Абонент не отвечает

Сабурова Сабина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Беты (редакторы): lorkinsun

Фэндом: Ориджиналы

Персонажи: м/м

Рейтинг: NC-17

Жанры: Слэш (яой), Ангст, Юмор, Флафф, Повседневность, Учебные заведения

Предупреждения: Изнасилование, Нецензурная лексика, Underage

Посвящение:

Очередные благодарности lorkinsun. Пока мой мозг еще что-то способен генерировать, я с тебя не слезу. )))

Публикация на других ресурсах:

ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА!!!

Примечания автора:

Что выплеснулось, то и написала. Получилось немного сопливо, сама в шоке.

========== Пролог. ==========

- Так больше продолжаться не может! Бестолочь! – Брызгал слюной высокий седовласый мужчина спортивного телосложения, выхаживая по своему кабинету на двадцать пятом этаже офисного здания. – Я угрохал на тебя кучу времени и денег, и где твоя благодарность? В жопе?

- Пап, да ладно тебе. Ничего ведь плохого не случилось, - оправдывался непутевый отпрыск с помятым после бурной ночи лицом и ярко выраженным перегаром, развалившись в одном из кожаных кресел.

- Ничего плохого?! – Остановил свои хождения отец, разъяряясь еще больше. – Ты разбил третью машину за этот год, чуть не сбил бабку…

- Да она выскочила из-за куста прямо под колеса!

- А то, что ты ехал по городу сто сорок, это не считается?! – Он швырнул пачку бумаг на стол перед сыном. – Твои бесконечные штрафы за превышения, вождение в нетрезвом виде, неправильную парковку – это тоже не в счет?! Ты учился в лучшей школе в Швейцарии, закончил университет в Англии. Я надеялся, что по прибытии ты станешь моей правой рукой. Проваландался год по клубам и барам – ну, думаю, отдохнет от учебы и возьмется за ум. Но прошло уже четыре года, тебе почти двадцать девять, а мозгов как не было, так и нет!

Анатолий Петрович Аверин, глава ведущей строительной корпорации России и по совместительству уставший отец, опустился за широкий стол в кожаное кресло и уперся лбом в сложенные руки. Все надежды рушились. Он смотрел на равнодушного темноволосого сына, который так походил на него внешне, но не имел его бизнес-хватки. Взращенный в тепличных условиях, избалованный вниманием и деньгами, он не был приспособлен к самостоятельной жизни. Спасибо, хоть не стал наркоманом, как многие дети его друзей. И жестоким он не был – с самого детства таскал бездомных кошечек и собачек. Только свободные нравы Европейских стран сделали его геем. Родители надеялись, что это его увлечение со временем пройдет, но он упорно не желал женится и заводить детей, в открытую заявляя, что у него на женщину просто не встанет.

Леша же сидел напротив отца и пытался отогнать подступающую после перепоя тошноту, сделать умное выражение лица и разлепить упорно закрывающиеся глаза. Он прекрасно понимал беспокойство отца, его поведение после приезда из Англии оставляло желать лучшего. Но закончив школу и университет с отличием, ему просто хотелось пожить для себя, развлечься, отдохнуть, а бесконечные безалаберные друзья этому немало способствовали. Серьезных отношений у него не было, хотя партнера он не менял уже два года. Но связывать свою жизнь с туповатым, амебообразным Славкой он не хотел.

- Пап, ты ведь знаешь, я не дурак и все прекрасно понимаю. Сегодня четверг? Вот с понедельника начну вливаться в суть работы.

- Нет, Алексей. У меня есть другое решение. Даю тебе неделю чтобы собрать вещи, и уматывай на все четыре стороны.

- Ты что, из дома меня выгоняешь?!

- Я даю тебе возможность научиться жить без папиных денег и маминой юбки. Найдешь работу самостоятельно, снимешь квартиру, как все люди, вот тогда и посмотрим, чего ты стоишь.

По спине Алексея побежала тонкая струйка пота. Такого поворота событий он не ожидал. Захотелось снять дорогой синий пиджак, закатать рукава рубашки, прочистить уши и еще раз услышать, что говорит его всемогущий отец.

- Ты понимаешь, что выгоняешь меня на улицу? – Осторожно поинтересовался Леша.

