Дополнительные рассказы

Чейз Эмма

Серия: Все запутано [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дополнительные рассказы (Чейз Эмма)

Эмма Чейз

Дополнительные рассказы

* Сучки наносят ответный удар (POV Кейт)

* Медовому месяцу конец! (POV Дрю)

Сучки наносят ответный удар

Мужчины любят Звездные Воины. И совсем не так, как женщины любят Титаник или Дневник Памяти — я плачу всякий раз, как их смотрю. Но Звездные Воины для мужчин — это нечто иное. Это не просто развлечение.

Они в них верят.

Это их путеводитель, их Библия. Другими словами, все секреты жизни можно найти в фильмах Джорджа Лукаса. По крайней мере, первые три. По мнению Дрю, последние три «лижут задницу».

Сейчас мы смотрим Империя Наносит Ответный Удар.

Дрю и я живем вместе уже чуть больше месяца. Но, кажется, что уже гораздо больше. Знаете, когда вы осветляете свои волосы? И через день-два вы уже не помните, как они выглядели до этого? Уже не можете себе представить, что когда-то ваши волосы не были такими живыми, не с таким насыщенным цветом? Очень похоже на это.

Вот мы где — лежим на полу, в куче подушек и одеял, поедаем попкорн — пока Хана Соло собираются вот-вот заморозить в карбоните. О, здесь и Маккензи тоже. Александр и Стивен попросили приглядеть нас за ней сегодня днем.

— Я этого не понимаю.

Дрю не отводит глаз от плазмы.

— Чего ты не понимаешь?

Я сажусь и объясняю.

— Человек вот-вот собирается умереть, а женщина, которую он все это время любил, говорит ему, что любит его — и что он отвечает? Что это за реплика такая?

Дрю выглядит по-настоящему шокированным.

— Эмм… самая лучшая за всю историю кинематографа?

— Почему он просто не сказал, что тоже ее любит?

Он садится, чтобы полностью сосредоточить свое внимание на мне. Готовьтесь выслушать поучения в лучших традициях мужской логики.

— Потому что он Хан чертов Соло. Он самый клевый парень в галактике. Ему не нужно говорить, что он ее любит — посмотри на все, что он для нее сделал. Она уже должна об этом знать.

Типично. Я качаю головой и смотрю на Маккензи, которая сидит между нами.

— Когда ты влюбишься? Пусть это будет такой парень, как Люк.

Дрю очень оскорблен.

— Нет, ни за что.

— Он милый. Храбрый, но чувственный.

— Люк — ноющий сучонок, до Возвращения Джидая.

Маккензи берет свой калькулятор и прибавляет десятку. Вы видели Банку Плохих Слов на кофейном столике? Дааа, она почти полная. Я говорю, Дрю просто следует купить Феррари уже сейчас. К тому времени, когда она подрастет, чтобы на ней ездить, они будут почти квиты.

— Если ты решишь — когда-нибудь — выйти замуж, Маккензи, это должен быть такой парень, как Хан.

Маккензи поворачивает свою голову от Дрю ко мне, будто она смотрит матч Уимблдон.

— Он самолюбивый и эгоистичный. Вечно убегает на своем космическом корабле…

— Это Тысячелетний Сокол, что б ты знала, — перебивает меня Дрю.

Я игнорирую его поправку.

— И, очевидно, что он плейбой! Бабник. Почему тебе хочется, чтобы с Маккензи был кто-то из таких?

— Поправочка: он был бабником. До того, как встретил Лейлу. Она его изменила. А Маккензи — как Лейла — будет умной, сильной, и властной. Она съест такого слабака, как Люк на завтрак. Хан, напротив же, сможет быть с ней на одной волне. Сможет удовлетворить ее.

Он улыбается — так, что у меня внутри все сжимается — когда добавляет:

— Как у нас.

Я дразняще улыбаюсь.

— Но я никогда не удовлетворена. Мне всегда хочется больше.

Голос Дрю многообещающе становится тихим:

— Тогда, думаю, мне надо будет работать сильнее.

И вот так просто, мы оказываемся в Стране Страсти. Привыкайте — такое случается часто. Наши взгляды цепляются, губя тянутся друг к другу. Не беспокойтесь о Маккензи, здесь нет ничего такого, чего она до этого бы ни видела.

