Песочные часы: Осколки прошлого

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Песочные часы: Осколки прошлого ( )

========== Глава 1 ==========

<i>«…и было их пятеро, и создали они мир таким, каким мы его знаем, и шло всё так в этом мире, как хотели они.

Повелитель, желая доказать своё могущество, создал тех, кто способен пройти сквозь завесу времени и познать то, что в дали их дней оживает.

Воитель, преисполненный гордыни, создал тех, кто способны менять мир по своему усмотрению до тех пор, пока позволяет им сила внутренняя и законы высшие.

Посмотрел на создания братьев своих Творец, и решил, что не должны в мире жить лишь те, кто обладает великой силой, потому что большой мир, и место в нём есть для всякого. А чтобы не страдали его творения, создал он тех, кто способен хворь любую исцелять, заживлять души и силы возвращать, чтобы жили в мире все в радости и восславляли Высших.

Мать, самая щедрая из Высших, подарила каждому живому существу великую благодать деторождения, чтобы видели мы себя в потомках своих, и чтобы каждый день нашей жизни наполнен был смыслом.

Лишь Смерть, посмотрев на всё это, усмехнулась и не стала ничего делать.

- Моё время придёт, - сказала она, и отошла в тень, дав братьям и сестре радоваться своим творениям.

Шли дни, и шли годы, и праздной и лёгкой была жизнь любимцев Высших, пока не заметили они, что с каждым годом сил в руках их становится меньше, что теряется твёрдость их памяти, и тогда вновь пришла Смерть и молвила:

- А вот и моё время пришло, и отныне всегда будет приходить. Для большого и малого, быстро или долго, легко или с мучениями. Сыновья и дочери чужие – все любы мне, всех равны для меня. Так приходит пусть каждый из них сюда, к своей истинной матери. Привечу, приючу, жизнь новую дам. Будут служить братьям своим младшим. Младшим, сыновьям моим. Эти сыновья мне и будут помогать, потому что вас, мои братья и сестра, целых четверо. Вы старались, трудились все вместе, а все ваши творения всё равно ко мне идут. Одна я с ними не справлюсь...

И повелось с тех пор, что сыновья Смерти по земле ходят, собирают тех, кого пора отправлять к их матери, и используя силу их для того, чтобы вершить всё по воле её. И нет сладу с ними, и бессилен Повелитель, Воитель и Творец, горько плачет щедрая Мать. Потому что нет на земле проказы лютее, чем смерти служащая, потому что нет в них ни любви, ни милосердия…»</i>

- Ни любви, ни милосердия… - шёпотом повторил Кай последнюю строчку, и, вздохнув, отложил тяжёлую книгу на диван.

За окном густел мрак, с которым отчаянно боролись магические лампы, а в доме стояла идеальная, абсолютная тишина.

Предсказатель сидел в гостиной, укутав ноги тёплым пледом и задумчиво водил пальцем по богато украшенному драгоценными камнями уголку старинной книги. «О деяниях Высших» - гласила золотая надпись на корешке, выведенная рукой неизвестного писаря. Это была очень, очень древняя копия, сохранившаяся в семье Халлрон ещё с незапамятных времён, и раньше Кай ни за что бы даже не подумал о том, что её можно читать. Дело в том, что современная, совершенно обычная копия этой книги у него и так была, и при желании вспомнить, что же там в своё время творили Высшие, можно было и оттуда. Но Кая потянуло именно к этой книге, к той самой, которой касались руки ещё первых Халлронов, не одну тысячу лет назад.

