Командир легендарного крейсера

Руднев Николай Всеволодович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Командир легендарного крейсера (Руднев Николай)

ПРЕДИСЛОВИЕ

2

ПЕРВОЕ

КРУГОСВЕТНОЕ

ПЛАВАНИЕ

3

5

7

8

2

3

5

6

7

8

9

11

12

В ДАЛЕКОМ ПОРТ-АРТУРЕ

2

3

4

5

6

7

8

10

12

13

15

2

3

4

5

6

12

2

3

5

6

ТЯЖЕЛЫЕ

ИСПЫТАНИЯ

2

4

5

2

3

4

2

4

5

6

notes

1

2

3

4

5

6

7

Всеволод Федорович Руднев

Н. РУДНЕВ

КОМАНДИР

ЛЕГЕНДАРНОГО

КРЕЙСЕРА

Кому не известен легендарный подвиг двух русских военных кораблей — крейсера «Варяг* и канонерской лодкн «Кореец*!

В начале русско-японской войны (1904—1903 гг.) они вступили в единоборство у корейского порта Чемульпо с противником. в семь раз превосходящим их силами, но не сдались. Командовал кораблями капитан 1-го ранга Всеволод Федорович Руднев.

Настоящая книга принадлежит перу Николая Всеволодовича Руднева — старшего сына замечательного русского моряка. Автор, широко используя личные воспоминания, в живой форме сообщает много нового о жизни и деятельности командира легендарного крейсера, выдающегося знатока морского дела, прогрессивного человека, «отца родного-*, как звали В. Ф. Руднева матросы.

ПРЕДИСЛОВИЕ

НАСТОЯЩАЯ книга является историко-биографическим очерком о жизни и деятельности контр-адмирала Всеволода Федоровича Руднева, командира отряда легендарных русских кораблей: крейсера первого ранга «Варяг» и мореходной канонерской лодки «Кореец».

Кроме архивных источников, основным материалом к составлению книги послужили ясно сохранившиеся в памяти автора живой образ его отца, книга В. Ф. Руднева «Кругосветное плавание на крейсере «Африка» (1909 г.), многочисленные письма жителей деревни Мышенки и доживших до наших дней бессмертных ге-роев-моряков экипажа крейсера «Варяг».

В последние годы своей жизни в деревне Мышенки Тульской губернии, где поселился В. Ф. Руднев после того, как ему предложили покинуть Петербург, им была закончена рукопись книги «Записки моряка», которая не увидела свет из-за царской цензуры.

Описывая в этой рукописи свою тридцатитрехлетнюю службу на флоте, В. Ф. Руднев говорил и о многих неприглядных сторонах жизни царского двррца и военно-морского флота.

После смерти В. Ф. Руднева рукопись была передана его семьей музею Черноморского флота в Севастополе, где, к сожалению, пропала при разграблении белогвардейцами музея в период гражданской войны.

«Записки моряка» — труд высокообразованного, передового офицера своего времени, патриота Родины — представляли большой интерес, особенно если учесть, что автор их прекрасно знал высшие правительственные круги и командование русского военно-морского флота.

В этой работе использованы некоторые места из рукописи «Записок моряка», которую я читал неоднократно.

Благодарный советский народ глубоко чтит бессмертный подвиг русских военных моряков — экипажей «Варяга» и «Корейца», историю которых я счастлив дополнить настоящей книгой о командире этих героев.

Приношу большую благодарность И. Н. Григоренко, помогшему мне в обработке собранного материала, а также В. Н. Ашуркову и М. А. Мосолову, сделавшим существенные критические замечания по рукописи, которые учтены при подготовке ее к печати.

Николай Руднев.

Ульяновск — Тула.

сел и деревень, рассыпавшихся по бесконечным просторам крепостной России.

В центре села стояла небольшая белая церковь с голубым куполом, увенчанным золотым крестом.

Поодаль от нее находился большой барский дом с колоннами и просторными верандами, украшенными вьющимися растениями.

К дому примыкал обширный цветник, по которому пролегали дорожки, посыпанные желтым песком, привезенным сюда за много верст.

За цветником был расположен фруктовый сад, а л ал ее обширный тенистый парк с вековыми липами н дубами. Поодаль от дома размещались добротные скотные дворы, конюшни, птичники.

Огромный пруд одной стороной подходил почти к самому дому, а другой уходил далеко в зеленеющие луга, за которыми чернел заповедный помещичий лес. Берега пруда густо поросли ивами, камышом. Здесь привольно жили гуси и утки.

Вес это богатство принадлежало местному помещику Лихачеву, известному своим самодурством к тяжелым нравом. Он был владельцем многих других таких же деревень с их одетыми в заплатанные рубища оби-тателячи-крестьянами. числившимися в хозяйской инвентарной книге движимого имущества наравне со скотом.

Чуть посереет предутреннее небо — в избах зажигаются лучины, раздается скрип отворяемых дверей и на улице появляются молчаливые фигуры крестьян, направляющихся на барскую усадьбу. Там они начнут свой длинный, изнурительный труд на своего владель-ца-барина.

А как только поднимется солнце, на улицу выбегают оборванные, босоногие ребятишки, оставляемые на целый день без всякого присмотра.

Тяжелая, бесправная жизнь деревни текла из года в год по одному и тому же руслу: на скотном дворе пороли розгами за малейший проступок тех, кто, доведенный до отчаяния, осмеливался ослушаться барской воли, а по праздникам заставляли молиться в церкви за здравие «болярина» Лихачева.

• На противоположной стороне деревни стоял, обнесенный крепкой изгородью, небольшой флигель, в котором жила большая семья потомственных моряков Рудневых, не имевшая, кроме этого флигеля с маленьким огородом, никакой другой собственности. В числе многочисленных детей самым маленьким был Всеволод, родившийся 19 августа 1855 года 1.

Отец Води, как называли мальчика в семье, отставной капитан 1-го ранга Федор Николаевич Руднев жил в этом селе на пенсию.

Потомственный моряк, герой русско-турецкой войны 1828—1829 гг., воспитывал сына Водю в морском духе. А сколько тем для рассказов было у бывшего командира корабля, сподвижника выдающегося адмирала М. П. Лазарева, участника ряда морских боев, отличивших русский флот на Черном, Средиземном и Адриатическом морях!

Старшим днепородный брат Води, капитан-лейтенант* Федор Федорович, иногда навешал своих родственников в деревне н тоже очаровывал детское воображение рассказами о боевых походах фрегата «Херсонес», которым он командовал во время исторической обороны Севастополя 1854—1855 гг. «Херсоиес» блестяще поражал с рейда севастопольской бухты сокрушающим артиллерийским огнем атакующие цепи врага. Не одна сотня интервентов нашла себе могилу от меткого огня «Херсонеса» на Инкерманских высотах, у подножия третьего бастиона, на Малаховом кургане. Водя жадно слушал рассказы о встречах с знаменитым русским флотоводцем П. С. Нахимовым, по указанию которого происходили совместные вылазки пароходов-фрегатов «Владимир» под командованием капитана 2-го ранга Г. И. Бутакова и «Херсонес», наносивших сокрушительные удары судам союзного флота. Особенно отличились оба корабля 23 ноября 1854 года в Стрелецкой бухте.

Детскому воображению рисовались пороховой дымг застилавший бухту и город, раненые солдаты к матросы. отстраняющие санитаров с носилками, продолжавшие сражаться...

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.