Подъем и падение Запада

Уткин Анатолий Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Подъем и падение Запада (Уткин Анатолий)

ВВЕДЕНИЕ

Если бы французам не удалось остановить арабскую конницу при Пуатье в 732 г., в Оксфорде ныне занимались бы интерпретацией Корана, а ученые доказывали бы правоту Магомета.

Эдвард Гиббон Упадок и падение Римской империи

Запад, понимаемый как Западная Европа, отнюдь не всегда был «центром мира». Монголы в XIII в. не пошли дальше долины Дуная, не видя особого смысла в завоевании пустынного и бедного северо-западного мыса Евразии. Более того, большую часть мировой истории именно Восток делился с Западом своей энергией, богатством и идеями, а не наоборот. Когда Генрих-мореплаватель рассматривал морские карты своих капитанов, Запад скромно стоял в одном ряду с Оттоманской империей, Самаркандом, Китаем и Индией. Но далее мировая история произвела удивительный поворот — она выдвинула Запад в качестве лидера мирового прогресса.

В XV в. возникает явление; ставшее лейтмотивом мирового развития, — революционный подъем и глобальная экспансия Запада. Через полвека после первого трансатлантического похода Христофора Колумба Запад овладел мировой торговлей, захватил контроль над четырьмя океанами, ушел вперед в науке и военном деле. С тех пор Запад укреплял свои позиции, вводя под свой контроль страны и континенты.

Уже пять столетий над всем прочим в мире доминирует одна подлинно важная революция — ускоренный прогресс Запада.

Запад, пять веков возглавлявший интеллектуальное и техническое движение человечества, едва ли нуждается в комплиментах со стороны. И все же мы приведем оценку «почти противника» Запада — русского философа и политолога К. Леонтьева: «Здание европейской культуры гораздо обширнее и богаче всех предыдущих цивилизаций. В жизни европейской было больше разнообразия, больше лиризма, больше сознательности, больше разума и больше страсти, чем в жизни других, прежде погибших исторических миров. Количество первоклассных архитектурных памятников, знаменитых людей, священников, монахов, воинов, правителей, художников, поэтов было больше, войны громаднее, философия глубже, богаче, религия беспримерно пламеннее (например, эллино-римская), аристократия резче римской, монархия в отдельных государствах определеннее (наследственнее) римской; вообще принципы, которые легли в основание европейской государственности, были гораздо многосложнее древних») [1] .

Жертвы Запада, среди них гордые участники мировой истории — Россия, Китай, Индия и множество других, чрезвычайно отличных друг от друга, стремились сократить дистанцию, отделяющую их от Запада. Языки, религии, установления могут быть различными, но направленность усилий одна — сто семьдесят стран Земли прилагают отчаянные усилия, чтобы избежать зависимого от Запада состояния, войти в круг презираемого, составляющего предмет восхищения и зависти, раболепия и ненависти Запада. К XXI в. политическая карта мира обрела характерную монохромность — целые континенты оказались в колониальной орбите небольшого числа западных стран. В результате двух мировых войн (трагедия внутреннего раскола Запада) на политическую карту мира вернулось прежнее многоцветие, но не вернулось участие большинства человечества в технологических, научных революциях, которые определяют настоящее и будущее.

Пятьсот лет продолжалось это восхождение, при котором никто в других частях Земли не смог воспроизвести подобную сознательную и целенаправленную энергию. Попавшие в тень народы и царства пытались ее имитировать, но максимум, что им удалось, — выделить из своей среды лучших и послать их на Запад. Но эти лучшие неизбежно (почти греческая трагедия!) становились чуждыми автохтонной среде, отправившей их на Запад, что не только вело к конфликту между западниками и автохтонами, но и порождало смятение каждого, наделенного знанием.

В десятилетия складывания держав-наций — в первой половине семнадцатого века — образовалась первая глобальная констелляция мировых держав, головной ряд которых определяли шесть держав. Перо геополитиков того времени не могло не поставить Папу Римского на ведущее место; вихрь османо-турецкого порыва из Ближнего Востока в Средиземноморье и в Центральную Европу ставил султана в ряд великих. Со стороны Европы от волны ислама отбивался император Священной римской империи — австрийский император. А на западе Евразии начинали опираться на свое колониальное величие короли Испании и Франции, чьи корабли бороздили все четыре океана, неся флаги своих суверенов от Индии до Вест-Индии. Итак: католический мир, мир ислама, триада Австрии, Испании и Франции в Европе и за морями характеризовали мир.

