Транзит на счастье

Рой Хелен

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Транзит на счастье (Рой Хелен)

Рой Хелен

Транзит на счастье.

Ночь и тишина, данная навек.

Дождь, а может быть падает снег.

Всё равно, бесконечной надеждой согрет,

Я вдали вижу город, которого нет.

Где легко найти страннику приют.

Где наверняка помнят и ждут.

День за днём, то теряя, то путая след,

Я иду в этот город, которого нет.

Там для меня горит очаг,

Как вечный знак забытых истин.

Мне до него последний шаг,

И этот шаг длиннее жизни.

Кто ответит мне, что судьбой дано?

Пусть об этом знать не суждено.

Может быть, за порогом растраченных лет

Я найду этот город, которого нет.

(Игорь Корнелюк - "Город которого нет")

ПРОЛОГ

Угнетающая тишина стояла в пустом кабинете. Вот уже в который раз Александра брала холодными онемевшими пальцами чистый лист бумаги, придвигала к себе и вновь отодвигала. Она встала из-за стола и обняв себя руками сделала несколько шагов по направлению к дверям. Этот белый клочок бумаги должен был стать спасением одной жизнь, при этом загубив другую. И чем отчётливей Сашка это понимала, тем страшнее ей становилось, а сердце сжималось от чувства вины и крайней безысходности положения. Если бы не та случайная встреча, произошедшая десять лет назад, повернувшая всю жизнь в другое русло, то возможно сейчас бы она не стояла перед таким трудным выбором. Сколько раз Князева проклинала тот день, когда встретила Тимура Зарубина! Резвый по-своему отблагодарил за спасение своей жизни - забрал у неё двух самых близких и любимых людей. Но ему показалось и этого мало и теперь он хочет отнять то последнее, что ещё осталось, поставив её перед таким тяжёлым выбором.

Боже как она его ненавидит или всё-таки не смотря ни на что любит? Тогда это сумасшедшая, не правильная любовь, её не должно быть! Со временем ничего не забудется, а станет только больнее. И цена за всё будет слишком высокой...

Девушка грустно усмехнулась, посмотрела в окно, за которым всего в нескольких метрах красовался осенний парк. Воспоминания, связанные с этой аллеей нахлынули волной тоски и одиночества. Перед глазами возникло лицо Виктора. Она знала это лицо наизусть. Не подымая век в своём тумане воспоминаний, снова и снова любовалась им - вот движение сведённых бровей, вызванное не пониманием, а вот изгиб рта... Александра почувствовала, как учащённо забилось её сердце, кровь быстро понеслась по венам, во рту сделалось сухо...

Она помнила всё очень отчётливо, каким он был в тот день - его синие глаза напоминающие море и становившиеся ещё темнее от страсти. Да, она хорошо помнила силу его рук, жаркие поцелуи... Но вот чёрный туман поглощает любимого и на его месте возникает новый образ не менее дорогой и желанный - Олег. С ним всё было по-другому. Не было нежности но была бешеная страсть, сжигавшая дотла. Она так сильно любила обоих...

Зазвеневший телефон, растопил остатки воспоминаний. Александра медленно повернулась к столу, потянула руку к трубке, но тут же её отдёрнула. Новая трель звонка. Она точно знала, что это Тимур.

- Да, - коротко бросила Князева, сняв трубку.

- Ты решила?

Девушка отчётливо слышала его дыхание, словно Резвый присутствовал здесь, в этом кабинете.

- Да... решила...

- И?

- Я согласна.

- Вот и молодец, - бросил он последние слова и в трубки послышались длинные гудки отбоя.

Александра, с лицом белым как мел, села на стул. Её руки бессильно упали на колени. Она увидела, как на листок бумаги упала непрошеная одинокая слеза. Взяла ручку и быстро, чтобы вдруг не передумать стала писать заявление.

ЧАСТЬ 1. Виктор.

ГЛАВА 1.

Холодный ветер пронизывал до костей, швыряя в лицо мокрый снег. Прохожие натягивали на лицо капюшоны, пытаясь укрыться от непогоды.

