Альда. Дилогия

Ищенко Геннадий Владимирович

Серия: Альда [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Альда. Дилогия (Ищенко Геннадий)

Альда – 1

Часть 1.

Глава 1

Войну старший лейтенант Алексей Трофимов закончил в Прибалтике в частях военной контрразведки «Смерш», гоняясь за «Лесными братьями». Отсюда его в июне 46 года перевели в Киев в третье управление МГБ, где он прослужил до 54 года, после чего в звании капитана был переведен в Москву в центральный аппарат Комитета государственной безопасности. Постоянные реформирования и чистки главного органа борьбы за государственную безопасность страны привели к тому, что за последние несколько лет численность его центрального аппарата сократилась вдвое. Наверное, только этим и можно было объяснить такое везение. Вряд ли на перевод повлияли личные и служебные данные молодого капитана. В то время люди, формировавшие кадры, руководствовались в своем большинстве совсем другими критериями. С работой у Алексея все сложилось нормально, а вот в плане личной жизни ему хронически не везло. Он даже имел на эту тему неприятный разговор с начальством. Не то чтобы Трофимов не нравился женщинам, наоборот, высокий, плечистый капитан с мужественным лицом притягивал их как магнит притягивает стрелку компаса. Только вот никто из знакомых по работе женщин его не устраивал, а несколько знакомств на стороне по разным причинам до ЗАГСа не дотянули. Помог старый знакомый, можно даже сказать, друг полковник Олег Дмитриевич Синицин, служивший в Первом главном управлении.

– Давай познакомлю с одной девушкой, – сказал он Алексею. – Подруга моей дочери. Приехала с Урала, поступила в Государственный Университет и сейчас уже учится на последнем курсе истфака. Умница и красавица. Дочь говорит, что ее после окончания учебы хотят оставить на кафедре. Выходные ничем не занят? Вот я и попрошу Олю ее к нам привести.

Это знакомство ничуть не походило на все остальные и закончилось свадьбой летом 56 года. Больше двух лет, несмотря на усердные старания молодой супружеской пары, плодов их союза не было, и только весной 59 года Нина наконец забеременела. Сергей родился в срок в феврале 60 года. Мальчик был крупный и роды прошли тяжело. Отсидев три месяца в декретном отпуске, Нина определила сына в ясельную группу и с облегчением вышла на работу в свой университет. С работой у нее ничего не получилось. Несмотря на свой крупный вид Сережа оказался чрезвычайно восприимчивым к всякого рода инфекциям. Полгода Нина не вылезала из больничных, пока Алексей не положил этому конец, настояв на том, чтобы она бросила работу.

– Я понимаю, что тебе нравится работа и коллектив вашей кафедры, – сказал он ей. – Но ты же видишь, что твориться? Ребенок постоянно болеет, а ты не работаешь, а только числишься на работе. Придется тебе с ним посидеть дома, пока он не окрепнет.

Это «пока» вылилось в четыре года, после чего жена опять забеременела и вопрос с работой был опять снят с повестки дня. А зимой 65 года для Алексея остановилось время: Нина умерла при родах дочери, которую медики тоже не смогли спасти. Два года Сереже пришлось походить в садик. В тех уже нечастых случаях, когда ему не повезло заболеть, выручал Олег Дмитриевич Синицин, который получил звание генерал-майора и был отправлен на пенсию по состоянию здоровья. Выслуга у него была больше положенных двадцати лет, так что с пенсией новоиспеченного генерала не обидели. А то, что ему безделье было хуже смерти, медиков не волновало, их больше беспокоили осколки гранаты, которые из него не извлекли в свое время. Сын с семьей жил в Новосибирске, а теперь вышла замуж и уехала на Украину и дочь, поэтому Олег Дмитриевич и Вера Николаевна были рады возиться с мальчишкой, к которому искренне привязались.

