Время на её стороне

Серия: Все о Мордреде Хамском [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Время на её стороне

- Молодая женщина, суккуб, от двадцати пяти до тридцати лет, найдена в переулке на Костон-роуд, время смерти - ориентировочно восемь часов назад. Причина смерти - профессиональное вскрытие, внутренности удалены, на месте преступления не найдены. Скорее всего, жертва длительное время удерживалась преступником - на запястьях и лодыжках видны четкие ссадины от наручников. Как и в предыдущих трех случаях - глаза жертвы удалены, на их место вложены деревянные игральные кости, так называемые, "глаза змеи".

Я привычно наговаривал на диктофон результаты вскрытия очередной жертвы безумного маньяка, заведшегося на улицах Нью-Девилла. Он терроризировал город уже почти полгода, убивая лишь молодых суккубок вполне определенного поведения, а полиция пока что бездеятельно топталась на месте. Глаза Змеи, так мы его прозвали, лишь посмеивался над ними и заваливал радостно захлебывающуюся прессу загадками и мемуарами, в которых тщательно описывал свои эмоции от процесса убийства. Копы скрипели зубами, но тоннами скупали всю периодику, в том числе самые низкопробные бульварные газетенки и мрачно их читали.

Не сказать, чтобы я оставался к этой ситуации равнодушным, имея, к тому же, доступ, как к телам, так и к найденным на местах преступления уликами. О нет, не стоит думать, будто бы я считал себя умнее опытных детективов, которые переловили уже не один десяток подобных преступников. Просто я внезапно понял, что замечаю такие мелочи, которые просто ускользают от взгляда следователей. Профессиональные надрезы, какие могло сделать только существо, сведущее в медицине, особая порода дерева, из которого сделаны кости, и... Было что-то еще, что не попало в отчеты ни патологоанатомов, ни полицейских... Я лихорадочно зашелестел папками, разыскивая фото с предыдущих мест преступления.Благослови меня архангел... Либо воображение, распаленное всей этой историей чересчур разыгралось, либо...

- Волосы жертв, будто бы хаотично разметавшиеся, на самом деле действительно складываются в знаки, - произнес чей-то насмешливый баритон за моей спиной.

Я удивленно обернулся.

- А вы не так уж безнадежны, - продолжил тем временем незваный гость.
- Позвольте представиться - Мордред Хамский - детектив.

***

Хамский ставил в подвале растяжки. Ему категорически не понравилось то, что миссис Адсон навела там порядок, и рассортировала весь его анатомический музей по алфавиту, выкинув особо неприглядные части тел. Вряд ли мой друг страдал от потери этого, в общем-то, ненужного ему хлама, но ведь сам факт! Обидчивый гений не прощал существ, посягающих на его личное пространство. Поэтому, дождавшись момента, когда экономка уйдет на рынок, Мордред, со всем присущим ему пылом, начал плести хитроумную паутину из проволок и гранат. Как он намеревался сам не подорваться на своем же творчестве - ума не приложу.

Я же мирно сидел в гостиной, попивая свежезаваренный кофе и просматривая записи, оставленные Морвид. Как оказалась, Корделия Блэк при составлении загадочного послания пользовалась аж тремя видами алфавитов: руническим, огамическим и енохианским. На кой ей были нужны такие сложности - не знаю, но Хамский явно приходил в восторг от женщин, презирающих легкие пути. Расшифрованное содержание записи так же оставляло большой простор воображению. "Если вы нашли и расшифровали это послание - что ж, поздравляю, можете порадоваться тому, что прошли первый уровень. На этом легкая часть задачи окончена. Полагаю, что сумела заинтересовать вас, и, наверняка, вытащенное из моего кармана удостоверение не смогло вас удовлетворить. Хотите ко мне приблизиться - пройдите второй уровень. В тюрьме разума, за решетками, поставленными другими, находится краттер, не оставленный ни одним небесным телом. Те, кто думают иначе - скоро его уничтожат. Я знаю разгадку - а вы? К.Б.".

И что это может значить? На мой взгляд - сущий бред, но, полагаю, Хамский думает иначе. Он заинтересовался загадочной персоной Корделии Блэк в первую очередь потому, что она заинтересовалась им, и не успокоится, пока не получит ответы на все вопросы.

- Развлекаетесь, Принстон?
- Хамский вернулся из подвала бодрый и деятельный, отобрал у меня бумажку и рухнул в кресло.

- Весьма занятное чтиво, - кивнул я.
- А что вы думаете?

