Адмирал Канарис - "Железный" адмирал

Славин Станислав Николаевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Адмирал Канарис -

1МРВИЙШ

АДМИРАЛ

КАНАРИС—

«ЖЕЛЕЗНЫЙ» АДМИРАЛ

Я!&

олков

С.Сл

авин

Москва

Олимп

Смоленск

Русич

1999

GERZA SCAN

УДК 32 ББК 63.3(0)62 В 71

Серия основана в 1997 году

Художник Шуплецов А. А.

Волков А., Славин С.

В 71 Адмирал Канарис — «Железный» адмирал. — М.: Олимп; Смоленск: Русич, 1999. — 560 с., ил. — («Мир в войнах»),

ISBN 5 — 7390 — 0574 — 4 («Олимп»)

ISBN 5-8138-0012-3 («Русич»)

Абвер, «третий рейх», армейская разведка... Что скрывается за этими понятиями: отлаженный механизм уничтожения? Безотказно четкая структура? Железная дисциплина? Мировое господство? Страх?

Книга о «хитром лисе», Канарисе, бессменном шефе абвера, — это неожиданно откровенный разговор о реальных людях, о психологии войны, об интригах и заговорах, покушениях и провалах в самом сердце Германии, за которыми стоял «железный» адмирал.

УДК 32

ББК 63.3 (0) 62

ISBN 5-7390-0574-4 («Олимп») ISBN 5-8138-0012-3 («Русич»)

Большое честолюбие издавна превращало благоразумных в безумцев.

И. Кант

У каждого в жизни свой маяк. Одних движет любовь к женщинам, других — к деньгам. Ну а третьи изо всех сил стремятся увидеть блеск золотых букв собственного имени на мраморе пьедестала. Не желая при этом замечать, что буквы сияют на посмертном памятнике.

П. Буаст

ПРЕДИСЛОВИЕ

Ну и обаятельная сволочь этот Мюллер! Конечно, мы понимаем, в «Семнадцати мгновениях весны» он стал таким прежде всего благодаря актерскому мастерству Леонида Броневого. Но и играть артисту было что: Юлиан Семенов не поскупился, не пожалел литературного материала и усилий на создание образа. И в итоге Мюллер получился «как живой».

Впрочем, в отличие от Исаева-Штирлица — образа собирательного (быть может, потому, что никому из наших разведчиков на самом деле не удавалось работать в фашистской Германии столь долго и продуктивно), прототипом Мюллера действительно был исторический персонаж, бывший начальник берлинского гестапо. Во многом именно благодаря его напористости, настырности, если хотите, бульдожьей хватке советские агенты, будем говорить прямо, сгорали, словно бабочки, — от силы год-два активной работы— и поминай как звали... Их вычисляли, отлавливали и безжалостно уничтожали. Или заставляли работать на себя — случалось порой и такое...

В свою очередь, немцы тоже засылали в наш тыл своих агентов. Судьба их складывалась по-разному. Но что готовили в абвере — военной разведке «третьего рейха» — агентов профессионально, с этим сегодня согласны многие. Более того, говорят, некоторые современные методы и приемы подготовки, в частности столь модное ныне зомбирование, берут свои истоки оттуда.

Вспомните хотя бы ситуацию, описанную в романе Богомолова «В августе сорок четвертого...» Война близится к закату, и тем не менее для обезвреживания группы из 4—5 агентов абвера наша Ставка готова снять с фронта целую дивизию — столь велика цена передаваемой ими информации.

Готовились такие агенты в ведомстве адмирала Кана-риса. И если о самом абвере в нашей литературе говорилось уже немало — взять хотя бы нашумевшие в свое время романы «Сатурн почти не виден» и «Щит и меч», — то вот фигура руководителя высвечена до сих пор весьма слабо.

На наш взгляд, это произошло по нескольким причинам. Во-первых, сам Фридрих Вильгельм Канарис — фигура не такая колоритная, как тот же Мюллер, и не столь значимая, как, скажем, Борман. Во-вторых, сама его должность, требовавшая пребывания в роли человека-неви-димки, давала немного материала для прижизненных описаний. Да и сам Канарис по складу своего характера и воспитания вовсе не горел желанием быть все время на виду. Ему было вполне достаточно, что он хорошо известен в определенных кругах...

