Контракт на конец света

Шалюкова Олеся Сергеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Контракт на конец света (Шалюкова Олеся)

Пролог

Назвать небольшой класс уютным ни у кого бы язык не повернулся. Мраморная высокая кафедра была окружена, словно в амфитеатре, полукруглыми одиночными партами с неудобными стульями, на которых достаточно взрослые студенты, лет двадцати, двадцати пяти на вид, сидели кто сгорбившись, кто неестественно выпрямившись.

Цвета у парт были самые разные и зачастую некомфортные для взгляда. Не в силах поменять на более удобную поверхность хотя бы стул и стол, не говоря уж о классе в целом, студенты изгалялись над цветом. Серо-буро-малиновые детские аляповатые картинки по сравнению с этими «шедеврами» цвета показались бы классикой приятной взгляду.

Окон в помещении не было. Вообще. Не было и светильников. Но свет был, хотя и не плавный, а местами. Местами ярко, местами тускло, напоминая то ли прогноз погоды, то ли еще что. Кое-где над партами света не было вообще — там отсутствовали студенты.

Преподаватель физико-математических интеграций вещал с кафедры очередную заумь, которая должна была помочь студентам второго потока в их дальнейшей и самостоятельной жизни. Лицо у него было вдохновлённое, просветленное.

Половина студентов точно с таким же выражением лица смотрела на него, шурша световыми карандашами и лэкнотами [1] , ведя аккуратные конспекты.

Вторая половина, уткнувшись в свои электронные конспекты, делала умный вид, играя параллельно на полях в «классики», крестики-нолики, балду или старый добрый морской бой. В отличие от гениальной половины, которые заумную муть понимали, эти студенты понимали хорошо, если через слово, а то и два. Весь конспект целиком так и оставался для них набором фраз, которые надо будет выдать впоследствии на экзамене (добро пожаловать шпаргалкам).

Таисия, с трудом удерживаясь от того, чтобы не закинуть на парту ноги, лениво зевала. Ей было скучно. Просто ужасно. В отличие от второй половины, заумь она понимала. В отличие от первой — она была ей совершенно не интересна. Просто эти интеграции были обязательными в дополнительном курсе, который она взяла в качестве факультатива. Не бросать же из-за пары скукотищ весь курс в целом?

Значок входящего сообщения, как и подмигивание соседа по ряду, Тая благополучно проигнорировала. Не хотелось ни с кем общаться. Да и вообще, до конца пары оставалось еще сорок минут, а после этого можно будет отключить надоевший нейро-интерфейс и выбраться из этого неудобного «студенческого» кресла.

После занятий в вирто-классе [2] оставались на пятнадцать минут преподаватель и зубрилы, остальные обычно сразу же отключались и открывали глаза в своих домах, предпочитая большую перемену на сорок минут проводить дома.

Таисия хмыкнула.

Ну, естественно, дома. В виртуальном университете было много правил, которые ужасно хотелось нарушить. Наказания же при этом были настолько строгие, что студенты предпочитали вернуться по домам, зайти в свои частные сети и вдоволь насладиться свободным временем и тем, что в университете было запрещено.

У Таисии тоже была такая частная сеть. И были планы на грядущую большую перемену. Скоро должны были начаться триместровые каникулы, а на то, что Тая хотела — ей никак не хватало денег. Оставалось только одно, найти их.

Деньги студенты могли заработать на подработке. Подработка была разная, но все, что предлагалось на студенческой виртодоске, Таисии не нравилось. Репетиторские занятия, лабораторные работы, выполнение работ на заказ за глупых студентов (такие занятия, в общем-то, в открытой части доски не вывешивались, но Тая могла заглянуть и в частную доску, куда якобы не было доступа преподавателям).

Второй вариант заработка был полуофициальным. Подработка без оформления в торговых или информационных компаниях. Лучшие из лучших в старших группах уже нашли то место, куда устроятся после учебы, и уже сейчас получали достаточно для обеспечения своих нужд, подрабатывая понемногу.

