Вопреки разуму, по велению сердца

Пасичная Юлия

Серия: Артиша [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вопреки разуму, по велению сердца (Пасичная Юлия)

Вопреки разуму, по велению сердца

Вечер спокойно вступал в свои права, слегка приглушив дневные шумные звуки. Уставшие за день люди возвращались домой. Постоялый двор «Белый ястреб» стоял на самом оживленном тракте. По этой дороге каждый день в Китеж и обратно проходили сотни всадников, повозок, караванов. Никогда не пустовали комнаты в добротном деревянном доме и двух флигельках. Хозяин «Белого ястреба», Ульф, появился в Китеже несколько лет назад. Приехал на повозке, нагруженной нехитрым скарбом, с двумя маленькими дочками, Рикой и Артишей. После смерти жены он не захотел оставаться в Авроре. Вышел из клана «Северных волков», продал дом и перебрался в деревянный город, раскинувшийся посреди лесов. На счастье, недалеко от Китежа продавался постоялый двор. Вдова бывшего владельца вышла замуж за саркельского целителя и сбывала имущество. Так и стал бывший корабельщик и воин хозяином постоялого двора. Жениться Ульф больше не захотел, растил дочек, нанял пару служанок да повариху. Тем и жили. К счастью, недостатка в постояльцах не было: в «Белом ястребе» вкусно кормили и предлагали уютный ночлег. А Артиша вечерами еще и пела у камина в трактире, подыгрывая себе на лире. Мелодичный голосок девушки собирал к огню всех постояльцев. Под ее песенки негромкий шум разговоров наполнял таверну, и Рика вместе со служанкой Энн сбивались с ног, разнося кушанья и напитки.

– Папа! – радостно закричала младшая Артиша, завидев у ворот повозки и белоснежного коня отца. Она обожала Ульфа и считала его самым красивым на свете мужчиной, гордясь унаследованными от отца белокурыми волосами и глазами цвета северного моря. Ульф и правда был очень хорош собой: высокий, статный мужчина лет сорока, чья улыбка заставляла неровно биться не одно женское сердечко в округе. Одевался Ульф по привычке – коричневые льняные штаны, шерстяная красная верхняя рубаха, в ворот которой проглядывал украшенный тесьмой край нижней, белой. Улыбнувшись, он поднял в седло подлетевшую дочь и крепко ее обнял. Хитро улыбнувшись, Ульф достал из седельной сумки привычный гостинец: сладости и пару браслетов, до которых Артиша была большая охотница.

– А где Рика? – спросил он, снимая сумку. Работники уже разгрузили повозку и начали переносить товары в дом. Ульф был редким гостем на собственном дворе – разросшееся хозяйство требовало разъездов.

– Рика на кухне, с Энн, – Артиша махнула рукой в сторону дома, залюбовавшись солнечным лучом, сверкнувшим на камушке браслета. Ульф улыбнулся и отправился в дом. Старшая дочь заливисто смеялась над какой-то шуткой гостя из далекого Мориона. Высокая, светловолосая – в мать – северянку, она была любимицей слуг: вечно что-то придумывала, украшая и усовершенствуя дом. А если не было дел, Рика присаживалась в уголке со свитком и пером. В ее голове все время бродили сказки да песни. Некоторые из них младшая сестра перекладывала на музыку и пела гостям. Романтичная Артиша, конечно, не увиливала от домашних хлопот, но ей по душе было целительство и пение. Постоянно бродила по лесу в поисках трав и составляла всякие снадобья.

Ульф улыбнулся – любовь к дочерям была сильной настолько, что мысли о новой жене так и не поселились в его сердце. Ни одна женщина, скрашивавшая его одиночество ночами, не вошла в дом хозяйкой. Завидев отца, Рика подбежала к нему и привычно уткнулась в плечо – там она с детства привыкла находить покой и утешение. Гладя по голове старшую дочь, Ульф впервые вздохнул: кажется, его девочки выросли. Вот – вот заневестятся. Дарк, конюх, говорил вчера, что к Артише повадился заходить Вэл, кузнец с хутора неподалеку. Девчонка отчаянно краснела, когда высокий сильный парень подхватывал ее на руки и кружил, приветствуя. Рика весело смеялась над этой парочкой. С Вэлом у них вечно случались какие-то споры. Парень собирался осенью вступить в элитный союз кланов, который не так давно появился в городах. Рика, которая терпеть не могла эту элиту, постоянно подшучивала над Вэлом и его будущими сокланами. Кузнец вспыхивал и запальчиво начинал доказывать превосходство элитных воинов. Утихомирить этих двоих могла только Артиша. Простое прикосновение ее рук успокаивало Вэла и делало его мягким и добрым.

