Горячие дозы (сборник)

Гоуф Лоуренс

Серия: Мастера остросюжетного романа [0]
Жанр: Прочие Детективы  Детективы    1994 год   Автор: Гоуф Лоуренс   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Горячие дозы (сборник) (Гоуф Лоуренс)

Лоуренс Гоуф

Смерть на рыболовном крючке

Моей матери посвящаю

Смерть лошади – жизнь ворона.

Ньюфаундлендская поговорка

Глава 1

Звонок, которого Мэнни ждал чуть ли не всю свою сознательную жизнь, раздался во вторник утром.

Мэнни как раз завтракал, читая спортивный раздел в «Утреннем листке», и так испугался, когда зазвонил телефон, что уронил ложку и расплескал молоко с размокшими кукурузными хлопьями на свой шелковый халат, расшитый ярко–красными драконами. Правый карман халата оттягивал складной итальянский нож. Ножи Мэнни собирал. У него была целая коллекция. С одними он никогда не расставался, другие использовал по мере надобности.

Звонок оказался из Лос–Анджелеса и был оплачен абонентом. Наверняка Дональд Дак, отличнейший парень, подумал Мэнни, даже не спросив, кто на проводе. Но почему у него такой голос: пьяный, грубый, почти агрессивный?

– Дональд, в чем дело?

После некоторого молчания раздался плевок и наконец ответ:

– Это Деффи, ослиная задница!

– Что за выражение? Услышь тебя Уолт, перевернулся бы в гробу.

– К черту Уолта!

Снова молчание. А Мэнни как назло оставил сигареты на кухне – из–за слабых легких он старался пореже курить. Между тем в трубке без конца звучали помехи – то свист, то стоны. Минуты тянулись мучительно медленно. Мэнни достал из кармана нож, нажал кнопку на рукоятке и, когда выскочило лезвие, теряя терпение, стал срезать тонкие полоски пластика с телефонного шнура.

– Ты еще там, Деффи?

– Да, да! А что, ты занят?

– Смотря что ты имеешь в виду.

– Брось свои штучки, плевать я на них хотел. У нас еще есть шампанское? – раздраженно крикнул он кому–то. Мэнни услышал бульканье наливаемой в бокал жидкости и голос Феликса Ньютона: – Лей до краев, – а потом: – Благодарю, бэби, ты прелесть.

– По какому поводу пьете? – поинтересовался Мэнни. – Может быть, ты уже закончил Школу Уток Берлица?

– Весь день я к этому готовился, но проклятое горло опять подвело. И все–таки я кое–чего достиг, какой–то прогресс на лицо. Но тут в мою жизнь вторгаешься ты. Господи! Любой может изображать этого гребаного Дональда.

– Будь ты на семнадцать сотен миль ближе, поплакал бы у меня на плече.

– Послушай, может, купить тебе черный в белую клетку костюм, широченный, чтобы болтался, и красный пластиковый нос? Вот смеху–то будет! Надеюсь, ты меня понял?

– Конечно, – смягчился Мэнни.

Потом что–то забарабанило, и Мэнни представил себе, как Феликс постукивает короткими толстыми пальцами по белой металлической крышке стола во внутреннем дворике своего дома на берегу океана, на самом юге Лагуна–Бич, и как на его шее устрашающе вздуваются вены, когда он поворачивается, чтобы посмотреть на кого–то, проходящего мимо. Мэнни никогда не был в том доме, но ощущение было такое, что он его уже видел.

– Мэнни, у меня к тебе просьба, потому и звоню.

– Что за просьба?

– Тут кое–кого надо убрать.

Мэнни шумно сглотнул.

– Ты еще жив и не в обмороке?

– Стоит ли говорить об этом по телефону?

– Конечно, почему нет?

– А ты не боишься, что нас могут подслушать?

– Кто, например?

– Боже мой, мало ли кто, откуда мне знать?

– За мной ничего особенного не водится, ты вообще никому не нужен, – насмешливо бросил Феликс. – Ох, и труслив же ты. Как заяц. Второго такого не сыщешь. Подожди минутку, я сейчас, – понизил он голос.

Мэнни услышал, как стукнула трубка о стол и следом раздался шепот. Потом захихикала женщина, закричал Феликс, кто–то громко расхохотался, хохот перешел в истерический крик, что–то грохнуло. И снова тишина.

– Ну не молчи ты, – попросил Феликс. – Говори что–нибудь, хоть о погоде. Какая она там, в Канаде?