Восемнадцатый век сузил этот ряд. Голландцы остановили мерную поступь испанской дипломатии в Европе, обратив ее на Латинскую Европу, а османы и австрийцы ослабили друг друга в битвах за Балканы. Франции не удалось закрепиться в Испании и Нидерландах, но при Короле-Солнце Людовике Четырнадцатом весы европейской (и, соответственно, мировой) политики колебались под напором французских маршалов. Но Британия на континентах побеждает Францию в войне за австралийское наследство, а в войне за испанское наследство перехватывает у нее Индию и Канаду. С окончанием в 1763 г. Семилетней войны Британия вышла в державы мирового значения.

А на востоке Германии прусская дисциплина и трудолюбие подняли Берлин, придали мировое значение Прусскому королевству. С овладением прибалтийских провинций и первым разделом Польши Россия вступила при императрице Екатерине в первый ряд стран. Итак: Британия, Франция, Россия, Австрия, Пруссия стали лидерами развития.

Вышеуказанный квинтет Запада (Британия, Франция, Пруссия, Австрийская империя) перешел (с вариациями) и в девятнадцатый век. Сначала Наполеон вознес Францию, затем Британия окончательно вырвалась на морские просторы, контролируя мировые коммуникации. Судьба мира решалась в противоборстве Петербурга и Лондона, учитывающих интересы влиятельных мировых держав — Франции, Австрии, Пруссии.

К двадцатому веку в противостоянии Лондону вперед вышли ведомые воскресшим национальным чувством Германия, Италия и Япония. Америка соответствовала всем мировым параметрам, но была замкнута в своем полушарии. Запад владел миром, но встал на губительную тропу междуусобной войны, ослабляя себя и создавая преимущество Соединенным Штатам Америки и затем Советскому Союзу. Америка как неоспоримый гегемон западного мира создала (в целях укрепления своего влияния) Организацию Объединенных Наций, Международный Валютный Фонд, Мировой банк, Генеральное соглашение о тарифах и торговле, Североатлантический союз, Договор о безопасности с Японией. Америка в своем мировом возвышении опиралась на Западную Европу, отдавая ей (Западной Европе) как привилегированному партнеру дополнительное влияние (Британия и Франция получили места постоянных членов Совета Безопасности ООН; директором МВФ стал европеец; Западной Европе было дано привилегированное место в рамках ГАТТ).

В 1945 г. у Запада появился безусловный лидер — Соединенные Штаты Америки. История, география и экономика дала Вашингтону шанс, который прежде имели лишь Рим и Лондон. Впрочем, и такое сравнение недостаточно. «Никогда не существовало ничего подобного, не было никогда подобного соотношения сил, никогда. Паке Британника жил экономно. Британская армия была меньше европейских, и даже королевский военно-морской флот равнялся всего лишь двум следующим за ним флотам вместе взятым — ныне все взятые вместе военно-морские флоты не могут сравниться с американским. Наполеоновская Франция и Испания Филиппа Второго имели могущественных врагов и являлись частью многополярной системы. Империя Карла Великого была всего лишь Западной Европой. Римская империя распространила свои владения дальше, но параллельно с ней существовали великие империи — Персидская и огромный Китай.

С крушением Советского Союза Соединенные Штаты стали с 1991 г. единственной сверхдержавой. Впервые после полуторатысячелетия имперского Рима мир оказался в зоне глобального влияния нового Рима — Вашингтона. Западное всемогущество достигло пика. Западная «семерка» расходует на исследования и внедрение 90 процентов общемировых расходов на эти цели. Экс-госсекретарь США Джеймс Бейкер оценивал ситуацию так: «Сравнивая с более ранними сверхдержавами — Древним Римом, наполеоновской Францией, Британией перед Первой мировой войной, приходишь к выводу: мы, американцы, обладаем значительно большими преимуществами над потенциальными противниками» [2] . В 1991 г. президент Буш-ст. тоже думал не о «малой пользе» уничтожения иракских танков, а о том, что «благодаря тому, что мы сделали, нам уже не придется использовать американские войска по всему миру. Теперь, когда мы называем что-либо объективно правильным... народы должны слушать нас» [3] . США производят четверть мирового продукта, находясь на переднем крае мировой эффективности.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.