Подводная война, 1914-1918 гг.

Михельсен А.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Подводная война, 1914-1918 гг. (Михельсен А.)

Отдел I

ПОДВОДНЫЙ ВОПРОС ДО МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Уже в периоде зачаточного состояния подводной лодки с этим новым родом оружия связывали какие-то несбыточные ожидания. Наибольшее распространение такой взгляд получил во Франции, где в среде морского офицерства под руководством адмирала Аубе появилось новое течение (jeune ecole), предсказывавшее лодке не более не менее как полный переворот в ведении морской войны (отмирание линейного флота и решение участи войны борьбой лодок против торговли противника). В настоящее время такие оптимистические взгляды были бы более понятны, чем в те времена, когда лодка представляла собой весьма неусовершенствованное боевое средство. В годы «Gymnote» и «Gustav Zede» (1890) не было даже подходящих двигателей и подводные суда были исключительно электрические — аккумуляторные с очень ограниченным радиусом действия. Под водой они были слепы, так как изобретение перископа приходится в последующую эпоху развития лодки. В середине 90-х годов удалось применить на лодках паровые машины и моторы с жидким топливом для надводного хода и зарядки аккумуляторов, тем самым значительно расширив район плавания. Лодки эти получили название ныряющих. Понятно, что теперь число сторонников подводного оружия заметно возросло, и мы видим, что на первых порах Америка, а за ней и Англия приступили к изучению и постройке новых судов. Тормозом быстрого развития лодки являлось несовершенство двигателей взрывного типа (1900), главным образом употребляемых на этих судах. Наличие взрывчатых газов от топлива, неумение удалять эти газы из батареи аккумуляторов и неудовлетворительная конструкция многих механизмов составляли вечную угрозу жизни лодки. Их многочисленные аварии, часто влекущие за собой гибель экипажа, также парализовали быстрое развитие этого нового оружия. Это одна из причин, почему Германия, выдержавшая впоследствии столь суровый экзамен подводной войны, позднее остальных обратила свое внимание на новый класс судов и к их постройке приступила лишь с 1904 г., после появления дизелей. Медленный темп строительства вполне объясняется изучением и опытами, неизбежными спутниками каждого нового начинания. Отчасти воздержание Германии в постройке лодок базировалось и на том, что мысль о всемирной войне и, в особенности войне против Англии, у нее отсутствовала, в противоположность последней, правительство которой считалось с неизбежностью вооруженного столкновения с экономически колоссально растущей Германией. Такой взгляд открыто высказывался также английскими офицерами при встречах с германскими моряками в заграничных плаваниях. Мы же придерживались мнения, что именно торговля и промышленность обеих великих наций смогут совместно мирно развиваться и найдут достаточно рынков сбыта, чтобы не мешать друг другу. Это убеждение, очевидно, также повлияло на судостроительную программу нашего отечества, создававшего флот лишь для оборонительных целей с весьма ограниченным числом лодок (1906-1909 гг.). Впервые в 1910 г. был выдан заказ на 8 лодок, а к началу мировой войны в рядах флота числилось всего 21 подводное судно, мало пригодное к боевым действиям. Факт этот свидетельствует, что мы были далеки от наступательных планов и мысли вести войну против торговли какого-либо противника.

Идея эта не гармонировала мышлению наших руководящих кругов, за исключением единичных членов правительства, настаивавших на расширении подводного флота в ущерб надводного. Основной целью этих представителей вероятнее всего было желание урезать кредиты и соблюсти экономию денежных средств за счет постройки больших кораблей и сокращения судостроительной программы. Насколько эти люди ошибались выявила война, доказавшая, что одни лодки без сильного надводного флота бесцельны, ибо при отсутствии последнего противник в кратчайший срок занял бы наши базы, прекратив этим и деятельность самих лодок. Лодка одна не может решить исход войны и от одного рода оружия нельзя требовать всеобъемлющих действий. К началу войны почти все великие державы располагали большим числом лодок, чем мы, в качественном же отношении наши подводные суда стояли не ниже других, а по дизелям даже выше, начиная с «U19». Доказательством последнего служит война и успех германского подводного оружия, не превзойденный лодками иных наций, даже и англичан. Следует еще раз отметить, что, не готовясь и не ожидая мировой войны, Германия не стремилась к расширению нового оружия, и агитация в его пользу у нас не велась в противоположность нашим будущим врагам. Между тем идеи адмирала Аубе и его последователей новой школы стали прививаться за границей, на что указывало выступление в Англии известного адмирала и реформатора морской артиллерии сэра Перси Скотт, который в своей статье в «Таймс» от 16 июля 1914 г. доказывал правильность идеи использования лодок для подрыва торговли противника. В обширной статье от 14 мая 1914 г. лорд Фишер, бывший первый лорд Адмиралтейства, также признает целесообразность подводной войны против морской торговли; судя по его мемуарам 1919 г., он и в дальнейшем остался того же взгляда. Кроме этих лиц легко перечислить целый ряд других видных деятелей, не обманывавших себя лицемерными фразами о варварстве ведения такого образа войны и доказывавших правоту подводной войны.

