Фол последней надежды

Морозова Екатерина Владимировна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Фол последней надежды (Морозова Екатерина)

Annotation

Коварный братец точно знает, что нужно его сестре. Вот и Иван Бойцов в своих интересах организовал поход на футбольный матч для родной сестрёнки. Но даже если девушку не интересует футбол, то это не мешает ей влюбиться в перспективного футболиста. Только вот чем всё это для Нины закончится ?

Коварный братец точно знает, что нужно его сестре. Вот и Иван Бойцов в своих интересах организовал поход на футбольный матч для родной сестрёнки. Но д аже если девушку не интересует футбол, то это не мешает ей влюбиться в перспективного футболиста. Только вот чем всё это для Нины закончится?

Фол последней надежды.

Я стояла в своей комнате перед зеркалом во весь рост, разглядывая ужасные синяки на ногах, оставшиеся после моделирующего массажа. Это всё Сонька виновата! "Твои нижние конечности станут лучшими ногами в истории человечества", "Кожа станет упругой, как попка младенца!" - передразнивала я подругу в зеркало, корча морды своему отражению, как невоспитанная дикая обезьяна. Адские муки от сильных рук опытного престарелого массажиста пока не принесли своих плодов красоты, оставив хозяйке конечностей лишь кровоподтеки да гематомы. Теперь ни шорт не одеть, ни короткой юбки, а ведь на улице жара, какой свет еще не видывал. Может замазать синяки тональным кремом? На худой конец, по ночам буду гулять, чтобы не подумали, что сородичи избивают меня в четырех стенах нашей квартиры.

- Ну, сестрец, у тебя и ноги! Кто тебя так?
- присвистнул брат, зашедший в комнату.

- Красота требует жертв, - попыталась я оправдать ужасные пятна, покрывающие загорелую кожу.

Взяв с полки тюбик тонального крема с корректирующим эффектом, я начала упорно втирать эмульсию в синеватые пятна на коже. Однако, вместо ожидаемых перемен в лучшую сторону, я получила лишь серые пятна вместо синих, просвечивающих сквозь толстый слой основы для макияжа.

- Не слышал, чтобы в моду вводили телесные повреждения, - ёрничал противный брательник.

- Ты отстал от современных тенденций, деревня!
- поддразнила я Ваньку, который совершенно не отреагировал на мою дерзость.

- И для кого ты так стараешься, жертва моды?
- поинтересовался он.
- Парня у тебя всё равно нет.

- Как же он появится, если ноги с "апельсиновой коркой"?

- Надо меньше булок есть, и пирожных, которые ты можешь пачками уплетать, вместе с обёрткой, - заржал Иван.

- Ну, ты то у нас, конечно, эталон мужской красоты, - я окинула оценивающим взглядом худощавую фигуру старшего брата.

Делала я это скорее из вредности, поскольку кроме премерзкого характера, брат обладал смазливой наружностью и безупречным чувством стиля.

- Зато девушкам я нравлюсь, - показал язык несносный брат.

- А меня девушки не интересуют, если бы ты знал, - так и хотелось его стукнуть по голове, украшенной копной каштановых волнистых волос.

Вот так всегда. Ему досталось от родителей самое лучшее: густые волосы и зеленые глаза, в то время как меня природа одарила лишь тонкими пшеничными прядями, разлетающимися от любого порыва ветерка, и серыми глазами, которые всегда казались мне невзрачными. Для создания образа "воздушной небожительницы", приходилось постоянно худеть, чтобы не казаться огромной печёной ватрушкой, украшенной жидкой прической и незаметным цветом глаз.

- Ладно, Нинель. Забудем старые обиды, - предложил Ваня.
- У меня к тебе есть предложение.

- Если хочешь подмазаться, перестань называть меня Нинель. Меня это дико раздражает!
- я начинала злиться из-за не желающих исчезать под тоннами крема синяков и брата, пребывающего в своем вечном репертуаре "молодого ретивого самца", рассыпающегося в собственноручно придуманных словечках и именах.

