GoodAsYou/НичемНеХужеТебя

Мартинян Лидиана Рафиковна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
GoodAsYou/НичемНеХужеТебя (Мартинян Лидиана)

ЧАСТЬ I

1

- Ну а если они меня не примут, что тогда?

- Успокойся, пожалуйста. Сначала долети до места, столкнись с поголовной мадридской ненавистью, и только потом реви и рви волосы на голове.

- Да они даже не испанцы. Они все из разных стран.

- Тем более.

- Вот только живут там с детства, так что можно сказать, что испанцы.

- Хорошо, волнуйся, трясись вместе с самолетом, доведи себя до нервного срыва, туалет вон там, кстати, вот, встаешь, выходишь и сразу назад, потом налево.

- Пошел ты.

- Извините, вам плохо? Я могу вам чем-нибудь помочь?

Стюардесса смотрит на сидящую в уголке девочку, разговаривающую с собеседником. Сначала она подумала, что ее собеседником является мужчина средних лет, явно страдающий ожирением. Однако, он никак не мог вести с ней беседу, он увлеченно читал газету The Times. Девочка заметила смятение на лице стюардессы, лишь бы не догадалась; опустила глаза и сжала руки вместе. Да, догадалась, понимающе отвела взгляд и удалилась.

Это ведь не первый случай, не первый...Я стала чаще давать слабину. Я просто не слежу за собой, когда это произошло? Как это произошло? О Господи, мне нужно общение. Живое общение. Как же паршиво. Только что стюардесса увидела, как я разговариваю сама с собой, как же, должно быть, нелепо я выглядела со стороны. Долететь бы быстрее. Просто не верится, я переезжаю в другую страну. Что же будет, как мне там себя вести, что мне делать, чтобы не вызвать ни у кого никаких эмоций? Если забьюсь в угол, могут вбить в стену, если нападу сама в целях самозащиты, мне грозит отдача куда сильнее, значит, самое главное - держаться нейтрально, как матушка - Англия. Вот только я со стороны выгляжу как харек - паникер, старательно изображающий безразличие.

- Девочка, тебе самой не стыдно? Ты совсем недавно написала сценарий, по которому сняли фильм. Тебя пригласили на церемонию, которую ты видела только по телевизору, ты была номинирована на премию вместе с другими звездами кинематографа. Лили, тебе 22 года, в конце то концов!

- Отстань, ради Бога, отстань, я все понимаю, я все...

Стюардесса снова замечает, как шевелящая губами девочка резко прикусывает губу, будто вспоминает что-то, и, поправив волосы, оглядывается по сторонам, похоже на то, будто она заставляет сама себя вернуться в реальность.

* * *

Я - Лилиан Кабика. Мне 21 год. Я хочу перевестись из своего университета в Бостонский университет искусств. Я хочу изучать историю кинематографа. Я выбрала ваш университет, потому, что ваши методы обучения мне очень интересны: сначала вы знакомите студентов с теорией кино, затем предоставляете им выбор в сфере реализации своих знаний - они могут снять свою первую ленту, либо помогать опытным режиссерам в съемках текущих кинолент. Я считаю, последовательность, которую вы нам даете, очень важна: сначала теория, затем обязательная практика...

-Ага, умница, все настрочила? Когда ты перестанешь писать в своем долбаном блокноте?

- Отвали. Мне так легче.

- Ты не можешь сказать это без предварительной подготовки? Ты мне все сходу выдаешь, и даже больше.

- Это я с тобой такая, а если позвоню - начну волноваться, ты же меня знаешь.

- Я знаю то, что я вижу - 21 летняя трусиха стоит передо мной, держа в одной руке блокнот с текстом, в другой телефон, и не решается позвонить, пока не допишет свой трагический монолог до конца, до победной точки.

- Я должна держаться уверенно.

- Просто держись, Лили, ладно? Тебе и этого достаточно.

