Аналитики. Книга вторая II

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ВТОРАЯ АНАЛИТИКА. КНИГА ВТОРАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

(Направление научного знания)

То, что мы ищем, по числу равно тому, что мы знаем. Ищем же мы в четырех (направлениях): что (вещь) есть (такая-то), почему (она) есть, есть ли (она) и что (она) есть [1]. В самом деле, когда мы, согласно (указанному) перечислению, ищем, есть ли эта (вещь такая или нет), например скрытое ли солнце или нет, тогда мы ищем, что (вещь) есть (такая-то). Доказательством этого является то, что мы перестаем (искать), как только находим, что (солнце) скрыто; а если бы мы с самого начала знали, что (солнце) скрыто, то мы не спрашивали бы, скрыто ли оно. Но когда мы знаем, что (что-нибудь) есть, тогда мы ищем (причину), почему оно есть. Например, когда мы знаем, что происходит затмение (солнца) и что земля движется, тогда мы ищем (причину), почему происходит затмение и почему движется (земля). Это, в самом деле так. Но о некоторых (предметах) мы спрашиваем по-другому, например: есть ли кентавр или бог или нет? [2] Здесь я говорю, есть ли (что-нибудь) или нет вообще, а не о том, (например), бело ли оно или нет. А когда мы уже знаем, что нечто есть, тогда мы спрашиваем о том, что (именно) оно есть, например: что же есть бог или что такое человек?

[1] (что есть) означает у Аристотеля или простое существование предмета или истинность его. Здесь же, как и во многих других местах, мы к словам «что (вещь) есть» прибавляем слово «такая-то». Что именно так следует здесь перевести – в этом убеждают нас примеры, приведенные Аристотелем в этой главе. Знать, что предмет есть такой-то, значит, по Аристотелю, знать его случайные свойства и признаки. Знать же, что есть данный предмет, значит знать его существо. Например: человек бел – человек есть живое существо.

[2] Здесь речь идет не о сказуемом, а о существовании подлежащего.

ГЛАВА ВТОРАЯ

(Значение среднего термина в каждом исследовании)

Следовательно, это и именно в таком количестве есть то, что мы ищем и что мы знаем после того, как мы его нашли. Когда мы спрашиваем о том, есть ли (вещь) (такая-то) или есть ли (она) вообще, то мы спрашиваем, есть ли для нее средний (термин) или нет. Когда же мы узнали либо в частности, либо вообще, что (данная вещь) есть (такая-то) или есть ли она, и когда мы спрашиваем далее, почему она есть или что (именно) она есть, тогда мы спрашиваем, что же (именно, есть средний (термин). Я понимаю (под выражением) "что есть" (такая-то вещь) или "есть ли" она (в частности или вообще) следующее: в частности - (когда я, например, спрашиваю), на ущербе ли луна или она прибывает, ибо в таких (случаях) мы спрашиваем, является ли что-то (таким-то) или нет. Вообще же - (когда я спрашиваю), есть ли луна или нет, или есть ли ночь или нет. Таким образом, во всех (подобного рода) вопросах (дело) сводится к тому, что спрашивают, есть ли средний (термин) или что есть средний (термин). Ибо причина есть средний (термин), о ней же и спрашивается во всех (случаях), например, происходит ли затмение? Есть ли этому какая-нибудь причина или нет? После этого, когда мы узнали, что есть какая-то (причина), мы спрашиваем: что же (именно) она есть? Ибо причина того, почему (нечто) есть не это или это, а (некоторая) сущность вообще, или (почему нечто есть) не вообще, но что-то из того, что присуще само по себе или случайно, - (причина всего этого) представляет собой средний (термин). Я говорю "вообще", (имея в виду) подлежащее, например: луну, или землю, или солнце, или треугольник; я говорю "что-то", (имея в виду), например, затмение, равенство, неравенство [1], (и я спрашиваю), входят ли они в средний (термин) или нет? Ибо во всех этих (случаях) очевидно, что (вопрос о том), что есть, тождествен (с вопросом о том), почему есть. Что такое затмение луны? Лишение луны света вследствие расположения земли (между ней и солнцем). Почему происходит затмение? или почему луна затмевается? Потому что свет заслоняет земля, находящаяся между луной (и солнцем). Что такое созвучие? Соотношение чисел в высоких и низких (тонах). Почему созвучны высокое и низкое? Потому что высокое и низкое находятся между собой в некотором числовом отношении. Могут ли быть созвучными высокое и низкое, или, что то же, есть ли между ними (надлежащее) числовое отношение? Если же предположить, что (такое отношение) имеется, (то спрашивается): каково же именно это отношение?

Что это есть вопрос о среднем (термине) [2], это становится ясным из тех (случаев), где средний (термин) есть нечто чувственно воспринимаемое. В самом деле, мы спрашиваем, например, есть ли лунное затмение или нет тогда, когда мы не воспринимаем его чувственно. Если бы мы находились на луне, то мы не спрашивали бы ни о том, происходит ли затмение, ни о том, почему оно происходит, а (это) нам сразу было бы ясно. Ибо тогда из чувственного восприятия мы имели бы и знание общего. Ведь чувственно воспринимается, что земля находится теперь между луной (и солнцем), и потому ясно, что теперь происходит (лунное) затмение, а отсюда возникает (представление) общего.

Таким образом, как сказано, знать, что (именно) есть, и знать, почему есть, означает одно и то же. А это (так), или когда (речь идет о вещи) вообще [3], а не о чем-то из присущего, или когда (речь идет именно, о чем-то из присущего [4], как, например, что (сумма) углов (треугольника равна) двум прямым или что (нечто) больше или меньше.

[1] Речь идет о сказуемых.

[2] О причине.

[3] Когда речь идет о подлежащем.

[4] Когда речь идет о сказуемом, выражающем существо вещи.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

(Отношение определения к доказательству)

Итак, ясно, что во всяком исследовании стоит вопрос о среднем (термине).

Но как доказывается то, что (именно) есть (данная вещь) и каков способ сведения [1] и что такое определение, и что может быть определено, - об этом мы скажем (теперь), разрешив сначала (некоторые) сомнения относительно них. Началом же предстоящего (исследования) пусть будет вопрос, больше всего связанный с предыдущими рассуждениями, именно вопрос: возможно ли одно и то же и в отношении одного и того же знать как посредством определения, так и посредством доказательства? Или это невозможно? Ибо определение, по-видимому, есть обозначение того, что есть (данная вещь). Но все, что обозначает, что (она) есть, есть общее и утвердительное, между тем как силлогизмы бывают и с отрицательными и с не общими (заключениями), как, например, (заключения) по второй фигуре - все отрицательные, а по третьей - не общие. Далее, не для всех утвердительных (заключений) первой фигуры имеется определение, например, для (заключения), что всякий треугольник имеет (углы), равные (в сумме) двум прямым. Основанием для этого является то, что знать доказуемое значит иметь доказательство (его). Так что если для таких (положений) есть доказательство, то ясно, что для них не может быть также и определения, в противном случае можно было бы иметь знание на основании (одного только) определения, не имея доказательства, ибо ничто не мешает иметь (определение), не имея в то же время доказательства. Достаточную достоверность дает также индукция, ибо мы никогда из определения не знаем ни о том, что присуще само по себе [2], ни о случайном. Далее, если определение есть некое объяснение сущности, то ясно ведь, что то, (что доказывается), не есть сущность.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.