Басмачи

Алферов Алексей Степанович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Басмачи (Алферов Алексей)

Служил в Ташкенте техником один парень, звали его Юсуф. Был он парень тихий, простоватый, но служил исправно. В то лето проболел Юсуф два месяца лихорадкой, наконец поправился и пришел к себе на службу.

Там ему обрадовались, людей было мало — кто в армии был, а кто на железнодорожной линии.

— Вот, — говорят, — молодец, что пришел. Нам как раз нужно отправить на постройку плотины, на Сыр-Дарью, вагон материалов и провизии. Ты хоть парень смирный, да свой. А дело нехитрое. Мы тебе и документы дадим, и провожатые уже готовы, на станции сидят. Поедешь? — спрашивают.

— Поеду, — говорит Юсуф. — Дело пустяковое.

Сунули ему в руки пачку разных ордеров, мандатов.

Перекинул Юсуф через плечо карабин, к одному боку прицепил наган, к другому ручную гранату, положил в карман документы.

— Прощайте, — говорит. — Сегодня вечером еду.

И не заходя домой, пошел на станцию.

На станции он долго ходил по рельсам, отыскивая свой вагон. Наконец, нашел его далеко в тупике и заглянул в открытую дверь.

Одна половина вагона была занята какими-то ящиками и мешками с мукой.

С другой стороны были нары и загородка, в которой жались с десяток овец.

В вагоне он увидел пятерых человек в военной форме. Видно, это и были провожатые.

Один из них сидел на полу посреди вагона и хлебал что-то из котелка. Другой, стоя на четвереньках возле загородки, бодался с бараном.

Еще двое, обливаясь слезами, выдавливали друг у друга на носах угри. А пятый лежал на нарах и тренькал на балалайке.

«Э-э, да они свойские ребята», — подумал Юсуф, влезая в вагон. — Здорово, товарищи!

— Здорово, — сказали караульщики, не оставляя своих занятий.

— Это вы и есть провожатые? — спросил Юсуф.

Те молча кивнули головами.

— А давно вы здесь сидите?

— Да вот со вчерашнего дня. Как погрузили вагон, так и сидим. Какого-то уполномоченного ждем.

— Все его, халяву, дожидаемся, — поддакнул хлебавший из котелка.

— Я и есть тот уполномоченный, — сказал Юсуф, спокойно усаживаясь на нары.

Вечером к составу, который формировался тут же, на станции, прицепили вагон Юсуфа, и ночью поезд тронулся. Обычно, до места, куда они ехали, было двое суток езды, но теперь поезд шел вот уж третий день, а проехали только треть пути. Подвигались медленно и подолгу стояли на каждой станции.

Часто у паровоза не хватало топлива, и кондуктора заставляли пассажиров пилить на дрова старые шпалы. А то комендант станции задерживал поезд, потому что впереди басмачи разобрали рельсы. [1]

На четвертый день перестали встречаться населенные места и по обеим сторонам дороги залегла жаркая, сухостойная степь.

Станции стояли редко, далеко одна от другой. За весь день проехали только два пролета и остановились на каком-то полустанке. Стояли долго.

Юсуф с товарищами развели тут же, между рельсами, огонь, вскипятили чай и поужинали. А поезд все не двигался, неизвестно почему.

Наконец, вдоль вагонов прошел проводник с фонарем в руках и сказал, что с паровозом неладно, и верно будут стоять всю ночь.

Стали укладываться спать.

Товарищи, как улеглись, сейчас же и захрапели на разные голоса. А Юсуф лежит между ними на нарах, ворочается, никак уснуть не может. В вагоне жара, вонь от овец, духота такая, что виски ломит.

«Дай, — думает Юсуф, — пойду спать на крышу. Все же там прохладнее».

Встал он, снял с гвоздя шинель, вынул из кармана наган, бумажник с документами, сунул все это на нары в изголовье, захватил шинель под руку и тихонько спрыгнул на землю. Хотел Юсуф влезть на свой вагон, да у него вагон простой, товарный, влезть трудно, да и крыша покатая — скатиться можно. А соседний вагон американский, с лесенкой на крышу. Взобрался Юсуф по этой лесенке, разостлал шинель. Попробовал лечь — удобно. С одной стороны перила, с другой труба какая-то — лежишь, как в люльке.

На крыше прохладно, воздух чистый, и со степи ветерок свежий налетает.

