Ледяной поцелуй

Молчанова Ирина Алексеевна

Серия: Город девчонок [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ледяной поцелуй (Молчанова Ирина)

Пролог

Я — вампир! Я красивая! У меня черные волосы и красные глаза! Сплю в гробу, как и положено. Есть клыки!

Имя у меня тоже есть, но…

В нос как будто ударили, больно, и по губам течет. Вампиры не чувствуют боли, просто я молодой вампир, мне еще бывает больно.

Люди ходят туда-сюда по улице, смотрят на меня. Фонари тоже смотрят. Зырят прямо. А вот та девица блондинистая на шпильках показала пальцем на меня и толкнула плечом своего друга. Он засмеялся.

Из глаз, из носа течет и течет. Все ладони в черной туши. Наверно, и щеки заляпаны. Смотрю на свои ноги в колготках в сеточку и вижу, как черные слезы капают на белую кожу коленок, попадают в дырочки и дрожат там. У меня белая кожа, как и должно быть.

На носках черных сапог налипла грязь, даже на колготки налезла серо-коричневая каша — это весеннее. Мне не противно совсем. Вампиры не брезгливы.

На улице уже темно. Это хорошо, не хочу, чтобы кто- то видел, как я сижу тут вся в слезах и соплях. Клыки так больно давят на уголки губ, что мне приходится оттопыривать нижнюю губу и делать ее таким корытом. Или же нажимать ладонью на открытый рот. Сама не знаю зачем. Так легче. Изнутри как будто рвется крик. Я тереблю нос. кажется, он увеличился и в нем так гадко хлюпает и хлюпает. Глаза щиплет, но я их не трогаю — нельзя.

— Девочка. — Кто-то тронул мою голову.

Я медленно подняла глаза.

Женщина вскрикнула и прямо подпрыгнула на месте.

— Боже мой! Господи!

Она попятилась, бормоча: «Иди домой, поздно уже, иди», и торопливо пошла по улице.

Домой? Дома мой гробик, любимые вещи. Мне хочется сказать этой трусливой бабе: «Я со свидания, не видишь, что ли?» Вампиры тоже ходят на свидания!

Смотрю вслед женщине. Она так быстро идет, что у нее трясутся толстые ягодицы. Даже укусить ее не хочется.

Все совсем по-другому было с ним. Какой же он красивый, какой желанный…

Слезы залили все колени, трогаю их пальцем с черным ногтем — хлюп-хлюп, — аж колготки намокли. Немного и на скамейку накапало.

Он не понял меня. Не смог принять — настоящую. Испугался.

Когда-то давно… А может, и не так давно. Когда же? Осенью, что ли…

Я не всегда являлась вампиром. Кем-то я была раньше, даже непонятно кем. Это неинтересно. Но тогда на меня парни западали. И он запал.

А потом все стало по-другому! Я изменилась — раз и навсегда. Я укусила его от голода.

Вампиры очень сильные, и я сильная!

Он же назвал меня дурой несчастной.

И теперь я по-настоящему несчастна.

А так все хорошо начиналось.

Как?

С «Сумерек». Да. С них.

Глава 1

ВОЛОСАТАЯ ГРУДЬ

— Дашенька, перчатки возьми, — крикнула мама из комнаты. — На улице прохладно.

Я кручусь перед зеркалом в прихожей, корчу рожи и танцую. На мне новенькие белые угги. Угги — это богатые родственники лаптей, кто не знает. Но мне пофиг, они сейчас модны. Все девчонки в классе носят.

— Какая же я лапочка, мам, — кричу я, любуясь своей кожаной красной курточкой. Она красиво обтягивает мою фигуру. Джинсы темно-бордовые. Белый шарфик.

— Лапочка-лапочка, — соглашается мама. — На что идете хоть?

Она всегда со мной соглашается. Моей маме сорок девять. Если посчитать, то меня она завела в тридцать пять. Я поздний, долгожданный и самый любимый ребенок. Единственный и неповторимый!

— Ай, да про любовь что-то, — крикнула я, намазывая розовой помадой губы. — Мой Гришка говорит, что по-о- олный бре-ед. Но девочки мне все уши уже прожужжали. Так что идем смотреть!

Мама вышла в коридор. За последний месяц она стала стройной-стройной — ходит на групповые занятия по аэробике. А папе постоянно указывает на пузо и говорит: «Еще килограмм, и все — развод!»

Я хихикнула в кулачок.

