1000 лет после смерти

Светлов Павел

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
1000 лет после смерти (Светлов Павел)

Глава I

Я умираю. Меня зовут Павел Светлов, мне 54 года, жить мне осталось несколько дней. Очень больно и обидно, что последние дни жизни я проведу в тёмной палате разрушающейся от старости больницы маленького провинциального городка Петров.

Петров скучный, серый российский город с населением в сто тысяч человек, а вот события, которые в нём произошли, далеко выходят за пределы нашей планеты. Моё тело уже неподвижно, оно почти умерло, но мои руки живы и моя голова ещё жива, а мой ум работает, как в студенческие годы, ясно и живо. Мои друзья всем своим видом стараются не показывать мне, что знают о моей близкой смерти, но их глаза, полные слёз и печали, говорят больше, чем слова. Они плачут, думая, что я так мало жил, им больно осознавать, что я покидаю их так рано. Они не знают, что из своих пятидесяти четырех лет, я жил всего лишь последние три года. Но эти три удивительных года стоят больше, чем сто обычных жизней. Если успею, я расскажу вам историю, которая полностью изменит вашу жизнь и ваше представление о мире, который нас окружает. Лишь бы хватило времени и сил…

Я не боюсь смерти, потому что точно знаю: умрёт только моё тело, а мою душу, мою сущность ждут новые удивительные миры и приключения. Странно устроены люди, когда человек рождается, он плачет, а все вокруг радуются, когда же человек умирает – он радуется, а все вокруг плачут. Люди боятся смерти, потому что не верят – смерть не конец, а только начало.

Я лежал с закрытыми глазами, но не спал. Тупая боль разрывала на части мою бедную спину. От этой ужасной боли хотелось броситься в окно… и убить себя. У меня не было больше сил и терпения.

Мои размышления прервал знакомый до боли в сердце лёгкий, земляничный аромат туалетной воды. Моя жена пользуется ею уже много лет, этот запах я узнаю из тысячи. В последние дни я стал хуже слышать, но сильнее воспринимаю запахи. С трудом превозмогая боль, я повернул голову вправо, открыл глаза и сразу увидел её. Я улыбнулся, стараясь изо всех сил потрескавшимися губами изобразить счастливую улыбку. Мне хотелось хоть как-то уменьшить страдания моей жены.

Мария не вошла, а влетела, как весенний свежий ветер. Небольшого роста, яркая, красивая, хорошо сложённая, она стремительно подошла ко мне, склонила голову и горячо, страстно поцеловала в сухие губы. Её чёрные как смоль волосы нежно коснулись моей правой щеки. В этот момент я был на десятом небе от счастья.

Невозможно словами передать, какое счастье любить и быть любимым! В последние мгновения жизни всё настоящее становится в тысячу раз ярче, сильней, пронзительней, а всё фальшивое тускнеет, исчезает, как будто его и не было.

– Привет, любимый!

Мария произнесла эти слова так нежно и тепло, что у меня появилось полное ощущение: ее душа в этот момент обняла мою. В ответ я постарался произнести нежные, добрые слова, но не смог. Слезы градом покатились по щекам. Бывают в жизни мгновения, когда время останавливается, и слова перестают существовать. Я прижал её к себе так крепко, как только смог, будто боялся, что именно сейчас смерть разлучит нас. Мы плакали вместе. Я чувствовал биение её сердца. Я не знаю, сколько прошло времени, может быть пять минут, а может час…

Громко скрипнув дверью, в палату вошел врач.

Мы понимали, что нужно оторваться друг от друга, но не могли. Я возненавидел врача, как лютого врага. «Господи! – подумал я, – ну почему, почему они не могут оставить меня в покое, дать мне просто умереть, ведь совершенно понятно и мне, и им, что все эти процедуры, капельницы, уколы – пустая трата времени. Все это бессмысленно!»

Поборов вспыхнувшие в груди злость, отчаяние и возмущение, я прошептал:

– Ты самая любимая на свете! Ты единственная моя любовь! Как я благодарен судьбе, Богу, за то, что ты у меня есть! Прости меня, прости.

Мария выпрямила спину, глаза её были наполнены слезами. Крупные слезинки, как хрустальные горошины, катились по её щекам и капали мне на руку. Она продолжала смотреть на меня с любовью и страхом, не замечая вошедшего в комнату врача.

