1941, Великая Отечественная катастрофа: Итоги дискуссии

Коллектив авторов

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
1941, Великая Отечественная катастрофа: Итоги дискуссии (Коллектив авторов)

А. Исаев, М. Солонин, В. Суворов,

Ю. Мухин, М. Барятинский, М. Мельтюхов,

М. Морозов, Л. Лопуховский, И. Пыхалов,

Б. Кавалерчик, В. Бешанов, В. Гончаров,

А. Осокин, Д. Хмельницкий, А. Буровский,

А. Шубин, А. Морозов

Великая Отечественная 1

.КАТАСТРОФА

^ИИЯИИ11Я!^^И1Р1^^^|11И1В11й1ИИИШ1^М1^^№л

ИТОГИ ДИСКУССИИ

эксмо МОСКВА 2009

УДК 93/94 ББК 63.3(2)622.78 И 85

Оформление художника С. Курбатова Фото на обложке: Олег Кнорринг РИА Новости

Исаев А. В., Суворов В., Солонин М. С. и др.

И 85 1941. Великая Отечественная катастрофа. Итоги дис

куссии / Алексей Исаев, Виктор Суворов, Марк Солонин и др. — М. : Яуза ; Эксмо, 2009. — 768 с. — (Военно-исторический бестселлер).

18ВИ 978-5-699-35525-9

Несмотря на целые библиотеки книг, посвященных катастрофе 1941 года, эта величайшая трагедия до сих пор остается одной из самых спорных страниц отечественной истории.

Что на самом деле произошло 22 июня на западных границах СССР? Почему могучая и хорошо вооруженная Красная Армия была разгромлена за считаные недели? В чем главные причины Великой Отечественной катастрофы? И можно ли было предотвратить трагедию? Свой ответ на эти до сих пор болезненные вопросы дают самые известные современные историки противоположных взглядов и политических убеждений.

Лучшие статьи ведущих специалистов! Новые материалы, предоставленные специально для данного издания! Жесткая бескомпромиссная дискуссия — без политической цензуры и идеологических запретов!

УДК 93/94 ББК 63.3(2)622.78

М. Мельтюхов, М. Морозов,

Л. Лопуховский, И. Пыхалов,

Б. Кавалерчик, В. Бешанов,

В. Гончаров, А. Осокин,

Д. Хмельницкий, А. Бурове кий,

А. Шубин, А. Морозов, 2009 © ООО «Издательство «Яуза», 2009 181Ш 978-5-699-35525-9 © ООО «Издательство «Эксмо», 2009

Алексей Исаев

ПРИМИТИВНАЯ

СЛОЖНОСТЬ

КАТАСТРОФЫ

рц «Все просрали!» — так часто в сердцах определяют события лета 1941 г. Иногда даже приписывают эту фразу самому Сталину. Якобы вождь посетовал об утрате таким незатейливым способом страны, оставленной Ильичом. Впрочем, от версии про Сталина, жалеющего о потере наследия обитателя Мавзолея, чересчур отчетливо несет кукурузными початками, чтобы воспринимать ее всерьез. Речь, скорее, идет о материализации общественных настроений через легенды о крылатых фразах руководителя страны. Однако эмоции и крепкие словечки к делу не подошьешь. Если формализовать тезис, скрывающийся в хлесткой идиоме, то его можно сформулировать следующим образом: «Имеющиеся материальные и людские ресурсы были использованы с недопустимо низкой результативностью».

Общественный интерес к событиям 1941 г. с этой точки зрения носит отнюдь не праздный характер. Государство (читай — общество) затратило значительные средства на строительство Вооруженных сил, но с трудом построенная армия была разгромлена. Соответственно, люди искали причины катастрофы, чтобы избежать повторения в будущем.

БОЛЬШАЯ СТРАТЕГИЯ

Для понимания причин катастрофического развития ситуации имеет смысл рассмотреть штатный сценарий. Под штатным сценарием подразумевается развитие со-

бытий в той последовательности, которая в наилучшей степени устраивала Красную Армию в плане достижения наивысшей готовности к войне.

Разработчиком документов советского военного планирования являлся начальник Генерального штаба Красной Армии. Соответственно, руководителями оперативных разработок были последовательно Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников (до августа 1940 г.), затем — генерал армии К-А. Мерецков (до февраля 1941 г.), а в последующем — генерал армии Г. К. Жуков. Непосредственными исполнителями были генерал-майор А. М. Василевский (северное, северо-западное и западное направления), генерал-майор А.Ф. Анисов (юго-западное и южное направления), а также генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин. Документы такой важности и секретности в СССР писались от руки на бланках «Народный комиссар обороны СССР».

Заголовок у советских военных планов 1940 года был «Соображения об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза». Результат размышления Б.М.Шапошникова над новым профилем границы был отражен в документе, датированном 19 августа 1940 г. По мнению Бориса Михайловича, следовало построить планирование вокруг следующих тезисов: «Считая, что основной удар немцев будет направлен к северу отустья р.Сан, необходимо и главные силы Красной Армии иметь развернутыми к северу от Полесья. На Юге — активной обороной должны быть прикрыты Западная Украина и Бессарабия и скована возможно большая часть германской армии. Основной задачей наших войск является — нанесение поражения германским силам, сосредоточивающимся в Восточной Пруссии и в районе Варшавы: вспомогательным ударом нанести поражение группировке противника в районе Ивангород. Люблин, Грубешов, Томашев»1. Фактически основной идеей плана является воспроизведение действий русской армии 1914 года, штурм цитадели Восточной Пруссии ударами с северо-запада и в обход Мазурских озер.

Однако руководство Генерального штаба меняется, и соответствующие изменения претерпевают советские военные планы. К-А.Ме-рецков к тому моменту уже имел печальный опыт штурма «Линии Маннергейма» зимой 1939/40 года, и перспектива взламывать куда более совершенные укрепления немцев в Восточной Пруссии его явно не прельщала. Ось советского военного планирования стала смещаться на юг. Следующий вариант плана появляется 18 сентября 1940 г. Основные задачи войск обрисованы в нем следующими словами: «Главные силы Красной Армии на Западе, в зависимости от обстановки, могут быть развернуты или к югу от Брест-Литовска с тем, чтобы мощным ударом в направлениях Люблин и Краков и далее на Бреслау (Братислав) в первый же этап войны отрезать Германию от Балканских стран, лишить ее важнейших экономических баз и решительно воздействовать на Балканские страны в вопросах участия их в войне; или к северу от Брест-Литовска, с задачей нанести поражение главным силам германской армии в пределах Восточной Пруссии и овладеть последней. Окончательное решение на развертывание будет зависеть от той политической обстановки, которая сложится к началу войны, в условиях же мирного времени считаю необходимым иметь разработанными оба варианта»2. Всего в составе Юго-Западного фронта по «южному» варианту развертывания предполагалось иметь «70 стр[елковых] дивизий; 9 танковых дивизий; 4 мотострелковые] дивизии; 7 кавалерийских дивизий; 5 танковых бригад; 81 полк авиации»3. В составе Западного и Северо-Западного, соответственно, «55 стрел[ковых] дивизий; 7 танковых дивизий; 3 мотострелковые] дивизии; 3 кавалерийские дивизии; 6 танковых бригад; 1 авиадесантная бригада; 59 полков авиации»4. В сентябре 1940 года еще наблюдается дуализм, попытка составить два плана. Один вариант должен был развить идеи Б.М.Шапошникова, второй же придавал первой операции советских войск принципиально иную форму, смещая центр сосредоточения на территорию Украины.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.