Мои родители любят друг друга. Ухоженная моложавая мама души не чает в толстом папе, который может та раз съесть два килограмма пельменей с майонезом. У нет не только живот большой, он весь огромный — гора просто. Он может взять меня одной рукой, а маму другой и обеих нас поднять. Он владелец сети зоомагазинов. Мы уже всех знакомых снабдили зверями. А у самих никого нет, как известно, сапожник без сапог. Да нам и не нужно. Я просто люблю календарики с животными, мне этого достаточно.

Мама погладила по моим коротеньким светлым косичкам и поцеловала в макушку.

— Не задерживайся допоздна и звони.

Я показала ей язык и выбежала из квартиры, прихватив белую маленькую сумочку. В ней я ношу косметичку, телефон и всякие женские штучки.

У парадной уже ждут подруги. Галя и Мира.

Галя лучшая, Мира так.

Галя блондинка, носит прическу — два пышных высоких хвоста. А я две короткие косички. Она очень стройная, стройнее меня. Зато у меня грудь побольше! У нее прикольный курносый нос, у меня тоже курносый. Мы ужасно гордимся своими носиками. Они самые прикольные в нашем классе, а может, и во всей школе. В кабинете изо даже висит наша фотка в самодельной рамке из дерева, а на фото мы, а на наших носах прилеплены носики клена — зеленые такие.

Мира тоже худая, волосы черные до плеч, челка. Мне кажется, у нее слишком большие ноздри, но я об этом ей, конечно, не говорю прямо. Намекаю так легонько: «А вот если бы тебе, Мирк, предложили сделать пластику бесплатно, что бы ты в себе изменила?» Она говорит, подбородок. Думает, он у нее слишком острый. Между делом, она права. Но нос-то главнее.

Часто люди хитрят, знают про нос, но говорят специально про подбородок, чтобы всех убедить, что на фоне подбородка нос еще более-менее. А поскольку все видят, что подбородок не катастрофичен и вроде даже ничего, получается, как-то будто нос вообще выигрывает в этом споре. Галька понимает, о чем я!

Наверно, я оттого и намекаю, что не люблю, когда вот так хитрят. Но если подумать, чего мне ее нос? Детей мне с ним, что ли, крестить?

С Галькой мы с детского сада дружим, иногда мне кажется, если она и дальше будет такой же классной, то я попрошусь переехать к ней. А потом, когда вырастем, поедем в какой-то там американский штат и поженимся. Правда, она еще об этом не знает!

Нет, ну серьезно, она замечательная! Такого понимающего парня мне в жизни не найти. Гришка рядом с ней нервно курит в сторонке.

Подруга меня обнимает, мы целуемся, щечка к щечке, таращимся друг на друга, смеемся. Наш ритуал.

Миру я тоже привлекаю к себе, но немного нехотя. И своими щеками до ее почти не касаюсь. А она вцепилась мне в плечи и толкает, как будто пытается забодать.

Ладно, подыграю ей. Все-таки она тоже наша подруга.

Она к нам перешла в седьмом классе, и как-то получилось, что мы стали звать ее с нами всюду: в столовку, в туалет, постоять возле школы. А потом дошло и до прогулок по улице, походов в кино, кафе. Ну а потом мы глазом моргнуть не успели, а она нас на день рождения пригласила. И на именинном торте были написаны наши имена: «Даша, Галя и Мира — лучшие подруги».

Торт был вкусным. Мира не зануда, она нормальная, с ней и поболтать прикольно. Но с Гахой все равно лучше.

Так уж повелось с детского сада: Даха и Гаха — это навсегда.

Мы вышагиваем втроем по улице в сторону кинотеатра.

Ноябрь. На лужах уже лед, но не покататься, хрустит. Дворники сгребли сухие коричневые листья вдоль тротуара. Небо очень низко, кажется, можно дослать рукой. Но это, конечно, только кажется.

— Баранов мне на стенку прислал кривое сердце, — похвасталась Галя.

Я хмыкаю.

Она думает, я не верю. Достает айфон, заходит в «ВКонтакте» и тычет пальцем в свою стенку, где размещено граффити от Андрея.

Надо сказать, сердце и впрямь кривое. Ну да это же Баранов. Наш одноклассник. Он и по изо умудрялся двойки получать. За Галькой бегает уже месяц. Но я знаю точно. Барашек в пролете, ей нравится другой — одиннадцатиклассник Юрка, с которым ей явно ничего не светит.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.