверенно.

-- Как? Каких ещё тридцати процентов? Саша продал акции?

-- Не совсем. – Райковский нахмурился, видимо не хотел отвечать на подобные вопросы, но больше некому, хотя ответ знали все, кроме, разве что самого Прохорова. – Она была одним из главных акционеров и соучредителем «Вэл стиль» двенадцать лет назад. Но по каким-то своим причинам, в судьбе компании не участвовала. На Сашу была оформлена доверенность без права продажи. А теперь Валерия Паллна, -- тон Райковского вызвал понимающую ухмылку Синицких, -- изъявила желание внести свой вклад.

-- Что за бред? Я впервые об этом слышу?! – Не успокаивался Прохоров.

-- Вова, успокойся, -- вступилась Марина Игоревна, -- просто всё это произошло настолько давно, что никто подобную тему и не поднимал. Кто мог подумать, что Лерочка решит вернуться?

-- Что произошло? И что значит вернуться?

-- Ну как же, -- развела руками Синицкая, -- Лера уже лет десять, как эту доверенность подписала, никогда не интересовалась делами, я так понимаю, её больше интересовала прибыль. А вернуться она решила в Россию, так как с тех пор жила в Италии. Мы, честно говоря, и сами пребываем в недоумении, Саша только вчера нас известил о таком решении. Но, согласись, это её право, тем более… вместе с Сашей, они являются держателями большинства акций.

Прохоров окинул взглядом акционеров, краснел от возмущения, но высказать его было некому, вроде как никто из присутствующих этого решения не принимал, так и оставалось, проглотить эмоции. Повисло неловкое молчание, Райковский чувствовал себя вполне вольготно, откинулся на спинку кресла и поднял взгляд к потолку, Синицкие едва заметно улыбались, скорее виновато, они давно знали Прохорова и ценили его вклад в компанию, а вот Глеб, старался не обращать внимания на напряжённую атмосферу, силился непринуждённо улыбаться.

-- Вов, если тебя это успокоит, то я тоже впервые слышу это имя. – Вздохнул Глеб.

-- Да причём здесь успокоит или не успокоит? Я восемь лет отдал компании, я знаю здесь всё от «А» до «Я» и сейчас, когда мы и так не в самом выгодном положении, придёт непонятно кто, и будет диктовать нам свои условия! Я, конечно, не могу знать, что там пришло Саше в голову, но как только он приедет, мы серьёзно обсудим этот вопрос.

-- Владимир, держи себя в руках. – Марина Игоревна приняла невозмутимый вид. – Мне кажется, ты преувеличиваешь. Мы ещё с ней даже не встретились, а ты говоришь про какие-то условия.

-- Вот именно, где она? Или Валерия Паллна думает, что сможет руководить из своей Италии, или где она там живёт?

-- Вов, не нагнетай. Они с Сашей приняли такое решение, значит, так будет правильно.

-- Они? И давно приняли?

-- Вчера! – Не выдержал Райковский и швырнул на стол папку с отчётами за полугодие, которую до сих пор крутил в руках, правда, так и не открыл, чтобы ознакомиться.

-- Отлично! И с каких пор Саша принимает такие скоропалительные решения?

-- Вот он приедет, ты у него и спросишь.

Было заметно, что приезд Валерии Снежной никого не оставляет равнодушным, но она имела свой пакет акций, а при поддержке Александра Синицкого вполне могла претендовать на этот пост.

-- Я не понимаю, -- Прохоров взялся за голову, -- это несправедливо.

-- Перестань, в конце концов, побалуется девочка месяц-другой и бросит это неблагодарное дело. Она привыкла деньги тратить, а не зарабатывать их.

-- Очень интересно! И откуда же эта «девочка» взялась? Кто она такая?

Сидящие за столом знающие люди, дружно переглянулись, но при этом молчали. Прохоров собирался повторить свой вопрос, но дверь конференц-зала с размахом распахнулась и в проходе появилась миловидная девушка с широкой улыбкой и дерзким взглядом. На вид ей было лет двадцать пять, ухоженная, красивая, девушка с обложки глянцевого журнала. Высокая, стройная, с гордо поднятой головой и идеально ровной спиной, она позволила присутствующим себя внимательно рассмотреть и только потом смело шагнула вперёд. Внешность яркая, запоминающаяся: шатенка с выразительными зелёными глазами, одним своим видом могла показать, кто теперь здесь главный. Фигуру подчёркивало облегающее платье из изумрудного атласа, неприлично высокий каблук, стрижка «каре» идеально уложена. Взглядом неспешно обвела коллег, ещё раз дерзко улыбнулась, так, что Прохоров позеленел от злости в тон её платья.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.