- Нин, ну хватит тебе. Не я же одарил тебя синяками!
- возмутился Иван. Успокоившись, он примирительным тоном огласил своё, казавшееся ему заманчивым, предложение: - Завтра игра Премьер-Лиги. Я в очереди вчера шесть часов простоял за билетами!
- совесть Ваньку никогда не мучала, поскольку сам он отстоял в огромной очереди меньше часа, остальное время "простоя" оплатив нашему кузену, охотливому до денег, который, получив своё вознаграждение, с удовольствием потолкался среди футбольных фанатов еще пять часов подряд.
- Мы завтра с Лариской на футбол идем.

- Ну, а от меня-то ты чего хочешь?
- никак не могла я понять брата.

- Чтобы ты с нами пошла.

- Зачем?
- совсем обалдела я от предложения Ваньки, прекрасно осведомленного, что не сыскать человека, меньше соображающего в футболе, чем я. Мои предпочтения в светских развлечениях ограничивались походами в кино, театр, и иногда в ночной клуб. Что до футбола, то мне было абсолютно параллельно на пытающихся отнять у друг друга мячик, в течение девяноста минут, мужчин.

- Так с нами еще Витёк пойдет...
- промямлил брат, знающий, какая реакция за этим последует.

Мой любимый предприимчивый брат всегда искал выгоду во всём. Он использовал любой шанс для достижения внезапно возникающей в его голове очередной цели. Виктор Бобров не был исключением. Поскольку друг Вани был давно и безответно в меня влюблен, я догадывалась, что брату что-то понадобилось от несчастного Боброва, ради чего он готов был помучить и друга, и сестру.

- Сдурел?
- одарила я брата всего одним словом.

- Я лучшие места взял, будешь сидеть, как королева. Да ты знаешь, что половина города готова поубивать друг друга за такие места?
- словоохотливый брат в карман за словом не лез.

- Нет, нет и нет, - порезала я на куски мечту брата.
- Что тебе от Боброва на этот раз потребовалось?
- хоть я была и зла, но любопытство распирало меня изнутри.

- Его родители прикупили двухэтажный домик в сосновом бору. Хочу Лариску отвезти туда на выходные. Речка, ёлки, романтика!
- размечтался брат.

- И из-за этой ерунды я должна тащиться с тобой на футбол и отвязываться от приставаний Боброва?
- я возмущенно посмотрела на брата, пытаясь отыскать в нем хотя бы зачатки совести.

- Нет, ты не должна отвязываться от его приставаний, иначе он не позволит мне взять ключи от его дома, - глядя на Ваню, я поняла, что совесть вымерла вместе с мамонтами в доисторические времена.

- Кусок идиота, - не выдержала я, обратившись к вконец обнаглевшему брату.
- Неужели ты думаешь, что я на это соглашусь?

- Ниночка, я сделаю для тебя всё, что ты хочешь, - принялся причитать коварный Ванька.
- Я буду твоим рабом на все выходные!

А вот это предложение показалось мне чересчур заманчивым.

- На все, на все?

- На все!

- И комнату мою уберешь?
- я начинала радоваться всё больше.

- Уберу, - понуро опустил голову брат, соглашаясь на все мои условия.

- И все мои желания будешь исполнять?
- от такой перспективы я даже забыла о синих ногах.

- Буду, - похоже, эти выходные и впрямь были очень важны для братца.

- По рукам. С восьми утра субботы до полуночи воскресенья ты мой раб!
- я потерла руку об руку, замышляя, как с толком использовать такой прекрасный шанс.

Ванька застонал и, вставая со стула, горестно произнес:

- Ну, ты и нахалка, Нина. Рабовладельчество давно отменили.

- Ты сам предложил, - глумилась я над выходящим из комнаты братом.

- Еще и билет ей купил, на лучшее место на стадионе, - донеслось до меня из коридора.

- На место губернатора что ли?
- но Ваня меня уже не слышал, надеясь заполучить желанные ключики на все выходные.

* * *

- Спасибо, что откликнулись на нашу вакансию. Мы внимательно изучим информацию о Вашем профессиональном опыте и знаниях, после чего непременно свяжемся с Вами, - обратилась ко мне ухоженная женщина сорока лет, чересчур утянутая темным брючном костюмом.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.