Смертельный удар (сборник)

Парецки Сара

Серия: Мастера остросюжетного романа [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Смертельный удар (сборник) (Парецки Сара)

Сара Парецки

Смертельный удар

Любой писатель, работающий над темой, затрагивающей многие технические аспекты, неизбежно оказывается обязанным многим людям. В соответствии с Биллем о правах упоминание одних вовсе не означает, что роль других менее существенна.

Джуди Фримен и Ренни Хит совместно с Комиссией развития юга Чикаго уделили немало времени и оказали содействие при работе над разделами, связанными с топологией и экономикой юга Чикаго. Джеффри С. Браун, управляющий по охране окружающей среды корпорации «Велсикол», и Джон Томпсон, исполнительный директор Центра образования США, дали ценные указания о том, как преодолеть сложности, которые могут возникнуть в некоторых предполагаемых мною ситуациях. Врачи Сарра Нили и Сьюзен С. Райтер были в высшей степени полезны при описании недомоганий, одолевающих Луизу Джиак. Сержант Майкл Блейк из отделения полиции Маттисона был чрезвычайно полезен при работе над книгой своими советами по полицейской рутине, использованию оружия и по многому другому.

В силу того, что эта работа – вымысел, все компании, действующие лица, химические и производственные процессы, медицинские аспекты, а также политические и общественные организации – в основном – плод моего воображения. Хотя названия некоторых корпораций и совпадают с реальными, это только потому, что они составляют неизменную часть чикагского ландшафта.

Глава 1

ВОЗВРАЩЕНИЕ ПО ШОССЕ НОМЕР 41

Я забыла этот запах. Несмотря на бастовавшие «Саус воркс» и запертый на замки, простаивавший «Висконсин стил», едкий запах химикатов просачивался через вентиляционные отверстия моей машины. Я выключила обогреватель, но зловоние – этот смрад нельзя было назвать воздухом – распространялось, внедряясь сквозь мельчайшие щели в пазах для стекол, разъедая глаза и носовые пазухи.

Я ехала на юг по шоссе номер 41. В паре миль позади осталась дорога, шедшая вдоль озера Мичиган, изрыгавшего пену на прибрежные скалы, и окаймленная справа высокими холмами, надменно взиравшими на мой видавший виды «шеви». К началу Семьдесят девятой улицы озеро внезапно исчезло из вида. Потянулись заросшие травой дворы, окружавшие гигантские мастерские «Саус воркс», раскинувшиеся на милю или около того, заполнив пространство между дорогой и кромкой берега. Сквозь завесу смога в февральском воздухе смутно вырисовывались пилоны, порталы и башни. Ландшафта с высокими холмами и пустынными пляжами больше не существовало, все вокруг было сплошняком застроено теперь уже отжившими свой век заводскими сооружениями.

Окна обветшавших лачуг глядели на «Саус воркс» с правой стороны улицы. Кое-где здания утратили фрагменты наружной обшивки, обнажившись с торцов; то тут, то там проступали островки облупившейся краски. Ступени перед входами разрушались, ибо цемент треснул и осел. Но окна оставались целыми и были плотно закрыты, а в жилых дворах не было видно обломков или следов развалин. Нищета надвигалась, грозя уничтожить этот край, но мои старые соседи, демонстрируя доблесть, все еще отказывались сдаваться.

Я еще помнила те времена, когда каждый день восемнадцать тысяч человек выходили по утрам из дверей этих опрятных маленьких домишек, отправляясь на работу к «Саус воркс», «Висконсин стил», к заводам Форда или фабрике растворителей «Ксерксес». Я помнила, как каждую вторую весну здесь заново красили любую деталь архитектурной отделки и новые «бьюики» и «олдсмобили» у дверей казались по осени такой обыденностью. Но все это осталось в другой жизни так же, как и Южный Чикаго.

На Восемьдесят девятой улице я повернула на запад и опустила солнечный козырек, чтобы не слепило глаза заходящее солнце. Слева от меня теперь бежала река Кэлумет, прячась за высохшими кустарниками, грудами проржавленных автомобилей и развалинами жилых построек. Некогда мы с подружками подтрунивали над нашими родителями, купавшимися в этой речушке, а сейчас при мысли о том, как мое лицо погружается в ее воды, тошнота подкатила к горлу.

