Всего одно желание

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Всего одно желание ( )

Этот майский день был непривычно жарким. Голубое, успевшее стать высоким, небо без единого белого пёрышка облаков и тяжёлая, давящая на плечи, плита солнца. Жара безжалостно терзала столицу четвёртый день подряд и не собиралась сдавать позиции, распахнув летнее преддверие раньше срока. Палящее солнце высушивало мостовые, выжигало нежную, ещё не окрепшую зелень, тронутую слоем пыли и задавленную громадами домов. Деревья уныло свешивали листву, но щедрая влага и не думала пролиться. Знатоки предсказывали скорую грозу, но обычно капризная погода, обусловленная близостью гор, забыла о жителях Гармаля, позволив горожанам передохнуть, а городу облегчённо выдохнуть от многолюдья.

На центральной площади, завоёванной особняками, а сегодня заполонённой бесчисленным множеством ног, грустно чах куст боярышника, в чьих зарослях пристроился чёрный кот, неспешно нализывая тощую лапу.

<i>Кто знает, о чём размышляют животные? </i>Загадочно прищурив зелёные глаза, кот наблюдал за царящей суматохой, но яркие палатки торговцев и деревянные лавки магазинчиков не вызывали кошачьего интереса. Мимо спешила обувь – неся странных двуногих. Воздух распространял аппетитные запахи, но боясь быть раздавленным, кот не рисковал совершить вылазку за маняще свешивающейся с лотка мясника верёвкой сосисок. От изобилия людей коты всегда страдают.

Повсюду выступали фокусники, скользили меж рядами покупателей юркие цветочницы, а наглые продавцы воды предлагали купить воду за один соверен. «Не вода, а чистое золото!» - пронзительно надрывали глотки зазывалы, заглушая звуки скрипки решившего подзаработать бродяги. Голосящая толпа многолико струилась мимо, и никому не приходило в голову подать слепому старику на хлеб.

Двуногие бессердечны!

Но коту недолго пришлось размышлять о своём умозаключении: на травку рядом с ним шлёпнулась мечта! Целая половина сосиски! А остальные мечты оставим милым барышням, засмотревшимся на прекрасного котячьего благодетеля, пока бдительная маменька не утянула кокоток прочь. Родительская любовь всё видит! Знать, оттого и бывает на редкость «подслеповата». Впрочем, слепота – удел любви.

Молодой человек, заняв выступ фундамента под прикрытием фургона, бойко торгующего фруктами, недолго соседствовал с котом. Покончив со скудной трапезой - кусок хлеба и половина сосиски - он ласково потрепал благодарно урчащее животное за ухом и забыл о его существовании. Сообразив, что «кормилец» уходит, обнаглевший от собственного счастья кот немедленно вскарабкался по его штанине, царственно пристроившись на плече. «Мол, пошли хозяин, дела не ждут - я разрешаю!». Сначала опешив, а затем звонко расхохотавшись, юноша и не подумал прогнать прочь. Погладил по спинке и, прижав ладонью, окунулся в толпу.

Добрый юноша осчастливил не только кота, но и печального слепого скрипача, чья музыка и жалкий вид – хорошие козыри для профессиональных нищих – многих оставляли равнодушными.

А Роман Артани ди Валь - приоткроем завесу тайны над именем героя - невольно полез в карман. Вытащил последний реал и с беспечной лёгкостью – словно отправил желание на удачу - швырнул в смятую, сиротливо распластанную, шляпу. Когда он станет учеником, деньги перестанут иметь значение. Еду и кров студиозам обеспечивала Академия - при условии, что повезёт поступить.

Сообразив, что халява кончилась, щедро заласканный кот по-человечески внимательно изучил молодого человека, оценил и... принял решение. Гибко вывернувшись из рук, кот спрыгнул и мягко приземлился у ног скрипача, ластясь к новой кормушке.

Люди верят, что добродетель бывает вознаграждена богами. Спускаясь с небес, высшие силы иногда принимают участие в жизни смертных, и нередко стучатся в человеческие сердца в образе больных, убогих, калек, людей, нуждающихся в помощи. Встретив достойных своей милости, боги меняют судьбу... Но то - боги, а то - коты. Коты редко бывают благодарны.

<center>*** </center>

А меж тем площадь напоминала муравейник, ожившей лентой которого стали праздные зеваки и поток соискателей, явившихся поступать в магическую Академию в этом году. Роман Артани ди Валь относился к числу последних.

По всем меркам скромный паренёк представлял любопытный экземпляр, но раззолоченные портшезы новоприбывших соискателей не оставляли сплетникам шанса поживиться за счёт невзрачно одетого юноши, чьи чёрные, тронутые ранней сединой волосы и отрешённый взгляд ярко-синих глаз трогали душу сильнее песен скрипача. Человек не шёл - он лился в толпе чистой, светлой музыкой.

Ах, молодость – пора соблазнов! Твоя свежая прелесть быстро проходит, уступая место зрелости и мудрости, но сколь часто, рассматривая портреты молодости, люди вздыхают и изумляются: как многое они не ценили в себе, не замечали, что были стройны, прекрасны... Человеческая натура такова, что ей непременно надо в себе отыскать недостатки. Иногда кажется, что вся человеческая жизнь проходит в целеустремлённых попытках истребить собственную личность. Сколь много ошибок мы совершаем вследствие заблуждений о действительности.

Вот и застенчивому графу Артани не пришло бы в голову счесть себя персоной, достойной внимания. Внимание - бич стеснительности, а скромным по натуре людям порой приходится осуществлять настоящую душевную борьбу, чтобы сделать вещи самые обыденные. Для танцора лёгкий шаг – для калеки тяжёлый подвиг.

Однако оставим священникам разбираться в тонкостях человеческой души. Вернёмся к герою.

Роман Артани ди Валь с тоскливым видом изучал высокие, совсем не страшные стены Академии и медлил, никак не решаясь войти. Над зубцами высоких стен величественно парили дворцовые башенки, с затейливых крыш свисали зелёные флаги Артемии, а яркое оранжевое полотнище с гербом Академии гордо реяло на несуществующем ветру. Первое проявление магии – скучное зрелище для зевак.

Ворота были гостеприимно распахнуты, пропуская всех желающих. На входе стояли приветливые стражи в форме, а две очаровательные девушки в лиловых платьях раздавали желающим памятки-листочки. Грозная репутация учебного заведения славилась суровой дисциплиной, но радушный приём располагал, заманивая приветливой праздничностью.

Меж тем, время неумолимо близилось к полудню. Через полчаса створки Академии захлопнутся, обозначая, что на сегодняшний день приём закончен. Желающие попытать счастья смогут обратиться завтра с восьми утра. Ждать целую ночь – а в Гармале ночи холодные – Роман не мог. У него не было денег на гостиницу, да и поступление в Академию являлось целью путешествия. Глупо начинать дело, в котором не уверен, и не знаешь, сможешь ли завершить, но...

Из ниоткуда внезапно вынырнул знакомый чёрный кот. Кот потёрся о ногу ди Валя и принялся урчать, смиренно прося прощения за предательство. Разумеется, ди Валь - его единственный хозяин, а он и не думал даже... Старик оказался скрягой. Кому ведомо, из чего состоит жизнь кота? Кот просился на руки. Мур-р-р!

- Прости, дружище, я вряд ли смогу помочь, - Роман, подхватив кота, рассеянно погладил за ушами, но кот обиженно фыркнул: «кто кому тут может помочь» и, выскочив из рук, проскользнул в ворота, делая отступление невозможным.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.