– Не знаю. – Мэнни еще не выходил из дома после того, как поднялся с постели, и спросил: – Ты что, проверяешь меня?

– У нас, например, сейчас под девяносто градусов по Фаренгейту, с моря дует приятный бриз. Смога нет. Небо такое голубое, что и вообразить невозможно. – Феликс прокашлялся и восстановил дыхание. – Вылетай в ближайшие дни. Думаю, тебе здесь понравится, честное слово, понравится.

– Что ж, колоссально, – сказал Мэнни.

– Только не забывай, что есть трое парней, о которых ты должен позаботиться. И это главное. Три тысячи долларов за каждого плюс расходы, идет?

– Теперь это стоит пять.

– Отбой, – ответил Феликс. – Понял? Так может, все–таки сделаешь дело, возьмешь денежки и слиняешь?

– Американские?

– Что?

– Я спрашиваю, деньги американские?

– Неужели канадские, это дерьмо?

– Надеюсь, нет.

– Но все должно быть сделано тихо, без шума. Помогать тебе будет Юниор.

– Не надо, – быстро ответил Мэнни.

– Обязательно надо! Во всяком случае, он выйдет с тобой на связь. Так что ты жди. Есть у тебя карандаш и бумага?

– Минутку, – сказал Мэнни. Рядом лежали блокнот и ручка «бик», но Феликс этого не видел, и Мэнни позволил себе пойти на кухню и закурить сигарету, после чего вернулся к телефону. – Валяй, говори!

– Записывай имена, – сказал Феликс. – На это, надеюсь, твоей эрудиции хватит. Только смотри, не наделай ошибок, дело важное.

– О'кей, – сказал Мэнни, попробовал, пишет ли ручка, и, морщась от напряжения, стал старательно выводить буквы.

Подождав немного, чтобы Мэнни успел написать, Феликс положил трубку.

Глава 2

Будильник югославского производства был ярко–красного цвета с большим круглым эмалевым циферблатом. Цифры – римские, жирные, черные. Наверху – два блестящих колокольчика, наклоненных друг к другу. Между колокольчиками – молоточек из бронзы. Будильник звонил так громко, что его невозможно было не услышать.

Детектив Уиллоус открыл глаза и увидел, что часы на ночном столике дрожат и вибрируют, будто живые, потянулся и нажал на кнопку звонка. Сразу воцарилась тишина. Была пятница, пять часов утра. Так начался трехдневный уик–энд, которого детектив не без труда добился у инспектора Бредли.

Уиллоус принял душ, быстро побрился и стал одеваться. Он сделал тосты, выпил две чашки кофе, а что осталось в кофейнике – вылил в термос и в шесть пятнадцать был уже на западном шоссе Аппа–Левелс. Ванкувер остался позади и внизу, под ним. Справа ограда из апельсиновых деревьев заслоняла коричневые скалы. Слева в лучах утреннего солнца, словно покрытый фольгой, ослепительно блестел океан.

В Хорсшу–Бей шоссе в двадцати милях от города резко сужалось. Уиллоус вел свой «олдсмобил» со скоростью сорока миль в час, стараясь не пересечь желтую полосу, несмотря на бесконечные повороты и тупики. Та часть шоссе, по которой двигался Уиллоус, была почти пустой, большинство народа ехало в город.

Селение Хоув–Саунд было первым населенным пунктом. Оно раскинулось среди гор, как бы в их тени, рядом с темно–зеленым, с рассеянными то тут, то там серовато–голубыми островами, океаном. Уиллоус наслаждался красотами природы. Это был единственный за месяц его свободный день, и он старался расслабиться.

В сорока милях от Ванкувера на его пути встретился небольшой городок Сквемиш. Океан здесь был ярко–желтого цвета, и от него исходил неприятный запах тухлых яиц: соседние бумажные фабрики сбрасывали в его воды тонны отходов. Правительство не препятствовало этому. Уиллоус закрыл окно и не опускал его до тех пор, пока отравленная часть океана не осталась далеко позади.

Он проехал более получаса и затем, резко тормознув, повернул от шоссе вниз, на покрытую гравием дорогу, обсаженную деревьями. Дорога казалась плотно утрамбованной, и тем не менее на ней повсюду встречались выбоины и вмятины. Примерно за пятьдесят миль до шоссе дорога резко повернула налево. Немного в стороне от поворота Уиллоус увидел выкрашенную в белый цвет сторожку с крышей, обшитой вагонкой.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.