Наша школа стояла на том берегу реки. То был громоздкий комплекс, занимавший несколько акров, но темно-красный кирпич зданий смотрелся как-то уютно, по-домашнему приветливо, напоминая колледж девятнадцатого века для барышень. Свет, падавший из окон, и нескончаемый поток молодых людей, входивших и выходивших сквозь огромные двойные двери, добавляли необычности картине. Я выключила двигатель, взяла свою спортивную сумку и присоединилась к толпе.

Высокие сводчатые потолки были возведены, когда отопление стоило дешево, а образование было в чести, и люди чтили учебные заведения, стремясь строить так, чтобы школы выглядели как соборы. Под сводами пещерообразных коридоров жило гулкое эхо, сопровождавшее галдящие хохочущие толпы. Шум отражался от потолка, стен и металлических шкафов. Почему я никогда не замечала его прежде, будучи студенткой?..

Говорят, что не забываешь того, что узнал в молодости. Последний раз я, должно быть, была здесь лет двадцать назад, но у входа в спортивный зал автоматически повернула налево и, не задумываясь, дошла до женской раздевалки. Кэролайн Джиак стояла в дверях с книжечкой талонов в руке.

– Вик! А я уж решила, что ты пошла на попятный. Все уже здесь – полтора часа как прибыли. Они вполне в форме, по крайней мере, те из них, кто еще способен влезть в спортивные костюмы. Ты ведь захватила свой, да? Здесь Джоан Лейси из «Геральд стар». Она хотела бы поговорить с тобой. В конце концов, ты участвовала в соревнованиях профессионалов, не так ли?

Кэролайн не изменилась. Правда, ее медно-рыжие косицы были теперь уложены кольцом вокруг веснушчатого лица, но казалось, лишь это и составляет различие с ее прежним обликом. Она была все такой же – взрывной, энергичной и напористой.

Я проследовала за ней в раздевалку. Гвалт, стоявший в помещении, перекрывал шум коридора. Десять молодых женщин, демонстрируя различные стадии наготы, болтали одновременно, стараясь перекричать друг друга: кто требовал пилочку для ногтей, кто тампон, кто-то возмущался, что у него стащили «этот чертов дезодорант». Разгуливая по комнате в трусиках и лифчиках, они выглядели намного плотнее, упитаннее и здоровее, чем были мы в их возрасте: И уж конечно, здоровее, чем мы сейчас. В углу раздевалки, производя почти такой же шум, толпились семь из десяти членов баскетбольной команды «Леди-Тигров», с которыми мы победили в чемпионате штата по классу «АА» двадцать лет назад. Пять из них были облачены в старую черную с золотом форму. Кое у кого футболки туго обтягивали грудь, а шорты, казалось, грозили лопнуть, как только их обладательницы сделают хоть одно резкое движение.

Одна из них, в плотно сидевшей форме, вполне могла быть и Лили Голдринг, нашей непревзойденной исполнительницей штрафных бросков, но перманент и второй подбородок заставили меня усомниться в этом. Я подумала было, что та чернокожая женщина, что с трудом втиснулась в старенький спортивный костюм и неловко сидящую на массивных плечах куртку с надписью, должно быть, Алма Лоуел.

И лишь двоих я узнала безошибочно: Диану Логен и Нэнси Клегхорн. Сильные стройные ноги Дианы по-прежнему были хороши – хоть сейчас на обложку «Вога». Диана была среди нас звездой-форвардом, помощником капитана, прославленной студенткой. Кэролайн сообщила мне, что Диана успешно трудится в агентстве «Пропаганды и рекламы» в Лупе, специализируясь на продвижении негритянских компаний и деятелей.

С Нэнси Клегхорн мы продолжали поддерживать отношения и в колледже. Ее решительное лицо с правильными чертами и вьющиеся светлые волосы остались неизменными, и я узнала бы эту женщину в любом месте. Это ей мы были обязаны нашим присутствием здесь сегодня вечером. Она вершила делами, связанными с экологией, борясь с загрязнением окружающей среды, и подвизалась в организации «Проект восстановления Южного Чикаго» (ПВЮЧ), где Кэролайн Джиак числилась исполнительным директором. Когда обе они узнали, что новоиспеченные «Леди-Тигры» впервые спустя двадцать лет собираются участвовать в региональном чемпионате, они решили собрать всех членов прежней команды, чтобы выступить на церемонии открытия. А что? Реклама для округа, реклама для «Проекта» и поддержка команды. Всем хорошо.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.