Таинственная надпись

Зуб Валентин Андреевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Таинственная надпись (Зуб Валентин)

ВОПРОС ПЕРВОСТЕПЕННОЙ ВАЖНОСТИ

Школьные звонки, которые возвещали перемену или созывали учеников на урок, давно умолкли. Шли экзамены. В школе царила торжественная тишина. Сдавала вторая смена.

Вдруг дверь одного из классов распахнулась и в коридор с шумом выбежала группа раскрасневшихся ребят.

— Сда-ли! Сда-ли! — радостно кричала Нина Бурейко, маленькая девчушка с красными лентами в светлых косичках. — Последний экзамен сдали — вы понимаете, ребята? Толик, а что мы теперь будем делать? — вдруг обернулась она к высокому стройному пареньку с серыми шустрыми глазами.

— а ты в каком кружке?

— В краеведческом…

— Внимание! — крикнул ребятам Толик. — Всех членов краеведческого кружка прошу остаться. Нужно обсудить план нашего летнего похода.

— а что там обсуждать! — заговорил приземистый, широкоплечий Женька Караваев. Он все время держался возле Толика, как будто оберегал его от натиска ребят. — Нынче нам надо поехать куда-нибудь подальше, скажем, в Беловежскую пущу или в Минск: посмотреть, как строится город, побывать в музее Отечественной войны…

— Прежде чем так далеко ехать, надо познакомиться со всем интересным, что есть в своем районе, — возразила Нина Бурейко.

— а если наш район совсем неинтересный? Никаких древних сооружений нет, курганов тоже… Не знаю, с чем ты будешь знакомиться, — стоял на своем Женька.

— Ну, это ты уже загнул — район неинтересный… — набросились на Женьку другие ребята. — а как из мела известь делается, это тебе не интересно? А Шервинский лес, партизанские землянки?…

— Так я и говорю: все интересное, что есть в нашем районе, мы уже знаем, а теперь нам нужно расширить масштаб походов.

— Женька верно говорит! — поддержал Караваева кто-то из ребят. — Свой район мы уже вдоль и поперек исходили.

— Вдоль и поперек? а на стеклозаводе мы были? а растительный и животный мир мы хорошо знаем? и вообще, ты хоть раз живого лося видел?

— Тише, ребята! — поднял руку Толик. — Маршрут похода — вопрос первостепенной важности. Надо обсудить его со всех сторон. Есть два мнения. Первое…

— Никаких двух мнений быть не может! Ребята все разом повернулись на этот тоненький

голосок. Перед ними стоял Василек Крылович — смуглый розовощекий мальчуган. Он сдавал экзамены в первую смену и успел уже побывать дома. Теперь он откуда-то примчался, весь обливаясь потом; его и без того розовые щеки еще пуще раскраснелись.

— Кто за тобой гнался, что ты отдышаться не можешь? — иронически спросил Толик.

— Никто не гнался, уф-ф… — смешно отдуваясь, проговорил Василек. — Я просто очень спешил… У меня такая новость!…

— Что там за новость? — нетерпеливо спросил Женька. — Давай говори скорей.

— Погоди, пусть отдышится, — возразил Толик. Толик всегда был спокоен, рассудителен, никогда

не горячился; прежде чем что-нибудь сказать — всегда подумает. Ребята любили посмеяться над этой Толиковой серьезностью, но в душе все уважали его. а некоторые, как, скажем, Женька Караваев и Василек, были просто в восхищении от него и помогали ему во всем. Толик был редактором классной стенной газеты, а Женька и Василек — корреспондентами. Вместе они и оформляли газету. И надо сказать, что газета четвертого «А» считалась лучшей в школе. Почитать и посмотреть, как она оформлена, приходили даже ребята из старших классов. «По совместительству», как он говорил, Толик был и председателем краеведческого кружка.

— Я видел, — говорил уже спокойнее Василек, — какие-то таинственные буквы…

— Какие буквы, где? — горячился нетерпеливый Женька.

— На строительстве электростанции… Мать послала меня набрать щепок, там начали уже тесать бревна. Я побежал, набрал полнехонький мешок и собирался уже домой идти. А потом мне захотелось влезть на бревна и посмотреть с высоты на нашу деревню.