С выходом в школу начался новый этап в жизни Сергея. Все болезни почему-то дружно исчезли, а домашний мальчишка, все время проводивший среди взрослых, получил в друзья целый класс из трех десятков мальчишек и девчонок. Как-то так само получилось, что к сильному и умному мальчику липли все одноклассники. Он был крупнее и сильнее остальных мальчишек, но отличался редким добродушием и ни разу не попытался использовать против кого-нибудь из них свою силу. Учеба давалась ему без особого труда, поэтому дома он на нее времени почти не тратил, часто пропадая у Синициных. Со старым генералом ему было интересно. Тот знал уйму историй, от которых у младшего Трофимова замирало сердце. Помимо рассказов его влекла коллекция холодного оружия, которую собрал Олег Дмитриевич.

– Здесь каждый предмет имеет свою историю, – рассказывал генерал своему юному другу. – Кое-что добыл я сам, но большинство клинков подарили сослуживцы.

– А вот этот кинжал? – спросил Сережа, показывая на черный с серебром кинжал, который он уже тайком вытаскивал из ножен. – Какая у него история?

– Его мне вручили вместе со званием унтерштурмфюрера СС, – засмеялся Олег Дмитриевич. – Дело было в Штутгарте зимой тридцать девятого года. Правда, носил я его недолго, еле тогда унес ноги.

– Я его смотрел, – признался мальчик. – Красивый. А по клинку что-то написано.

– Там по-немецки написан очень красивый девиз, – пояснил генерал. – Моя честь зовется верность. Понравился? Тогда я тебе его завещаю. Когда умру – жена отдаст.

Прошло пять лет. Сергей учился уже в шестом классе, а отцу, который так больше и не женился, дали звание майора. Синицины сильно сдали, особенно Олег Дмитриевич. Сергей знал, как старик скучает и ждет его прихода, поэтому старался выкраивать время, урезая общение со школьными друзьями, чтобы хоть ненадолго заскочить к нему в гости. А в ноябре сердце старого чекиста не выдержало, и в мире стало на одного хорошего человека меньше. Во время похорон он был в школе, а придя в знакомую квартиру, застал лишь заплаканную, одетую в черное Веру Николаевну.

– Олег меня просил в случае его смерти тебе ничего не говорить, – рассказывала она. – Он умер вчера утром. Комитет взял все на себя, поэтому обошлись без вскрытия и похоронили за один день. Возьми, это он оставил тебе. А это оформленное разрешение на хранение на имя твоего отца. Сережа, ты не оставляй меня одну, заходи хоть иногда!

Он поцеловал мокрую соленую щеку, взял завернутый в ткань кинжал и большой конверт из плотной бумаги и ушел плакать домой. Реветь перед убитой горем женщиной он не мог, хоть и очень хотелось. Мать он помнил плохо, а эта потеря была свежей и рождала тоску.

– В этой голове, – похлопал как-то по своей голове Олег Дмитриевич. – Скрыта масса интересных сюжетов. Сколько можно было бы написать романов! Вот только нет во мне писательского таланта, да и не разрешат об этом писать. Может быть, когда-нибудь потом…

Не будет теперь никаких «потом». Пришла смерть, и от человека остался лишь подаренный кинжал и воспоминания немногих знавших его людей. Все мы когда-то думаем о смерти в первый раз. Этим вечером думал о ней и Сергей, не подозревая, что скоро встретится с ней лицом к лицу, и лишь чудом эта встреча не станет для него последней.

– Узнал? – спросил отец, который уже пришел с работы. – Это тот самый кинжал? Смотри, никуда его не носи. Если хочешь, его можно повесить в твоей спальне, но я бы не советовал. Лучше положи в ящик своего письменного стола.

– Я его буду брать в лес, когда поедем за грибами, – ответил сын. – Возьми, это пакет с документами.

– Зачем он в лесу? У нас в нем летом самый страшный зверь – заяц, а грибы удобнее срезать перочинным или кухонным ножом. Но если хочешь, можешь носить, только одеждой прикроешь, чтобы остальных грибников не пугать.

У сына с отцом сложились непростые отношения. Отец Сергея любил и старался, чтобы у мальчика было все, что ему необходимо или просто хотелось, но времени с ним проводил мало. Исключением были редкие летние поездки на машине одного из друзей отца в подмосковные леса за грибами. Но и там они почти сразу же расходились в разные стороны. Поначалу мальчик обижался и даже высказал эту обиду Синициным.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.