Наконец, в-третьих, героем какого лагеря он должен быть? Неонацисты его не очень жалуют, полагая, что его повесили вполне справедливо: нечего было участвовать в заговоре против фюрера. Социал-демократы, а тем более коммунисты, как бывшие, так и нынешние, не могут простить ему уже того, что во времена Веймарской республики он откровенно перешел на сторону контрреволюции, приложил немало сил, чтобы «низы» власть так и не получили.

И все же каков он, адмирал Вильгельм Канарис? Разобраться в этом стоит хотя бы потому, что, не зная как следует истории, нельзя правильно прогнозировать будущее. Только, извините, дураки учатся на собственных ошибках — люди умные стараются учесть и не повторять просчеты предшественников. А кроме того, разве не интересно, каким образом флотский офицер стал вдруг заправлять сухопутной разведкой?..

Вот мы и попытались собрать досье на адмирала Ка-нариса. Благо что в нашей стране ныне открылись многие источники информации, совсем недоступные ранее.

Должны только предупредить: итоги расследования удивили и нас самих.

ЕА СЛУЖБЕ КАЙЗЕРУ

ПРЕДОК НА ПЬЕДЕСТАЛЕ

...«Вон стоит твой прапрадед», — буднично сказал отец, показывая через улицу. Мальчик вгляделся и обомлел: золотыми буквами на мраморном цоколе горела его фамилия! А выше, на самом постаменте, гордо подняв голову, смотрел куда-то вдаль поверх каждодневной суеты бронзовый адмирал.

Так в 1902 году на афинской площади Фридрих Вильгельм Канарис познакомился с одним из самых именитых представителей своего рода. Они и по сей день соседствуют в энциклопедии — адмирал Константин Канарис, проживший бурную, полную приключений жизнь и ставший на склоне лет премьер-министром освободившейся от турецкого ига Греции, и адмирал Вильгельм Канарис, руководитель известной на весь мир военной разведки «третьего рейха» — абвера.

Но вряд ли отец тогда догадывался, какой переворот в душе младшего сына произвела брошенная им вскользь фраза. Представитель клана деловых людей, он и мысли не допускал, что кто-то из его потомков изберет себе другой жизненный путь. Но вышло именно так. Хотя Вильгельм Канарис родился и рос в семье коммерсантов, инженеров и менеджеров, которых не волновало ничего, кроме производственных мощностей и показателей выработки, моря, приключения, тайны, далекие страны пленяли его с самого раннего детства. Его влекло в неведомые дали, куда не доносился еще шум современных машин. В нем жил мятежный дух рода Канаризи.

* * *

Именно так когда-то звались его предки, первое упоминание о которых встречается в итальянских летописях начала XVI века. Хотя и жили они в деревушке Зала, население которой занималось в основном прядением шелка, были они людьми даровитыми, наделенными буйной фантазией. Волны озера Комо, на берегу которого располагалось поселение, толкали их к волнам еще большим и опасным — морским и океанским. Род Канаризи подарил Европе немало известных купцов, моряков и ремесленников.

Со временем представители рода расселились по Верхней Италии, многие и вовсе покинули страну. Так, одна из ветвей фамилии Канаризи оказалась в Греции, другая прижилась на Корсике, третья укоренилась в Германии.

Семейные предания гласили, что кровь Канаризи текла даже в жилах Наполеона. Немецкие Кана-рисы, впрочем, держались подальше от политических авантюр, предпочитали покой и умеренность, достойные бюргеров. Осев в районе Трира, они становятся юристами и чиновниками, финансистами и промышленниками.

С середины XIX века Канарисы входят в элиту угледобывающей и сталелитейной промышленности в западной части Германии. Дед Вильгельма, Иоганн-Йозеф Канарис, королевский горный советник, считался одним из пионеров промышленности в Рурской области. Его сын Карл был членом совета правления и директором Нижнерейнского металлургического завода в Дуйсбурге. Брат Вильгельма — Карл-Август Канарис — снискал славу одного из самых толковых сталелитейщиков Германии и стал генеральным директором локомотивного и машиностроительного завода «Хеншель». Даже его сестра, Анна, осталась верна духу семьи: она вышла замуж за инженера Рудольфа Бука, ставшего впоследствии управляющим чугунолитейного завода.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.