— Короче, короче, — перебил его Женька. — Слишком длинное вступление. Давай о деле.

— Ну так вот, — продолжал Василек. — Я залез на самый верх и вдруг вижу — на одном бревне какие-то таинственные буквы.

— Какие буквы-то?

— Да я еще сам толком не рассмотрел.

— Так почему же таинственные?

— Мне так кажется.

— Васильку всегда и во всем что-нибудь чудится, — безразлично махнул рукой Женька. — Давайте лучше обсуждать маршрут путешествия.

— Нет, ты погоди, — перебил Женьку Толик, — нужно как следует разобраться.

— Конечно, нужно, обязательно… — заговорили ребята.

— Так где, ты говоришь, эти буквы-то — ближе к верхушке или к комлю? — стал расспрашивать Василька Толик.

— А может быть, их дровосеки вырезали? Какие-нибудь условные знаки? — высказал свою мысль Женька.

— Да нет! Они как раз возле того места, где отпилено, и такие давние, что и разобрать трудно, — говорил Василек. — Потому я и подумал, что тут что-то есть.

— Ну ладно, — сказал Толик, обращаясь к ребятам. — Давайте сходим посмотрим.

— Только напрасно время убивать, — гнул свое Женька. — Кто-то ножом чиркнул по коре, а он — таинственные буквы…

Однако, подчиняясь большинству, он поплелся вслед за друзьями.

Деревня Ляховцы, где происходили эти события, во время войны была почти начисто уничтожена фашистами. Ко времени, о котором здесь говорится, деревня отстроилась и стала куда красивей, чем была. Колхозники из землянок переселились в новые дома. Для ребятишек построили новую двухэтажную школу. В центре деревни вырос просторный клуб, рядом с ним — здания сельсовета и врачебного участка. А нынешней весной началось строительство колхозной электростанции. Сюда, на стройку, и прибежали ребята.

— Таинственные буквы вон там, наверху, — показал Василек на самый высокий штабель бревен.

— Вот заладил: таинственные, таинственные… — насмешливо махнул рукой Женька. — Сказал бы просто: «какие-то буквы».

— А тут и правда что-то написано, — послышался сверху голос Толика. Он сидел на верхнем бревне штабеля и внимательно рассматривал стершиеся и почерневшие от времени буквы.

Все ребята как по команде стали карабкаться на бревна. Девочки стояли внизу и требовали, чтобы им обязательно обо всем докладывали.

— Вот это не то «г», не то «т», — показал Василек, который уже сидел рядом с Толиком.

— Это «т», — решил Толик, — потому что за ним идет «у», потом снова «т», и получается «тут».

— А дальше ничего не разберешь, — вздохнул Василек.

— Пусти меня, — попросил Женька, отстраняя Василька.

— Тебя? Не пущу… — заупрямился Василек.

— Это почему?

— Ты даже идти смотреть не хотел…

— А теперь захотел! — ответил Женька и, оттеснив Василька, наклонился над бревном. — Вот этот серпик, наверно, будет «с», а вот это — «п», — догадался он, присматриваясь к буквам.

— Разгаданы еще две буквы — «с» и «п», — передавал девочкам последние новости Василек.

— Дальше идет буква «р» — она совсем отчетливо видна, — сообщил Женька. — А за ней вроде «я»…

— Вот и получается: «Тут спрятан…» — подвел итог Толик.

— Ну-ну, интересно, — заерзал на бревне Василек. — А дальше что?

— Я уже следующее слово разобрал, — радостно оповестил Женька. — Вот погляди, Толик: это «т», а это вот, кажется, «р», хотя оно и не очень разборчиво; дальше, конечно, «у», а с хвостиком — «д»… Вот и выходит: «Тут спрятан труд…»

— А что могут значить эти слова? — задумчиво проговорил Василек.

— Кто ж его знает, — задумался и Толик. — Здесь еще что-то написано, только не разберешь — как раз попало под распил.

— Может, геологи что-нибудь нашли под этим деревом и написали, чтобы не забыть, — крикнула снизу Нина.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.