Приподняв голову, я увидел худого, седого, сутулого врача. Это был мой старый приятель – Валерий Александрович. От него всегда пахло спиртом и какими-то лекарствами. Он был хороший, добрый человек, но любил выпить. От этого его нос превратился в красную картошку, а кожа на щеках покрылась полопавшимися кровеносными сосудами. Несмотря на пристрастие к алкоголю, Валера был добрейшим человеком. Но как он не вовремя пришёл!

– Прошу прощения, – сиплым, пропитым голосом произнес доктор. – Время ставить капельницу.

Глядя на его пропитое лицо, мне хотелось закричать:

– Пошёл на хер! Пошёл к чёрту! – но вслух я сказал, – спасибо.

– Ну ладно, я зайду позже, – смущённо произнёс врач и быстро вышел.

Мы остались вдвоем, Мария еще крепче сжимала мою руку своими теплыми, нежными ладонями. Так мы просидели ещё несколько минут. Мы были счастливы.

– Как ты просил, я принесла диктофон, блокнот и ручку. Начнем работать над книгой прямо сейчас? – спросила Мария.

– Давай попробуем, – тихо, неуверенно ответил я.

– Ты обязательно должен рассказать свою удивительную историю людям. Ты просто обязан написать книгу. Понимаешь? Обязан! – продолжала уговаривать меня жена.

– Хорошо! Я сделаю все, что смогу. Я знаю, мне осталось жить пять, может, шесть дней. Пока ты ездила за диктофоном, я всё посчитал: каждый день я должен диктовать по 8 часов и тогда, у меня есть шанс, все успеть!

Из очаровательных карих глаз моей жены вновь покатились слезы. Ее губы задрожали, и было видно, что она прикладывает все силы, чтобы не зарыдать в голос.

– Ну, хватит, хватит плакать, прошу тебя! Успокойся. – только и смог выдавить я из себя.

– Ты же знаешь, я всегда поддерживала тебя, а сейчас мы просто не имеем права сдаваться. Любимый, у тебя все получится! – страстно убеждала меня Мария.

– Как бы ты хотел назвать книгу?

– 1000 лет после смерти.

– Тебе не кажется, что название книги слишком непонятное?

– Чем непонятнее название, тем больше оно вызывает интерес, – пошутил я, и мы вместе тихо рассмеялись.

– Ну, а, если говорить серьёзно, если человек не думает, что останется после него, то он и не живёт! Только мысли о смерти помогают нам понять, что такое жизнь! Ты же видишь, большинство людей существуют, а не живут, они всю жизнь находятся как бы во сне. Просыпаются утром, идут в туалет, чистят зубы, автоматически завтракают. В этот момент они уже не живут, они становятся машинами, которыми управляют привычки. Потом на автопилоте добираются до работы или учебы. Как механизмы, люди работают до обеда, и чем он ближе, тем чаще поглядывают на часы и считают минуты до перерыва. И вот долгожданный обед – маленький праздник. Но и он какой-то механический. Закончив работу, люди на автопилоте перемещают свои тела в сторону дома, а дома опять тоже, что и вчера, и позавчера. Душ, ужин, уроки детей, туалет и сон. И, поверь мне, абсолютно не важно, кем работает человек: шахтером или топ-менеджером крупного банка – им управляют инстинкты, привычки, годами выработанные алгоритмы. И так каждый день! Разве можно назвать ЭТО – жизнью? Это просто существование.

– Ты прав! Если твоя интуиция говорит, что это хорошее название, значит оно хорошее. Мне уже нравится. Правда, классное название – «1000 лет после смерти»!

В этот момент в ее глазах я увидел лучик радости и света: мне стало так хорошо. А мои окончательно пересохшие губы сами шептали:

– Ты моё счастье, ты моя единственная любовь. Я каждый час, каждую минуту благодарю судьбу и Бога за то, что мы встретились, за то, что ты полюбила меня. Знай, ничто и никогда не разлучит наши души. Моё тело скоро умрёт, но моя душа будет каждый вечер прилетать к тебе. Ты будешь сладко спать, а моя душа будет рядом, она будет нежно обнимать твою душу. Знай, любимая, когда меня не станет, душа моя будет всегда рядом, ты будешь смотреть на небо, а я буду облаком, звёздами. Я всегда буду рядом!

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.