Сладкое развратное утро

Лорен Кристина

Серия: Дикие времена [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сладкое развратное утро (Лорен Кристина)

Когда я проснулся, мое тело было вялым и липким. Веки тяжелые, я едва смог перевернуться и лечь на спину. Это было бы смешно , наблюдай я за кем-то в таком состоянии. Ох, если бы еще потолок перестал кружиться…

В номере прохладно и темно, но темнота искусственная, как при задернутых шторах чтобы нельзя было определить точное время суток. Даже не оглядываясь по сторонам, я понял, что я в чужом номере и кровать просто огромная. При моем росте в 196 см я провел большую часть взрослой жизни, мечтая, чтобы кровати всегда были больше. На протяжении года во время нашей программы я делил палатку с тремя людьми и каждую ночь мои ноги свисали с раскладушки. А тут они полностью умещаются, и еще остается полно места. При желании Я даже мог развалиться и лечь как морская звездочка. Но видя потолок все еще размыто, даже сама идея сдвинуться хоть на дюйм с этого места заставляет меня желать зашить рот и больше никогда, никогда не пить.

Включается кондиционер и комнату заполняет поток воздуха смешанный с сигаретным дымом и духами. И перегаром. Так последний, это точно от меня. Тянусь, чтобы убрать мешающий под ногой носок и, кажется, что с меня пытаются снять скальп. И тут я понимаю, что я совершенно, абсолютно голый, а по звуку, откуда то слева, еще и не один.

Поразительно как что то подобное может быстро привести вас в чувства.

Подскакивая на ноги, я очень быстро об этом пожалел. Из меня вырывается стон, колени подкашивают, и, зажмурившись, сажусь обратно на матрас и жду, пока могу прийти в себя. На другой половине кровати определенно кто то спал. Простыни стянуты, покрывало отсутствует и опять этот звук - похожий на сонное бормотание откуда-то снизу.

Заглядываю через край и вижу перед собой спящую голую женщину.

Она лежит на боку лицом ко мне, и я сразу же замечаю ее сливочную кожу, ноги и, боже мой, очертание самой красивой груди, какую я когда-либо видел. Я выпрямляюсь, и моя рука у виска вызывает у меня приступ тошноты. Небольшое надавливание и этого достаточно чтобы меня стошнило прямо на простыни и на девушку, которую мне не хотелось бы будить таким способом.

Мои мышцы пресса, на ногах и плечах болят от напряжения, а каждый дюйм моей кожи саднит и особенно в некоторых довольно деликатных местах наводит на мысль, что ночью было очень много секса. Как будто поучаствовал в марафоне.

Заставляю себя снова наклонится к кровати, и фокусируюсь на этих блестящих темных волосах, красных губах, длинной и изящной шее покрытой отметинами, которые я ей оставил. Она переворачивается во сне, и теперь ее рука над головой, и я замираю, видя блеск золотого ободка на ее пальце.

Я в панике. Я что развлекался с замужней женщиной? С ужасом провожу руками по лицу и чувствую холодный металл на моей щеке. Мое сердце остановилось такой же ободок на моей руке.

Ой, ой, ой.

НЕ могу поверить, как я мог хоть на секунду забыть все, что было с Мией.

* * *

Первое что я в ней заметил это ее рот. Полные и мягкие губы цвета вишни, такие красные до неприличия. Это банально, что я сразу же подумал о сексе, но Господи это единственное что мне пришло в голову при виде этих губ. Нормальная мужская фантазия – эти губки на моем члене, ласкающие каждый дюйм моего тела. Интересно, а на вкус они тоже как вишня?

Это были три девушки на диванчике на другую сторону от танцпола. Высокая рыжая рассказывала историю, перекрикиваю музыку и активно жестикулируя. Брюнетка рядом с ней смеялась, будто это самая смешная история на свете, а другая темноволосая с милым ротиком улыбалась, наблюдая за своими подругами. Это было очень заразительно.

Je n’ai jamais vu quelque chose d’aussi beau.

Я понял, что пялюсь, и пытался смотреть в сторону. Финн и Оливер показывали на какую-то девушку, танцующую у столика возле бара, но отвернулся от них и поэтому не мог слышать, о чем они говорили. Музыка гремела и на весь клуб и единственный разговор, которым можно было общаться это язык тела, бедра, руки или совершенно наглые взгляды. Этим я и занимался, мои глаза бегали по всей комнате туда-сюда.

Пока она это не заметила. Я молча принял заказанную Оливером очередную выпивку и, наблюдая за морем двигающихся тел, решая, должен ли я подойти и узнать ее имя. Она подняла голову, когда толпа двигалась, и ее столик снова попал в мое поле зрения.

Зеленые глаза встретились с моими. Я видел сотни девушек смотрящих на меня через всю комнату, но я никогда не чувствовал ничего подобного, словно воздух наэлектризовался вокруг нас и мне стало нечем дышать. Я не моргал, не дышал, не слышал ни музыку, ни пьяные крики вокруг себя. У меня появились бабочки в животе и огромная улыбка на лице.

Она не отводила взгляд, просто продолжала смотреть, облизнула нижнюю губу и прошептала:

— Привет.

Я был уничтожен одним простым словом. Я ответил ей и, не отводя глаз, выпил все залпом.

— Друг ты в порядке? — крикнул Оливер. Моя кровь побежала по венам, щеки горели. Похожее чувство было во время езды на мотоцикле, быстрый выброс адреналина когда видишь перед собой бесконечную дорогу

— Je . . . j’ai vu . . .

Он засмеялся:

— По-английски, Ансель.

Кивнув и ставя пустой стакан:

— Я увидел…— прежде чем вернуться к ней. Они ушли…

****

Мне 28 и я проснулся в Вегасе женатым. Дело в том, что я не схожу с ума и не ищу легкий выход из этой ситуации. Я просто … спокоен.

Не замечая головную боль, я пересаживаюсь на стул и наблюдаю, как Миа спит. В любой другой ситуации я бы назвал свое поведение пугающим, но то ли от дымки похмелья то ли от недостатка сна я понял, что еще слишком пьян для самоанализа и что самое главное я знаю, что хочу ее.

Номер выглядит как после торнадо. Розовая багажная сумка стоит в углу все его содержимое разбросано на полу. Темный мешок лежит у шкафа, а рядом с ним дорогой, но простой коричневый чемодан. Возле окна в ряд выставлены туфли и интересно, сколько человек тут живут. Я насчитал 17 пар, начиная от балеток до шпилек, по сравнению с которыми обувь стриптизерши молча курит в сторонке.

Я помню, как впервые увидел Миа с подругами в Haze. Мы смеялись, флиртовали через весь бар, а потом она ушла. Я помню, как заметил ее в коридоре, желая, чтобы она пошла со мной. У меня не было никакого плана, и я не знал, что будет дальше. Просто я знал, что если я ее больше не увижу, то по возвращению во Францию буду чувствовать, что упустил что то важно.

Но я нашел ее, мы разговорились, не зная как, но я понял, что она должна быть моей.

Память начинала возвращаться: ее заикание, вспышки слов, губ, смеха, звуки ее стонов и мольба, ее руки по всему моему телу, ее взгляд, когда я двигался над ней, и я точно знал, что я принадлежу ей.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.