Записки военного советника в Китае

Черепанов Александр Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Записки военного советника в Китае (Черепанов Александр)

ЗАПИСКИ

ВОЕННОГО СОВЕТНИКА

В КИТАЕ

(1924-1927)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

notes

1

2

3

А. И. ЧЕРЕП/IHOD

академия НАУК СССР

ИНСТИТУТ НАРОДОВ АЗИИ

А. И. ЧЕРЕПАНОВ

ЗАПИСКИ

ВОЕННОГО СОВЕТНИКА

В КИТАЕ

Из истории Первой гражданской революционной войны,

(1924-1927)

ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА: Москва 1964

Ответственный редактор В. Н. РОГОВ

ОТ АВТОРА

В 1923 г. я по поручению партии и правительства СССР поехал о Китай в первой пятерке военных советников, приглашенных для службы в войсках Гуанчжоуского (Кантонского) правительства великим китайским революционером доктором Сунь Ят-сеном.

Мне довелось участвовать в организации военнополитической школы Вампу и в формировании ядра Национально-революционной армии. В ее рядах я прошел первый и второй Восточные походыпротив милитариста Чэнь Цзюн-мина, участвовал также в подавлении мятежа юньнаньских и гуансий-ских милитаристов. Во время Северного похода НРА в 1926—1927 гг. я был советником в войсках восточного направления.

Я, разумеется, не ставлю перед собой задачу написать военную историю Первой гражданской войны в Китае. Эта книгалишь рассказ о событиях, в которых непосредственно принимал участие автор, о людях, с которыми ему приходилось работать и встречаться.

Записки основаны на личных впечатлениях, рассказах других участников событий и документальных данных.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ

В ДАЛЕКИЙ КРАЙ

Весна 1923 г. для меня была особенно напряженной. Я заканчивал основной курс военной академии, ныне носящей имя М. В. Фрунзе, и одновременно готовился к переходу на последний курс Восточного факультета этой же академии.

У рабочих и крестьян, отстоявших в труднейшей борьбе свое Социалистическое Отечество, была неутолимая жажда к учению. Многие мои товарищи, вышедшие из народных низов, учились в двух вузах: например, на основном курсе военной академии и в сельскохозяйственной академии. Один даже, помимо военной академии, сумел окончить медицинский институт. Это славное поветрие охватило и меня: я учился одновременно и на основном курсе и на Восточном факультете...

Почему именно Восточный факультет привлек меня?

Так случилось, что уже с детских лет бурные события на Дальнем Востоке больше других волновали мое воображение. Сначала это было китайское народное восстание 1900 года против иноземных захватчиков, затем — русско-японская война. Помню, я тогда разыскивал н'с интересом разглядывал картинки-лубки на эти темы. Прошло немало лет, и жизнь столкнула меня уже с живыми представителями Дальнего Востока. На фронтах гражданской войны мне пришлось воевать вместе с китайскими товарищами, и интерес мой к Китаю возродился с новой силой.

В марте или апреле 1918 г., когда- я командовал

2-м красноармейским полком в Гатчине, к нам пришел

молодой китаец и попросил принять его добровольцем. Потом он привел с собой еще нескольких китайцев, и мы их тоже зачислили. После этого они к нам повалили десятками. Я доложил об этом командиру дивизии. По его приказу была сформирована китайская рота для охраны каких-то объектов.

Отряд китайских добровольцев имелся также в бригаде, где я был начальником штаба в конце 1918 или в начале 1919 г. Мы делили с ними и горе и радость в боях за освобождение Прибалтики от немецких захватчиков и белогвардейцев.

У меня появилось желание изучить китайский язык. Поступая на Восточный факультет, я не думал, что когда-нибудь посвящу себя дипломатической работе. Фантазия моя так далеко не заходила. Как и в юности, мне просто хотелось работать на Дальнем Востоке.

В комиссии по распределению на армейские должности слушателей третьего курса меня несколько раз уговаривали отказаться от учебы на Восточном факультете и ехать командовать дивизией. Особенно настойчиво добивался моего согласия член комиссии, мой друг, бывший сослуживец и однокурсник Николай Иванович Жабин. «Армии нужны командиры»,— говорил он. Жабин и не подозревал, что ему самому вскоре придется подбирать военных советников для Национально-революционной армии Китая.

Мы готовились к выпускным' экзаменам и к защите дипломных работ. Как-то слушателям стало известно о приезде в Москву из Китая Анатолия Ильича Геккера — бывшего начальника нашей академии. Говорили, что он должен отобрать слушателей для работы в Китае. И вот однажды секретарь начальника сказала мне: «Вас просит зайти Анатолий Ильич». Мне послышалось «Анатолий Васильевич», лекции которого я любил слушать, и я с удивлением спросил: «Товарищ Луначарский?!»

— Нет, Геккер, Анатолий Ильич, — пояснила секретарь и добавила,— он ждет вас в кабинете комиссара.

В недоумении я подходил к дверям, мне и в голову не могло прийти, зачем я мог потребоваться бывшему начальнику.

Геккера мы привыкли видеть в военной форме. Теперь он был в штатском, и я в первый момент не узнал его. Штатский костюм придавал ему тот «классический»

облик дипломата, который сложился в моем воображении.

Анатолий Ильич приветливо поздоровался и жестом пригласил садиться. Внимательно глядя на меня, он задал обычные «анкетные» вопросы: социальное происхождение, последние должности и чин в старой армии, время поступления в Красную Армию, участие в гражданской войне, партийность.

Я отвечал:

— Из крестьян, в старой армии закончил службу штабс-капитаном в должности командира роты. На фронте в начале 1918 г. добровольно вступил в Красную Армию; гражданскую войну начал с первого дня наступления немцев — 18*февраля 1918 г. и закончил кампанией в Польше— осенью 1920 г.; на фронте полтора года командовал полком, был начальником штаба бригады и более года командовал бригадой; кандидат в члены партии.

— Вы из офицеров военного времени?

— Да.

— Я постарше вас, из кадровых офицеров, закончил службу в старой армии подполковником.

И посмотрев на присутствующего комиссара академии Муклевича, Геккер спросил:

— У вас будут какие-нибудь вопросы к товарищу Черепанову?

— Нет,— ответил Муклевич. — Я знаю товарища Черепанова с осени 1918 г. Во время подготовки наступления на Псков он был начальником штаба бригады. И в академии он показал себя дисциплинированным и способным командиром. Как я вам уже говорил, я за кандидатуру товарища Черепанова.

Меня отпустили, сказав, чтобы на следующий день я в 10 часов утра зашел к Анатолию Ильичу.

На другой день утром в номере у Геккера собрались мои однокурсники: Яков Герман, Павел Смоленцев, а также уже сдавшие экзамены за основной курс, но оставленные в академии для окончания Восточного факультета Николаи 'Герешатов и Владимир Поляк.

Геккер повел нас в штаб РККА на «смотрины», и участь моя была решена. Узнав о просьбе Сунь Ят-сена к Советскому правительству, мы все пятеро согласились добровольцами поехать в далекий край.

Г

...В Москве, на Воздвиженке (ныне улица Калинина), мы, пять молодых люден в военной форме, зашли в универсальный магазин. Поднялись в отделение готового платья и остановились в нерешительности перед прилавком.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.