Дрю большой любитель ПВЧ1. Когда дело касается выражения чувств — и всего, что с этим связано — он нетерпелив и испорчен. Так что если он хочет ко мне прикоснуться, поцеловать меня? Он это делает. И ему на самом деле все равно, кто в этот момент находится вокруг нас.

Это может реально возбуждать — или невероятно раздражать, в зависимости от ситуации.

Прежде чем наши губы касаются, звонит телефон. И светлая головка Маккензи оказывается между нами.

— Я возьму!

Александра говорит, что в последнее время Маккензи любит отвечать на телефон.

— Дом Эван-Брукс?

Мило, не правда ли?

Она слушает, что ей говорят в трубке, потом поворачивается к Дрю.

— Дядя Дрю, это швейцар. Он говорит, что там для тебя посылка.

— Скажи ему, пусть распишется, я заберу ее позже.

Она так и делает. Потом слушает, снова и говорит:

— Он говорит, там скоро-пор-тящееся.

Дрю хмурится, гадая, что там может быть.

— Ладно, скажи ему, пусть поднимут сюда.

Дрю ставит фильм на паузу. Прежде, чем встать, он берет мою руку и нежно ее целует. И его взгляд обещает мне намного больше.

Это наши первые выходные в одежде. И хотя, я обожаю Маккензи, я солгу, если скажу, что не жду немного попозже кое-чего, что детям до 16. Да, меня зовут Кейт, и недавно я стала секс-зависимой.

Но давайте, вы только посмотрите на этого мужчину. Разве меня можно в этом винить?

Дрю открывает дверь, и парень в форме передает ему папку, чтобы он расписался, и через порог пихает большую картонную коробку — с дырками на поверхности. Дрю расписывается, смотрит на коробку, и пинает ее ногой.

— Что за…

Не успевает он закончить, как из коробки доносятся голоса.

Мяуканье.

У Маккензи отвисает челюсть, и она бежит вперед.

— Это котята! — Она берет крышку коробки. — Да! Полная коробка котят!

Я поднимаюсь и заглядываю внутрь. Если быть точной — восемь котят.

Дрю обвиняюще смотрит на доставщика.

— Что это за хрень?

— Это ваши приемные котята.

— Мои что?

Человек-котята проверяет свою папку.

— Дрю Эванс, верно?

Он кивает.

— Вы подписались на то, чтобы быть приемным хозяином животных. Это ваши подопечные на следующие четыре-шесть недель.

Дрю уже качает головой.

— Я на такое не подписывался. Я ненавижу котов — это животные Сатаны.

Человек-котята передает папку Дрю.

— Здесь вот так написано.

К этому времени Маккензи уже улюлюкает на коробкой с мяукающими комочками. А я закрываю рот рукой, чтобы не рассмеяться.

Вы уже поняли, что происходит?

— Я ее убью. Клянусь Богом! К конце этого дня я буду единственным ребенком в семье!

Вот тогда я и начинаю смеяться. Громко. Когда спрашиваю его:

— А чего ты ожидал? Ты оформил доставку целой фермы в ее дом на рождество.

— Это был подарок! Это просто возмутительно.

Дрю отдает папку Человеку-Котенку.

— Заберите их назад. Здесь перепутано. Они не могут здесь остаться.

Доставщик выглядит разочарованным.

— Очень жаль. Без вас, этих малышей вечером усыпят.

Большие круглые синие глаза уставились на Дрю.

— Как понять усыпят, Дядя Дрю?

Дрю смотрит на ее печальное личико примерно секунд пять. Потом в поражении опускает голову.

— Черт.

Я улыбаюсь Маккензи.

— Это означают, что котята остаются, сладенькая.

— Ураааа!

Она начинает по одному доставать их из коробки.

Доставщик разворачивается, чтобы уйти.

— С праздником вас! Благословит вас бог!

Дрю скалится.

— Дааа, дааа! Счастливого хренового нового года!

Потом пинком закрывает дверь.

— Я назову тебя Налой, а тебя Симбой, тебя Пушком, тебя Муська… а тебя я назову Дрю Младший! Он похож на Дядю Дрю, правда же, Тетя Кейт?

О, да — я уже стала Тетей Кейт. Здорово, правда?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.