Адмирал Ушаков

Снегирев Владимир Леонтьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Адмирал Ушаков (Снегирев Владимир)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Цена 1 руб.

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

АДМИРАЛ

УШАКОВ

в.л.Снегирев

АДМИРАЛ

УШАКОВ

огиз

ГОСУДАРСТВА II ЮГ. ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИ ШЧБСКОЛ ЛИТЕРА ГУРД

194 5

1. КАДЕТСКИЙ МОРСКОЙ КОРПУС И УЧЕБНЫЕ ПЛАВАНИЯ

мя Фёдора Федоровича Ушакова связано с одним из ЬЕ Ж блестящих периодов в истории русского военно-мор-Я У# ского флота.

Ушаков родился в 1745 г. в деревне Алекссевке Темниковского уезда Тамбовской губернии «от недостаточных родителей», как говорит Р. Скаловский *, одни из лучших биографов Ушакова. О материальном достатке семьи Ушаковых можно судить хотя бы но тому факту, что отец Ушакова Фёдор Игнатьевич Ушаков, мелкопоместный дворянин, оставил «по завещанию своему сыну всего лишь 19 душ. Столь же скромно было и служебное положение Фёдора Игнатьезнча, занимавшего в глухой провинции маленькую должность в чине коллежского регистратора.

Благодаря историку Д. Н. Бантыш-Каменскому мы располагаем некоторыми данными о ранних годах будущего адмирала 1 2.

До шестнадцатнлетнего возраста Ушаков жил в уединенной деревне, тонувшей в море полей и перелесков чернозёмной области. Никаких русских воспитателей, а тем более иностранных гувернёров, которых принято было держать тогда в семьях помещиков среднего достатка, у Федора Ушакова не было. Он был предоставлен самому себе и рос на свободе, среди деревенских ребят, мало отличаясь от них не только образом своей

жизни, но и одеждой. Ушаков уже -на склоне своих лет Нередко вспоминал о том, что приехал в Петербург для поступления в корпус в «лапотной», по его выражению, одежде.

Домашнее образование подростка Ушакова ограничилось весьма скудными познаниями, какие мог передать ему деревенский поп, сам не великий грамотеи. Оно сводилось к тому, что Ушаков научился читать по Часослову и познакомился с начатками «щи-фирн» (арифметики). По словам Скаловского, в те годы, «предаваясь более развитию физическому, нежели умственному, он находил лучшим для себя удовольствием пренебрежение опасностями, удовлетворявшее врождённому бесстрашию его характера». Бесстрашие же Ушакова, юнца среднего роста, с широкими плечами и грудью, его физическая сила и ловкость были настолько велики, что он с другим таким же смельчаком, старостой своей деревни, не раз ходил с рогатиной на медведя. >* I • с ...1^

В 1761 г. в жизни Ушакова произошло очень важное событие, навсегда определившее его дальнейшую судьбу: весной этого года он поступил в Морской шляхетский (дворянский) кадетский корпус. Что именно побудило отца Ушакова послать своего сына, наследственного обитателя сугубо «сухопутной» деревушки, от которой не только море, но даже и Волга была достаточно далеко, — неизвестно. Существует предположение, будто рассказы о море и мореплавании односельчанина Ефима, служившего во флоте бомбардиром (при Петре I, ещё в детстве произведшие сильнейшее впечатление на Фёдора Ушакова, побудили его поступить на морскую службу. Однако, вернее всего, в действительности причина была иная. К тому времени, когда Фёдор Ушаков достиг зрелого возраста, в гражданскую службу, за малыми исключениями, шли лишь так называемые ‘ разночинцы, дворяне же обычно поступали на военную службу. О том, чтобы Ушаков, у себя в деревне ходивший босиком или в лаптях, поступил в гвардию, понятно, не могло быть и речи. Служба в армии на грошовом жалованье обещала монотонное прозябание в провинции. Подобная перспектива не могла, конечно, улыбаться юноше энергичному, способному, как это показали ближайшие же годы. Таким образом, оставалась лишь военно-морская служба, нелёгкая, но интересная и подобно службе в гвардии имевшая немало преимуществ. Возможно, что известную роль в выборе этой профессии сыграла и память об А. И. Ушакове, видном моряке петровских времён, приходившемся родственником семье Ф. Ф. Ушакова.