- Нет-нет, - запротестовал Мордред, сияя своей жуткой улыбочкой.
- Сначала вы озвучьте свои впечатления. Конечно, вы всегда попадаете мимо, зато обладаете одним прекрасным свойством - стимулируете мою мысленную деятельность.

Насколько я успел изучить моего соседа - значило это только то, что ни одной более или менее пристойной рабочей версии у него пока не имелось. Или же, наоборот, имелось слишком много. Я задумался. Действительно, что можно выжать из столь туманной загадки?

- Первый вариант лежит на поверхности. Все эти тюрьмы разума, решетки, построенные другими - очень похоже на закрытую психиатрическую лечебницу. Но вот кратер, не оставленный ни одним небесным телом - тут я пас. Вы случайно не знаете: не падал ли на какую из городских лечебниц метеорит?

- Неплохо. Примитивно, но неплохо. А каков же второй вариант?

- Второй вариант состоит в том, что в загадке говорится не о заведении, а о некоем существе, заточенном в клетку собственного разума. Может, это псих, которому сделали лоботомию? Отсюда и кратер...

Хамский ответил мне долгим пронзительным взглядом, а потом громко, в голос, расхохотался. Подобные его эскапады уже давно меня не смущали, а по некотором раздумье я согласился - уж слишком бредово звучит эта идея.

- Вы прямо реинкарнация каннибала Ректора - он тоже слишком тяготел ко всем этим играм разума. Достойный был противник, но слишком увлекающийся. Буквально потерял голову от обилия чужих мозгов.

- Это вы о том случае, когда он едва не сделал вам трепанацию черепа?

- Я оказался быстрее!

- Если бы одна из его жертв не оказалась еще и живучей - вы бы стали его почетным трофеем.

- Прав тот, кто удачливее, - самодовольно усмехнулся мой друг, доставая из-под кресла кальян. С недавних пор его приходилось прятать, поскольку миссис Адсон выражала категоричное неодобрение курению в доме.
- Но неужели вас ничего не смущает в этой записке?

- Ничего? Да меня смущает в ней все, начиная с того, кем она написана!

- Право, легко же вас смутить, - пробормотал Мордред, откидываясь на спинку и полностью расслабляясь.
- Погодите-ка...

Глаза его остекленели и застыли, напряженно глядя в одну точку - а именно, в простреленную дверцу холодильника на кухне. Оттуда на Хамского подозрительно посматривал топорщащийся плесенью кусочек сыра. Вовремя выкинуть его забыли, а потом - откровенно испугались, глядя на буяющее всеми цветами радуги нечто.

Вздохнув, я решил немного прогуляться. В этом подобии транса мой друг может провести не один час, и даже не одни сутки, достучаться до него все равно не получится, отомрет сам, когда до чего-нибудь додумается. Значит, можно с пользой потратить время и пополнить запасы мышьяка. Мы с Хамским заключили пари, кто быстрее изведет экономку. Пока что, с разгромным счетом, побеждала сама миссис Адсон...

***

Я скептически осмотрел стоящего в дверях черта. Возмутительно молод для детектива, но в темно-багровых глазах светятся нахальство и ум. Кривая ухмылочка полна превосходства над простыми смертными. Черное приталенное пальто, без единой соринки, винтажная шляпа, лихо сдвинутая набок, - да из какого века он явился? Этот тип мне совершенно не нравился. Тот, похоже, прекрасно это понимал.

- Джозеф Принстон, - растягивая слова, незваный гость прочитал мое имя на бейджике. А потом внезапно сменил темп речи и заговорил буквально скороговоркой.
- В меру умны и наблюдательны - об этом говорит тот факт, что из всех встреченных мною полицейских, только вы обратили внимание на волосы жертв. Педантичны, но в меру - все ваши инструменты сложены строго по порядку, а вот скальпель, которым производили вскрытие, вы бросили поверх них. Занимаетесь боксом и фехтованием - натренированы определенные группы мышц. Ярко выраженный правша - мышцы на правой руке немного толще, чем на левой. Вы говорили хорошо поставленным голосом, делая размеренные паузы. Вывод? Вы преподавали в медицинской академии, но явно недолго. Ушли сюда, поскольку любите риск и интересные дела. На воротнике рубашки пятнышко, манжеты слегка посерели - не женаты, постоянной подруги тоже нет. И... вам негде жить. Об этом красочно говорит уголок раскладушки, выглядывающий из-за вашего стола, и куча грязной посуды.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.