Здесь, под золотым переплетом, скрывались древние слова и символы, которые Каю порой было трудно понять, здесь был слишком тяжёлым и пафосным язык. Но его словно магнитом потянуло именно к ней, реликвии их дома. И, взяв в руки тщательно оберегаемую книгу, он невольно открыл её именно на этой истории. Истории о том, как появились некроманты. Созданные по хитрости Смерти, самые мерзкие и отвратительные существа – именно это вбивалось в голову всем и всегда. Но сейчас, вспоминая тёплые губы на своей коже, нежные пальцы, перебирающие волосы и собственное имя, сказанное бархатным шёпотом, от которого по всему телу пробегала дрожь, невозможно было поверить в истинность написанного. Деамайн был другим. Он совершенно не походил на образ некроманта, созданный в книге. Да, конечно, идеальным мужчина не был, но Кай видел в нём то, чего в некромантах быть не должно: сопереживание, заботу, доброту… хотелось бы ещё прибавить «любовь», но горло пересыхало, когда он осмеливался хотя бы подумать об этом слове. Доказательств своей правоты у Кая было полно.

Деамайн спас его, и при этом ничего не потребовал взамен. Он не просто воспользовался однажды его телом, он продолжает их отношения, он приглашал Кая к себе, иногда заходил сам, он даже предлагал придать их отношениям условно официальный статус, чтобы отец предсказателя стал более спокойно относиться к тому, что они с некромантом вместе. И даже сейчас, когда Деамайн исчез так надолго, Кай не мог винить его в том, что тот не сказал ему ни слова об этом, потому что и так было понятно, куда он отправился. Он хочет защитить своего ученика, этого красноволосого подростка с разноцветными глазами. А чем же ещё это может быть, как не заботой?

<i>«…ни любви, ни милосердия…»</i>

- Чушь, - громко сказал Кай, и его голос гулко разнёсся по гостиной.

От этого внутри стало как-то неуютно: слишком остро дала о себе знать та пустота, что поселилась внутри. Кто же мог подумать, что ему без Деамайна будет настолько тяжело…

- Чушь? Что именно?

Кристофер стоял в проходе, скрестив руки на груди и избегая прямого взгляда на сына. Вообще-то раньше они ладили. Да, Кай был очень своеобразным ребёнком, живущим сразу на два мира, но это не мешало делиться секретами, мыслями, советами и просто болтать о какой-нибудь ерунде. Но теперь всё это было в прошлом. Кристоферу казалось, что он совершенно не понимает своего ребёнка, и что теперь они стали друг другу словно чужие. Наверное, стоило больше терпения проявлять к тому, что Кай спит с Деамайном…только вот это было совершенно фантастическим вариантом.

- Что ты читаешь?

Так и не дождавшись ответа от сына, Кристофер подошёл к нему и взглянул на богато украшенную книгу. Его брови удивлённо поползли вверх, рука потянулась к золотой обложке, и... столкнулась с рукой Кая, который поспешно попытался завладеть старинным томом раньше отца. На мгновение оба замерли, а потом Кристофер отошёл назад, позволив сыну прижать тяжёлую книгу к груди. Светло-серые глаза настороженно, недоверчиво следили за мужчиной, и он, вздохнув, сел на край дивана.

- Послушай… я не хочу, чтобы мы становились врагами. И я признаю, что не совсем верно повёл себя… - в глубине души Кристофер так не считал, но правда сейчас была не обязательна, - …поэтому давай ты не будешь на меня кидаться и мы просто поговорим.

Кай, словно не слыша его слов, продолжал сидеть, прижимая к себе книгу и сверля взглядом пол. Достучаться до него с первой попытки явно не получилось.

- Я не хочу с тобой ссориться… - предпринял мужчина новую попытку, - …тем более из-за Деамайна…

- Что у вас с ним было?

Серые глаза напротив сверкнули яростью и насмешкой. Кай откинул с лица золотые волосы, отложил на диван книгу и внимательно, не отрываясь, сверлил взглядом отца. А у того вдруг просто больно защемило в груди, и слова не соглашались выходить, что бы он ни делал. Кристофер понимал, что он должен ответить, что-нибудь сказать своему сыну, хотя бы чтобы уберечь его от того, от чего когда-то не уберёгся сам. Но как…как можно рассказать ему историю своего самого большого позора в жизни? На это у Кристофера не было сил…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.