Город-фронт

Бычевский Борис Владимирович

Серия: Военные мемуары [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Город-фронт (Бычевский Борис)

ПРЕДИСЛОВИЕ

ОТ БАРЕНЦЕВА ДО БАЛТИЙСКОГО

3

5

ГЛАВА ТРЕТЬЯ НАЧАЛО БЛОКАДЫ

1

3

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ШТУРМ ОТБИТ

ЗИМОЙ

ГЛАВА ШЕСТАЯ НОВЫЙ КОМАНДУЮЩИЙ

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ПРОРЫВ 1

Б. В. Бычевскии

Город-фронт

Военное издательство Министерства Обороны СССР

Москва 1963 год

ПРЕДИСЛОВИЕ

Воспоминания начальника инженерных войск Ленинградского военного округа и начальника инженеров Ленинградского фронта Бориса Владимировича Бычевского, посвященные героической обороне Ленинграда в 1941-1944 гг. (книга затрагивает только период до января 1943 г. включительно), должны представлять особую ценность не только для любителей истории фортификации, но и для всех, интересующихся военной историей. Ленинград, который, как это не архаично звучало для периода Второй мировой войны, был, по меткому замечанию автора, настоящей крепостью с круговой обороной -защищенной с севера мощными сооружениями Карельского укрепленного района, прикрытой с запада береговыми батареями Кронштадтской крепости, защищенной с юга укрепленными районами 42-й и 55-й армии, а также Невской оборонительной позицией. И даже с востока, со стороны Ладожского озера, по которому пролегала единственная коммуникация, связывающая город-фронт с остальной страной, город прикрывался береговыми батареями.

По роду службы начальник инженеров фронта почти постоянно находился на боевых позициях, причем на наиболее их важных участках, занимался их строительством, усилением, быстро организовывал помощь отступающим войскам путем создания новых минно-взрывных заграждений, препятствий, готовил новые позиции. Много сил отдавал Бычевский обеспечению активных операций фронта, в том числе разного рода операциям по форсированию Невы и переправе на ее левый берег личного состава, артиллерии и танков, включая средние и тяжелые. Инженерные части, снятые с фронта, обеспечивали помощь Ленинградскому тресту «Похоронное дело» в копке братских могил взрывным способом, решая сложнейшую задачу своевременного захоронения сотен тысяч жителей города, погибавших от голода.

Бычевский много пишет о дружной работе начальников служб Штаба Ленинградского фронта, где еще до войны сложился на удивление дружный и работоспособный коллектив культурных управленцев, обстрелянных еще на финской войне. Не случайно, что еще задолго до получения указаний из Москвы командование округа приняло меры по обеспечению инженерного прикрытия госграницы, выставило минные заграждения, остановив бетонные работы в строящихся УРах. С первых же дней войны начались широкомасштабные работы по строительству мобилизационных оборонительных рубежей в районе Луги, имевших особе значение для обороны подступов к городу, Красногвардейского и Колпинского укрепленных районов, оборонительных позиций в самом городе и на Пулковских высотах, а также приведение в порядок старых УРов на границе с Эстонией.

Внимательный читатель найдет в мемуарах довольно много интересных специальных подробностей, касающихся именно фортификации. Так,

Бычевский пишет о том, что Выборг был прикрыт со стороны границы мощными полукапонирами новейшей конструкции и что финны побоялись брать его в лоб и вынуждены были предпринять глубокий обход через

недостаточно обеспеченный стык Выборгского и Сортавальского укрепрайонов. Таким образом, это первое в нашей литературе упоминание о положительно роли Выборгского укрепрайона 1940-1941 гг. постройки. В то же время, говоря о Кингисеппском УРе, построенном в начале 1930-х годов, Бычевский упоминает, что его ДОТы имели преимущественно амбразуры, обращенные прямо на запад, на врага, и что это обстоятельство вызывало обеспокоенность героических защитников УРа. В то же время, сильное впечатление производит описание, с каким упорством и умением защищали до последней крайности свои несовершенные огневые точки бойцы и командиры пулеметных батальонов Кингисеппского УРа, выигрывая тем самым драгоценное время, необходимое для подготовки новых оборонительных рубежей.

Заслуживает специального внимания ситуация с пулеметно-артиллерийским батальонами, которые были влиты из состава расформированных осенью 1941 г. УРов в состав стрелковых дивизий. В апреле 1942 г. по предложению нового командующего фронтом генерала Л. А. Говорова эти батальоны, которые, по его мнению, пришли в упадок, были выведены из состава дивизий, сведены в полевые УРы, равные по численности примерно бригадам и размещены в наиболее сильных фортсооружениях, что позволило высвободить в резерв фронта несколько стрелковых дивизий. Такой прием использования относительно малочисленных, но хорошо вооруженных УРовских войск и мощных оборонительных сооружений для замены целых общевойковых соединений стал обычным для Ленфронта и был применен Говоровым уже 1943 г. при подготовке операции по полному снятию блокады Ленинграда.

Много внимания Бычевский уделяет разного рода заграждениям. Здесь нет противопоставления взрывных и невзрывных заграждений, как это делается в мемуарах полковника И.Г. Старинова "Записки диверсанта", а наоборот подчеркивается, что устройство всех видов заграждений бывает уместно в зависимости от задач, условий местности и времени, имеющемся в распоряжении саперов. Бычевский пишет о применении колючей проволоке на столбах и в виде наброски, о противотанковых рвах и конечно же минах. Очень интересен упомянутый им факт спешного создания в сентябре 1941 года во время отбития штурма немецких войск противотанкового рва под Урицком с помощью подрыва закопанных в землю морских мин, прямо на глазах у противника. Интересно, что до Бычевского такой способ строительства противотанковых рвов применили поляки при обороне военно-морской базы на полуострове Хель в 1939 году. Следует отметить, что в обоих случаях такие импровизированные рвы остановили продвижение танков противника. Также интересен описанный Бычевским способ проделывания широких проходов в собственных минных заграждениях перед наступлением с помощью 300 килограммовых зарядов тротила, установленных на треногах.

Интересно совершенно явное противопоставление Бычевским стилей поведения двух командующих - бывшего мастера-скорняка и унтер-офицера Г.К. Жукова и интеллигента, бывшего белогвардейского офицера, захваченного большевиками в плен и насильственно мобилизованного в Красную Армию

Л. А. Говорова, причем это противопоставление делается Бычевским явно не в пользу Жукова.

Много добрых слов сказано Бычевским о партийных и советских руководителях Ленинграда, расстрелянных Сталиным уже после войны, причем особо отмечена роль секретаря обкома А. А. Кузнецова. С недоумением пишет автор о расформировании Лужской оперативной группы в разгар первых боев, причем, вполне успешных, за Лужскую оборонительную позицию и неожиданным для всех аресте и гибели командующего группой генерала Пядышева. Замена командования и реорганизация обороны не пошла на пользу дела, и группировка советских войск в этом районе была окружена и разгромлена.

Очень жаль, что издатели (видимо из соображения экономии места) кощунственно оборвали воспоминания Бычевского январскими событиями 1943 года. Их ошибка была исправлена Лениздатом в 1967 г., опубликовавшим эти воспоминания в полном виде, и мы обязательно примем меры к сетевой публикации расширенного варианта воспоминаний.

Рассказывать о наиболее ярких эпизодах великолепно написанной книги Бычевского можно было бы еще долго, но в этом нет особой необходимости.

Эту книгу надо просто внимательно читать!

отредактировано 9 декабря 2007 г.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.