Как бы то ни было, зимой 1761 г. Фёдор Ушаков по санному пути отправился в далёкий путь, в Петербург. Добрался он

туда в феврале, и 15-го числа того же месяца 3 уже был принят в Морской корпус.

Это учреждение, из стен которого вышел Т2елый ряд славных деятелей русского флота, было создано в 1752 г. взамен учреждённых Петром I Навитацкой школы в Москве и Морской академии в Петербурге.

Учился Ушаков превосходно, хотя и поступил в корпус без всякой подготовки; отличался и хорошим поведением. В 1763 г. он был произведён в гардемарины. Летом во время учебных плаваний к берегам Швеции и острову Эзель он проявил большие способности и в 1764 г. получил чин капрала. Два года спустя Ушаков закончил своё образование и был выпущен во флот мичманом. Его успехи в корпусе подтверждаются документалъ-' ными данными. В списке 59 воспитанников, окончивших корпус 1 мая 1766 г., имя Ушакова стоит одним из первых: «Федор Калугин. Яков Бухарин, подпрапорщик Фёдор Путятин, капрал Фёдор Ушаков»4:

По выходе из корпуса Ушаков был определён на пинк5 «Нар-ген», назначенный под командованием капитан-лейтенанта Глотова к переходу из Кронштадта в Архангельск. По сравнению с учебными плаваниями в Балтийском море это было хотя и не очень дальнее, но уже «настоящее» и притом очень нелегкое плавание. Предстояло, обогнув Скандинавский полуостров, пройти часть Ледовитого океана, прежде чем достичь устья Северной Двины и Архангельского порта.

Служба во флоте была нелёгкой. Требования, поедъявляе-мые к экипажу, были большие, взыскания суровые. Пища, даже и офицерская, была однообразная, в основном солонина и сухари, вода далеко не всегда свежая. Нужна была физическая выносливость, любовь или по меньшей мере давняя призычха к морскому делу, чтобы не тяготиться подобными условиями. Но Ушаков «е тяготился ими. Он был из породы тех моряков, которых англичане исстари очень метко прозвали «смолёная куртка». Море было стихией Ушакова, корабль — его родным домом. В преклонном уже возрасте Ушаков, подводя жизненные итоги, лк>бил“~повторять и в письмах и в беседах, что всегда предпочитал быть на корабле, а не на суше.

Плавание «Наргеиа» до Архангельского порта прошло вполне

благополучно. Согласно расписанию в Кронштадт надлежало вернуться >перед закрытием навигации. Но -ранняя в тот год зима, сопровождавшаяся сильными штормами, помешала этому. Зимовать пришлось в Архангельске, благодаря чему Ушаков имел возможность познакомиться с бытом наших поморов, с их рыбными и охотничьими промыслами в зимнее время, с ездой на собаках и оленях и т. п. Всё это было нелишним для начинающего моряка, которого распоряжение Адмиралтейств-холлегии в любой момент могло забросить из полярных вод в тропики, из Средиземного моря к берегам Камчатки.

К осени 1767 г. «Нарген» пришёл в Кронштадт. Ушаков с похвальной аттестацией был переведён на корабль «Три иерарха», которым командовал капитан 1-го ранга С. К. Грейг. Лето 1768 г. прошло в практическом плавании по Финскому заливу. Это было хорошей школой для Ушакова, потому что Грейг отличался глубоким знанием военно-морского дела и был прекрасным командиром. Под руководством Грейга экипаж обучался пушечной стрельбе, офицеры практически изучали морское дело и основы морской тактики.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.