Изоляция Застолья

Константинов Евгений Михайлович

Серия: Пограничные возможности [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Изоляция Застолья (Константинов Евгений)

«Дружище! Вокруг моего острова создай большое зеро. И лодку, чтобы ловить рыбу… – закрывшись в ванной комнате, Серега Костиков читал через увеличительное стекло очередное послание Владислава Мохова, написанное в тетрадке величиной с ноготь большого пальца…

– Без фруктового сада обойдусь. Но к моему острову должен примыкать пляж, можно тот, что уже есть в Застолье. Если пообещаешь все это сделать, назову кодовое слово. По нему получишь у известного тебе мужика ключ от моей потаенной квартиры.

Она – на Сретенке, в соседнем подъезде моего дома. Двухкомнатная. Через стену – моя офиц. кв., в которую есть замаскир. дверь. Приватизирована, коммун. усл. перечисляются со спец. счета.

Как только переправишь в нее Застолье и сделаешь для меня остров и все остальное, я назову код еще одной банковской карточки, с которой можно снять деньги. Решай быстрее. Полагаюсь на твое слово, которое ты всегда держишь!

Это мое послание сразу сотри, нет, лучше страничку вырви. Не светись с мобильником.

Твой друг, Влад».

Что и говорить, очень даже неплохой вариант предлагал Сереге его уменьшившийся до размера мизинца приятель. С тех пор, как инкассатор Сергей Костиков, увлекающийся лепкой из пластилина, обнаружил в себе чудесную способность «оживлять» созданные собственными руками миниатюрные творения, прошел почти месяц.

А началось все с композиции «Застолье», в которой два пластилиновых мужчины и одна женщина вдруг начали двигаться. Серега не мог слышать, что говорят живчики, но, общаясь с ними языком жестов, стал лепить для них продукты, предметы обихода, комнаты для каждого и тоже все это «оживлять».

Как же интересно было наблюдать за поведением живчиков! Свою тайну он открыл лишь Владу Мохову – владельцу московского ресторана и миллионеру. Восхищенный увиденным, тот надавал скульптору кучу советов: расширить композицию; добавить в нее новых живчиков; чтобы они сами себя обеспечивали продуктами, слепить корову, свиней, кур, огород, фруктовый сад. У Сергея все получилось, но он никак не ожидал, что Мохов задумает сделать на его таланте «пластилиновый» бизнес.

Затею миллионера он не поддержал, и тогда упрямый Влад Мохов начал его шантажировать, за горло взял. Но, как говорится, за что боролся, на то и напоролся: вместе с послушными своему создателю живчиками, скульптор «подставил» Мохова, который уменьшился и оказался на территории Застолья.

Многое случилось с московским инкассатором Сергеем Костиковым всего за несколько весенних дней. И влюбиться он успел, и потерять свою любовь; и копию самого себя слепил из пластилина, а потом оживил; и инкассаторскую машину, на которой Серега работал, ограбили, водителя убили, напарника тяжело ранили; но, благодаря живчикам Костиков помог следователю Клюеву, который вел это дело, найти и грабителей, и похищенные ценности…

Очень сильно изменилась жизнь Сереги Костикова, благодаря пластилиновому хобби и откуда ни возьмись появившейся способности к оживлению своих творений. Разросшаяся композиция «Застолье» с шестнадцатью живчиками стала занимать большую половину обеденного стола и, хоть и разбиралась на отдельные платформочки, с трудом помещалась в нижнее отделение серванта. Он же планировал еще больше увеличить ее пространство и добавить в Застолье новых персонажей. Вот только в его однокомнатной квартире сделать это было проблематично.

Серега продолжал лепить, не имея возможности противиться потоку фантазии. Да и пальцы того требовали. Но пока что он сознательно старался сделать что-то, не требующееся композиции Застолье. Слепил участок железной дороги – со шпалами и рельсами, и с положившей на рельсы голову девушкой – якобы это Анна Каренина. А потом не удержался и добавил хулиганистости – пристроил сзади к самоубийце похотливого мужика, мол, ей-то все равно помирать, почему бы напоследок не порадовать проходившего мимо грибника. Назвал композицию «Анна Каренина и находчивый грибник».