– Папа, я соскучилась, – подняла голову Рика. – Тебя так долго не было. Целую неделю...

– Дела, дочка, – вздохнул Ульф. – Ну, вы и без меня прекрасно справляетесь. Вы же умницы у меня. Как постояльцы?

– Как всегда, – пожала плечами Рика. – Все хорошо. Уехал караванщик Архим и та семья из Лютеции. Новых пока нет. Флигель я убрала и их комнаты тоже.

– Это хорошо, солнышко, – привычно погладил по голове дочь Ульф. – Сегодня гости будут. Клан Соколов. Переезжают они в Китеж, а пока им там дом готовят, у нас поживут. Так что сегодня надо побольше еды приготовить. Воины – они всегда есть хотят.

– Это точно, – солнечно улыбнулась девушка. – После сражений милое дело покушать. Я скажу Грете. Сколько их приедет?

– Десять. Трое в Авроре остаются, а остальные в Китеже уже.

– Ну хорошо. Большой флигель пустой, и пять комнат на втором этаже готовы. Примем гостей. Пойду на кухню, – поцеловав отца, Рика убежала отдавать распоряжения кухарке.

За хлопотами время пролетело незаметно. Уже почти стемнело, когда в деревянные, расписанные сценами морских баталий ворота (дань корабельному прошлому Ульфа) постучали прибывшие гости. Дарк открыл им и показал, куда отвести уставших, взмыленных от долгой скачки лошадей. Животным тут же насыпали корма и почистили – Ульф, хоть и бывший моряк, очень строго следил за тем, чтобы первые помощники воинов были накормлены и обихожены. Десять воинов с гербами клана Соколов, вышитыми на ярко – алых рубахах тонкой шерсти, остановились посреди двора, переговариваясь и оглядываясь. У каждого на шее красовалась гривна с 10 бусинами, а у четверых даже с одиннадцатью, что свидетельствовало об очень высоком уровне их воинского мастерства. «Белый ястреб» не сильно изменился с того момента как его купил Ульф. Мудрый хозяин не стал переделывать привычную для постояльцев обстановку, только подновил то, что требовало ремонта, и выстроил второй флигель – гостей обычно было немало, и не у всех были деньги на хорошую комнату с очагом и мебелью. Бедняки довольны были и свежей соломой да теплой комнатой во флигеле. Благо кормили в трактире постоялого двора сытно и вкусно. Конечно, кто побогаче, мог заказать себе ужин подороже – дичь из окрестных лесов, рыбу из далекого Белого моря, роскошные засахаренные фрукты, которые делали только в Саркельской таверне. Ну а кто не избалован был тяжестью кошелька, довольствовался кашей, хлебом да вяленым мясом с дешевой рыбешкой из Черной речки. Рика, окинув взглядом готовые к приему гостей комнаты, выбежала во двор встречать постояльцев. На пороге ее перехватила Энн.

– Рика, куда ты? Причешись, лента растрепалась. И вон пятна на юбке, переоденься! – укоризненно кивнула она на одежду подружки. Рика остановилась и оглядела себя.

– Ну, не принцесса, но ведь я и не на бал, – засмеялась она. – А постояльцам важнее сейчас поесть и присесть у теплого очага – вечер сегодня холодный. Какое им дело до того, как выглядит дочка хозяина?

– Не скажи, – внезапно зардевшись, шепнула Энн. – Там такие парни... Особенно двое... Гляди! – схватив за руку, она подтащила Рику к окну. – Видишь? Вон тот, с мечом, высокий... Сразу видно, хороший воин.

Отодвинув прозрачную зеленую занавеску, Рика перевела взгляд на воина, который приглянулся Энн. В самом деле, впечатляло. Высокий, сильный воитель, одетый в Звездную броню мечника – темно-синюю, снизу украшенную щедрой россыпью чеканных звезд, чуть прищурив карие глаза, стоял у привязи и, привычно положив руку на рукоять меча, смотрел на дом. Весь его облик дышал силой и грозной мощью. Сразу было ясно – с этим парнем лучше в бою не встречаться.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.