- В твоем возрасте у меня уже был собственный бизнес, жена и маленький ребенок! – Повысил голос Анатолий Петрович. – Мне никто не помогал потому что некому было! А у тебя было все! И ты ничего из этого не сделал!

- Я же сказал – в понедельник выйду на работу!

- Может и выйдешь, но не в этой фирме – у тебя нет опыта работы, а у меня – свободных вакансий. Теперь покиньте мой кабинет, молодой человек, мне работать надо, - и с этими словами Анатолий Петрович углубился в чтение бумаг.

Алексей обалдел от такого поворота событий. Свои смешанные чувства он не мог бы охарактеризовать просто потому, что сам еще их не понял. Его голова не прояснилась мгновенно, как у большинства киногероев, тошнота продолжала подкатывать, а песок в глазах грозился высыпаться наружу. Он таращился на отца еще какое-то время, молча встал и, пошатываясь, пошел на выход.

- Ключи от квартиры оставишь в прихожей, когда съедешь, - бросил отец на прощанье.

Леша как в тумане спустился в металлической коробке лифта на первый этаж и побрел к ближайшему парку. Решение отца никогда не оспаривалось в их семье и надеяться на то, что к вечеру или к утру, или через неделю он передумает, не приходилось. Всего за неделю ему надо найти место жительства и работу, или не найти и жить на вокзале с бомжами. Рука сама потянулась к мобильному телефону. Пара движений по сенсорному экрану и появилось пьяное веселое выражение лица его друга детства. Перекантоваться можно и у него, но вот с работой он помочь не сможет просто потому, что их отцы работают вместе. Его любовник Славик, фотомодель, свою упругую задницу рвать ради него не будет, максимум скажет «не парься!», а через неделю найдет другого богатенького мальчика.

После шестого гудка трубку, наконец, подняли, и сонный голос пробормотал:

- Алле?

- Димон, у меня большие проблемы, но ты, наверно, сейчас не сможешь со мной встретиться?

- Чей-то я не могу? Я могу! – Послышалось подозрительное бульканье, протяжный вздох и: - Да, че-то я не могу.

- Ты просыпайся давай и приходи в себя. Я буду часа через два.

- Че случилось-то, Алекс?

- Приеду – расскажу, - и Леша повесил трубку.

Все лавочки на аллее были заняты. Мамочки с колясками курсировали по мощеным дорожкам, ребятишки в разноцветных одеждах бегали вокруг и решали только им одним известные проблемы. Всеобщее веселье и возбужденность заставили почувствовать окончательное уныние и безнадежность. Леша приметил одинокую девушку в вязаной шапочке и с планшетом в руках. Она сидела на лавочке по-турецки, огромные наушники скрывали уши, а пальчики шустро тыкали в сенсорный экран. Он присел на другой свободный конец лавки и уставился на свои кожаные туфли, купленные за бешеные деньги еще в Англии, а увидевшие свет пыльных русских дорог только неделю назад.

- Ну, рассказывай, - произнесла девушка с другого конца лавочки.

Леша с интересом посмотрел на говорившую, но решил, что она это планшету сказала - потому что глаз от него не оторвала, но наушники стянула на шею. На ней красовались старая потертая кожаная куртка, черная широкая футболка, синие джинсы и кеды. На вид малолетний пацан, только с грудью, хоть и маленькой. Из-под бордовой шапочки выглядывали пряди темных коротко остриженных волос, в губе, носу и брови по пирсингу. Леша, неосознанно, провел своим в языке по зубам, и снова уставился на туфли.

- Ну чего молчишь-то? – Снова сказала девушка. – Рассказывай, что стряслось?

Леша недоуменно уставился на девушку, та продолжала что-то печатать. Первой мыслью было, что они где-то пересекались, но память не подбросила необходимой информации. Он нахмурился и осторожно поинтересовался:

- Это вы мне?

- А ты здесь еще кого-то видишь?

Наконец она оторвалась от планшета и встретилась с Лешей взглядом. Карие глаза подведены карандашом, ресницы слегка подкрашены, но другой косметики на ней не было и потому лицо казалось свежим. Она улыбнулась краем губ и на щеках появились ямочки. Леша усмехнулся:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.