А вверху небо темное, темное — чернее степи. И звезды большие, как кружки овечьего сыра.

Юсуф устроился поудобнее, натянул на подбородок полу шинели и в первый раз за свою поездку крепко уснул.

Проснулся он поздно. Солнце уже высоко стояло над степью и было жарко. Открыл Юсуф глаза — видит, случилось с ним что-то странное. Вчера, когда он влезал на крышу, вагон стоял как раз против станции, а теперь торчит перед ним какой-то сарай. Вчера за его вагоном было еще несколько вагонов, а теперь там пусто, и теплушки его — нет. Огляделся вокруг — видит: стоит вагон один, отцепленный, на запасном пути, и поезда нигде не видно.

«Вот так штука, — подумал Юсуф, почесывая затылок. — Это значит, пока я спал, отцепили мой вагон, а другие угнали. Верно басмачи… И чорт меня дернул лезть на эту крышу. Спал бы спокойно в своем вагоне. Теперь придется выкручиваться».

Слез он на землю, накинул на плечи шинель и пошел на станцию.

Станция была маленькая, крашеная изнутри и снаружи серой масляной краской.

Перед нею платформа деревянная, сажень в десять длиною, дальше — стрелки и семафор, а кругом степь, холмы песчаные и нигде ни одного домика.

Вышел на платформу человек в красной шапке, остановился важно возле колокола, куда-то через рельсы смотрит, руки за спиной держит, ключами поигрывает.

Подошел к нему Юсуф, поздоровался, рассказал про свою беду.

— Как же так, — спрашивает начальник, — вы, лежа на крыше, ничего не слыхали? А ну-ка, — говорит, — предъявите ваши документы.

Полез Юсуф в карман — пусто. И тут только он вспомнил, что оставил бумажник возле товарищей на нарах.

Запахнул он шинель.

— Нет, — говорит, — у меня документов. В вагоне забыл.

Нахмурился начальник:

— Ну, вот видите, как вам верить, если у вас и документов нет. Придется ждать следующего поезда. Как-нибудь туда вас устрою.

— Как же мне ждать, — воскликнул Юсуф, — у меня с собой ни денег, ни провизии!

— Ну, уж это ваше дело, — сказал начальник и, повернувшись, ушел к себе в комнату.

Хотел Юсуф спросить, что случилось с его поездом, да не обернулся начальник, захлопнул дверь и запер на ключ.

Целый день просидел Юсуф на станции.

В степи жарко. Тишина. Все неподвижно.

Земля высохла, потрескалась на солнце, кое-где травка чахлая кустиками, и в ней кузнечики стрекочут. Вокруг ни души. Хочется есть Юсуфу, а особенно пить.

В полдень вышел на платформу старик стрелочник. Шел он с ведерком мазута смазывать семафор.

Попросил у него Юсуф напиться.

Оказалось, вода на станции привозная. Доставляют ее поездом за сто верст. Подвел старик Юсуфа к цистерне. Припал он ртом к крану, пьет, вода теплая, мутная, отдает ржавчиной.

После воды еще больше захотелось есть Юсуфу.

— А что, дедушка, — спросил он, — нет ли тут поблизости селения, где можно хлеба достать?

— Селенья-то, как бы сказать, и нет, — отвечал старик, присаживаясь в тени под цистерной. — А есть аул киргизский, большой, хороший аул.

— Где ж на него дорога? — спросил Юсуф.

— Какая в степи дорога, — усмехнулся стрелочник. — Иди все прямо, на вон тот курган, от кургана возьмешь чуть правее, пройдешь верст пяток, будет пригорок, а с него уж и аул видать. А тебе зачем туда нужно? — спросил он.

— Да вот, — сказал Юсуф, — хочу за хлебом сходить.

— Ой, не ходи, малый, убьют! — сказал старик. — Здесь басмачей полно. Понаехали целыми шайками — никому проходу не дают.

— А как же вы живете? — спросил Юсуф.

— Эх, товарищ, — вздохнул старик. — Житье наше горькое, на станции сидим и то трусимся, а вдруг наедут басмачи.

— А не знаешь ты, — спросил Юсуф, — что с поездом моим случилось?

— Да что с поездом, поезд — ничего, обошлось кое-как, починили помаленьку, только люди перепугались. Ну да теперь он уж далеко ушел — наверстает, — сказал старик и заковылял к семафору.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.