Слепил Серега и деревенский туалет, а рядом с ним – пьяного писающего парня. Зайти в туалет парень постеснялся, потому что в нем была кошка, выгонять которую он не стал. Еще одна композиция получила название «Пошла Дуня за водой». Здесь в центре был опять-таки деревенский колодец, в котором девушка в сарафане собралась набрать воду, и как раз в это время к ней сзади подскочил добрый молодец, задрал сарафан и… В общем, хулиганские композиции лепил Серега Костиков. Для души. Застолье – другое дело. К Застолью он пока ничего добавлять не спешил – места не хватало.

В принципе, можно было бы, отказывая в жизненном пространстве себе самому, приобрести еще один стол и развернуть композицию Застолье вширь и длину. Но посвящать его кого-либо в тайну живчиков скульптор не собирался, впрочем, как не собирался становиться отшельником и не пускать к себе домой друзей и знакомых, которых у Сереги Костикова было много – другой бы позавидовал.

Он поддерживал отношения с друзьями школьными и армейскими, с друзьями по даче в Подмосковье и с троюродными братьями, а уж, сколько было просто хороших знакомых среди рыболовов и охотников – и не сосчитать.

Вот и сегодня к Костикову нагрянули сразу трое друзей-приятелей – приехали навестить больного. Серега сильно простыл в тот самый день, когда помогал капитану милиции Клюеву в разоблачении грабителей инкассаторов. Одним из гостей как раз и был Юрий Борисович Клюев, приехавший к нему домой в Коньково вместе с их общим знакомым Игорем Акимовым, который работал в рыболовном журнале и писал книги. Третьим гостем был тоже рыболов и охотник Максим, работающий в солидном страховом учреждении.

Гостей Костиков сегодня не ждал, как раз наоборот – собирался в одиночестве понаблюдать за жизнью в Застолье. Проснувшись и попив чайку, скульптор одну за другой выставил платформочки на стол и собрал композицию воедино, когда раздался телефонный звонок. Старый приятель Игорь Акимов, узнав, что Серега дома один и никого не ждет, даже не спрашивая приглашения, пообещал вскорости навестить «болезного».

Пришлось в спешном порядке убирать Застолье обратно в сервант, но прежде, обратив внимание на настойчивые призывы уменьшенного Мохова, Серега забрал у него крохотную тетрадь, с помощью которой они общались. Сразу прочитать послание скульптор не успел, – позвонил Максим, сказал, что у него есть к нему дельце, но это потом, а сначала с жаром принялся рассказывать, как поохотился в прошедшие выходные. Серега его прервал, мол, по телефону подробности охоты слушать не в кайф, а дельце обсуждать – тем более не стоит. И раз уж к нему едет Игорь Акимов, тоже охотник, пусть приезжает и он.

Оказалось, что Игорь заявился не один, а с Клюевым. Максим тоже не заставил себя долго ждать. Пока гости накрывали на стол, Серега все-таки уединился в ванной комнате, чтобы прочитать полторы странички, написанные Владом. Как знал приятель, что предложение по поводу потаенной квартиры очень актуально…

– Сколько тебя можно ждать, Шуба! – воскликнул Игорь, когда Серега вернулся в комнату, где стол, недавно освобожденный от композиции «Застолье», оказался заставлен тарелками с закуской, бутылками и наполненными стаканчиками. – Борисыч совсем нас заинтриговал в плане твоих подвигов. Говорит, расскажет только в твоем присутствии, как ты грабителей вычислил.

– Никого я не вычислял, – нахмурился Костиков. Не дай бог, капитан растрезвонил, что преступление было раскрыто исключительно благодаря устроенному им «эксперименту» с участием живчиков.

– «Вычислил» – на самом деле слово неверное, – Борисыч незаметно для других подмигнул Сереге, мол, не волнуйся, все в порядке. – На самом деле Шуба не вычислил, а включил свою память. Начальник нашего РУВД подполковник Заводнов сильный психолог. Мы с ним сюда приехали, Завод провел коротенькую беседу с наводящими вопросами, и Шуба вдруг все вспомнил. Он ведь после полученного удара по затылку и падения потерял сознание всего на несколько мгновений. Некоторое время не мог двигаться, зато все видел и узнал убийцу, которым оказался зам. начальника инкассации Лисавин.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.