Третий вариант максимально неофициальный — черный рынок и подпольные игры. Пресытившиеся богачи с удовольствием смотрели на бои, покупали наркотики и убивали людей в виртореальности, даже не задумываясь о том, что калечат настоящих людей. На черном рынке все покупалось и продавалось, и чужая жизнь в том числе.

Правительство уже давно даже не пыталось сделать вид, что как-то решает эту проблему. Черный рынок милостиво не особо наглел. Правительство делало вид, что черного рынка не видит. Все целы, все довольны, всем хорошо.

Действительно, всем. Ну, почти.

Иногда рынок выходил за рамки, и тогда его очень быстро в эти рамки загоняли частные корпорации, имеющие своих бойцов.

Шаткое равновесие держалось. И не планировало рушиться.

Зевнув, Таисия прикрыла рот ладонью и оглянулась по сторонам. Некоторые студенты не сводили с нее взгляда, это была часть, входящая в виртореальность с аппарата полного доступа. Часть даже не повернулась — это были те, кто полный доступ себе позволить не мог, поэтому был в классе только как двухмерная модель.

— Студентка N2-16ФЗ-12-27, вы так красноречиво молчите, вам повторить вопрос?

— Не надо, Антон Сергеевич, — вежливо отказалась Таисия. — Я на него в любом случае отвечать не буду.

— Студентка!

— Мне лень, — улыбнулась Таисия.

— Тогда ленитесь где-нибудь в другом месте, — нахмурился преподаватель. — Ко мне придете на экзамен, а пока будьте добры, покиньте аудиторию.

— Антон Сергеевич. Мне лень. Можно я вам экзамен сейчас сдам, и мы в расчете? У меня есть, — Тая взглянула на табло у себя над головой, — целых семь минут для этого.

По аудитории пробежались тихие шепотки и смех. Студентка двадцать семь в их группе доводила планомерно до белого каления всех преподавателей в последнюю неделю. Ее уже к декану вызывали. Впрочем, вернули обратно ни с чем. А сама студентка после этого еще и довольно насвистывала, словно получила не только то, что хотела, но еще и пару бонусов в придачу.

Лицо преподавателя осталось спокойным.

«Сэкономил на мимическом провайдере», — подумала Таисия, перехватывая поток, которым ее попытались «вежливо» выдворить из класса и возвращая его обратно.

Убедившись, что не получилось планируемое, Антон Сергеевич спросил:

— И что же вы хотите сдать за семь минут, студентка?

— Да что угодно, — легкомысленно отозвалась Тая. — Любую теорему, любое доказательство, любое применение на практике. Мне все равно.

— И на какую же оценку вы претендуете?

— Не меньше девяносто семи баллов, профессор.

Мгновение заминки, и в классе снова начал гулять смех.

— Тогда, прошу, — Антон Сергеевич показал на электронную доску, где было написано название теоремы, которой должна была закончиться пара. — Теорема вихревых потоков при трансмедиальном переносе данных.

Среди когорты гениев, все это время старавшихся просто поддерживать компанию, зазвучали уже искренние и злорадные смешки. Частная теорема, одна из тех на которой обосновывалась технология построения виртуальной реальности, за семь минут не могла быть доказана. В принципе.

Таисия вздохнула.

К доске идти было тоже лень.

— Опустить расчеты можно? — спросила она с интересом.

— А как же вы выводить будете, студентка? — профессор покачал головой. — Никаких пропусков. Все обстоятельно. С самого начала.

«И уложиться в шесть минут и двадцать две секунды? М-да… Профессор. И никакого снисхождения к ленящейся девушке. А лень, между прочим, двигатель прогресса. И кстати говоря! Вас же наверняка предупреждали обо мне и моих „тараканах“, что ж вы не послушались то старших и опытных наставников?»

Поднявшись со своего места, Тая весело улыбнулась, двинулась к доске, привычно уворачиваясь от кусков кода, которые плавали по классу, и одновременно правой рукой набирая на клавиатуре, отвечающей за построение внутренней частной реальности, коды повышенной подлости. Ничего злорадного в них не было, но, по крайней мере, именно так называли эти коды в Таином исполнении ее немногочисленные знакомые.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.