Невысокая худенькая девочка-подросток остановилась у пустой витрины гастрономического магазина. Холод сотрясал её хрупкое тельце, одетое в старое клетчатое пальто. Такие мелочи как капризы ранней весны её мало волновали. Она, как в прочем и всегда не спешила домой, а прижавшись к стеклу, переминаясь с ноги на ногу, стараясь хоть как-то согреться, с нескрываемым интересом вглядывалась в торговый зал заполненный людьми. Ей нравилось наблюдать за посетителями "Иртоны". Сашка представляла себе: что когда-нибудь - когда она вырастет, получит первую зарплату и придёт сюда, то непременно купит килограмм сосисок на талоны, нет лучше два, и устроит себе настоящий праздник. В животе громко заурчало.

- Опять голодная?
- послышался за спиной приятный женский голос.

- Да нет тёть Варь, я ела, - повернувшись к женщине, нахмурившись, ответила Сашка.
- Честное слово, ела, - ей не нравилось когда её жалели, а это происходило постоянно. Вечно пьяным отцу и матери не было никакого дела до голодного ребёнка. Соседи сочувствовали девочке, подкармливали, отдавали ненужные вещи. В такой ситуации Александра чувствовала себя унизительно.

- Можешь мне не врать! Родители, снова все талоны пропили? Пойдем, накормлю. Я сегодня сварила борщ на свиной косточки, - Варвара Тимофеевна взяла девочку за холодную руку и повела в сторону дома, нее обращая внимания на её сопротивление.
- Мы с тобой мясо из супа вытащим и мелко нарежем, а потом в макароны. Вот и второе будет и на ужин останется.

При одном упоминании о макаронах, Александра поморщилась, она их ненавидела. А как могло быть иначе, если кроме пресловутых этих самых макарон в доме Князевых ничего было есть.

- Тёть Варь, а сосиски у вас есть?

Ответить соседка не успела, её перебил пьяный окрик отца свисающего с балкона:

- Сашка! Ну-ка живо домой. Опять побиралась по соседям?

Девочка оглянулась: она даже и не заметила, как они оказались во дворе.

- Тёть Варь я лучше пойду, - как-то растеряно с испугом пробормотала Александра, пятясь к подъезду.

- Князев совесть имей! Ты ребенка, когда в последний раз кормил?
- взвилась Варвара Тимофеевна.
- Посмотри, какая она у тебя худая! Одни кости...

- Тёть Варь не надо... сейчас хуже будет, - девочка попыталась остановить соседку.

- Не твоё дело курва старая!
- заорал в ответ Пётр.
- Иди куда шла! Не нужны нам твои подачки.

Женщина растеряно пожала плечами, махнула рукой, а Сашка побежала домой.

Быстро поднялась по ступенькам, открыла дверь, включила в прихожей свет. Сняв мокрые сапоги и пальто, перешагивая через мусор и пустые бутылки, оставшиеся после вчерашней пьяной гулянки, прошла на кухню.

В холодильнике как всегда было шаром покати, Сашка захлопнула дверцу и посмотрела на мать, та сидела за столом заставленным грязными чашками и блюдцами с окурками, по середине этой "красоты" стояла полупустая бутылка портвейна. Женщина затянулась сигаретой, скинула пепел на пол. Девочка села рядом с ней на табуретку, спрятав ноги с зашитыми колготками под сиденье.

- А, - протянула Анна пьяным голосом.
- Александра. Давай, выпей с нами на дорожку.

Она потянулась к бутылке портвейна, зацепив рукавом халата блюдце с окурками. Оно с грохотом упало на пол.

- Ну и чёрт с ним! Са...шка теперь мы заживем, знаешь как?
- мечтательно сказала женщина, довольно улыбнувшись, прикрыв глаза.
- У нас будет всё. Всё!

В этот момент в дверь позвонили. Через минуту на кухне появился отец Александры в сопровождении незнакомого мужчины.

- Сашка это дядя Костя. Ты некоторое время поживёшь у него, - дыхнул Князев на дочку перегаром, нависая над ней.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.