Все сторонники и защитники подводной войны в один голос утверждают, что легко уязвимая и слабо вооруженная лодка ни в коем случае не должна при борьбе с пароходами их предварительно останавливать, заниматься осмотром и заботиться о спасении экипажа последних. Таковые действия противоречат самой природе лодки и допустимы лишь, как исключения. В будущую войну лодки станут вести борьбу именно так, как проводили ее германцы в конце мировой войны, — заявляют эти авторитеты. Если бы Вашингтонская конференция категорически запретила подводную торговую войну, может быть это и привело к положительным результатам в будущем, однако, принятые там полумеры, стесняющие действия лодок, будут конечно отброшены последними в ближайшую же войну. До 1914 г. каких-либо интернациональных постановлений, регулировавших и указывавших на способы действий лодок во время войны, не существовало; тем самым предоставлялось им воевать, согласно их природе и особенностям.

Единственное международное совещание об использовании лодок состоялось на Гаагской мирной конференции 31 мая 1899 г., где по инициативе России был поднят вопрос о полном уничтожении этого рода оружия. Представитель Германии поддержал предложение, поставив условием разоружение лодок всеми государствами (присоединились Россия, Италия, Япония и Дания). Америка и Австро-Венгрия отстаивали право использования подводных лодок по своему усмотрению; Франция и с ней четыре малых державы были категорически против проекта. Англия давала свое согласие лишь в том случае, если постановление будет принято всеми великими державами, что, однако, не состоялось. Поставленный на голосование вопрос дал следующий подсчет; за воспрещение подводной войны 4 державы; против 9, среди коих Америка, Франция и Австро-Венгрия и 3 государства воздержались от голосования (среди них Россия). В результате вопрос о лодках остался открытым. На заседании 5 июня 1899 г. немецкий представитель запросил председателя, должен ли он просить свое правительство о дополнительных инструкциях по затронутому вопросу, на что получил отрицательный ответ. Как на генеральном заседании, так и на 2-й конференции (1907 г.) разговор о лодках не поднимался более. Не отрицая факта существования лодок и не ограничив их способы действий, подводное оружие тем самым было признано легальным и могло быть использовано, например, для установления блокады и как деблокирующее средство. Методы, коими при этих операциях могли использоваться лодки, естественно должны были отличаться от методов надводного флота, что было ясно и представителям держав на конференциях, иначе Россия не подняла бы подводного вопроса. Из всех протоколов конференции явствует также, что лодки следует расценивать, как всякие другие военные суда, и Англия грубо нарушила международное право, настояв во время войны на запрещении захода лодок в территориальные воды нейтральных стран. Когда на второй Гаагской конференции ставился вопрос о разнице между военными и вспомогательными кораблями, Англия первая дала точное определение, указав, что под боевым надо понимать всякое судно, снаряженное правительством, под военным флагом, назначенное для боевых действий против неприятеля и имеющее экипаж из военнослужащих. Под такую формулировку подходят вполне и подводные лодки. Всякие новые определения и постановления во время самой войны применительно к лодкам и способам их действия не могли нас касаться и будут, конечно, немедленно нарушены при следующем вооруженном столкновении держав с разнородными интересами. В конце концов нельзя закрывать глаза на то, что основная и главнейшая задача всякого воюющего государства — использовать все средства и возможности защиты и нападения для достижения конечной победы.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.