Дозвонившись до приемной комиссии Бостонского университета искусств, Лилиан Кабика судорожно вычитывает все со своего блокнота и ждет ответа от женщины на другом конце провода, которая явно опешила от такого напористого потока слов. Лилиан стоит, широко раздвинув ноги и распахнув глаза, ожидая ответа, сначала она теряется, услышав речь на иностранном языке, затем собирается с мыслями, кивает головой, и вступает в диалог с женщиной. Разговор состоялся, Лили поняли и услышали, Лили все рассказала.

Теперь каждую ночь Лилиан кладет голову на подушку, предварительно зачеркивая важные пункты в своем блокноте, содержание этих пунктов касается сдачи международных экзаменов, сбора необходимых для отправки по почте документов, просьб своим преподавателям написать рекомендательные письма в Бостон, поиска информации и необходимой литературы для сдачи проходных тестов. Если смотреть на распахнутый блокнот Лили с дальнего расстояния, создастся впечатление, будто это листы с нежно- голубоватыми кружевами от пасты, в которые вкраплены жирные иссиня-черные точки. Лили не может писать от руки, не размазав и не обведя хотя бы одну букву - вредная привычка, появившаяся с 5 класса средней школы.

Один только Бог знает, чего мне стоило сдать этот гребаный TOEFL, один только Бог...Это невыносимо. Просто невыносимо. Я думала, еще чуть-чуть, и мои мозги вытекут из ноздрей. Моя рубашка прилипла к телу, лифчик насквозь пропитан потом, про юбку я вообще молчу, добавь щепотку стирального порошка, и она сама вспенится, без воды, а еще я с уверенностью могу заявить, что в случае неудачи с поступлением в США, смело могу пойти в сталевары, я перенесла такую жару, так жарко может быть либо влюбленным - психам, занимающимся диким сексом в общем туалете общежития, либо душам грешников, варящимся в котлах ада. Это было не лето, это было испытание на прочность, это была гонка за грудой документов со всего города и отправкой этих документов в другую страну, это были ночи без сна, это были дни, разбитые на 20 -минутные промежутки дрема, это был самый долгий и самый болезненный контакт моих усталых глаз и экрана ноутбука. Что мне будет от всего этого? Что я получу, пока неизвестно, но я не жалею о том, что сделала. Я верю в то, что если стараться ради чего-то, и не получить результата в этом деле, силы, которые ты приложил, не утекут бесследно, не исчезнут зря, они обязательно вернуться неожиданным успехом или удачей в другом деле. Я приложила свои силы, так что я буду ждать. Я буду ждать и спать, я буду класть свою голову на подушку, и теперь в моем блокноте будут зачеркнуты все пункты. Этим летом я выполнила все.

Спокойные дни после лета, поделенные пополам на период сна и период приема пищи, закончились для Лилиан тогда, когда на ее почту пришло письмо с решением принять ее в Бостонский Университет Искусств на специальность 'История Кинематографа'. Для матери и сестры Лилиан это стало откровением, нежданным ударом по лицу, напоминанием о том, что в их семье, состоящей из трех, есть старшая дочь, старшая сестра, ребенок по имени Лили, и эта Лили имеет амбиции, стремления, желания, о которых не говорила раньше, которые, что очень удивительно, воплотила, тихо, спокойно, без мятежей, без криков и попыток доказать что-либо своим сверстникам из города или своему несуществующему бывшему парню. Давала ли она раньше повод думать об этом? Намекала ли о своем пристрастии к кино и театру? Писала ли об этом? Рассказывала? Ничего такого не припоминалось, и это было обидно, от нее ожидали долгих бесед за чашкой чая, попыток рассказать и объяснить всем о своей тайной страсти. Почему она держала все это в себе, почему никому не говорила об этом? А может, говорила, только не прямо и открыто. Здесь, мать девочки прокручивает в голове каждый вечер после работы, нечто, за что можно зацепиться: намеки, просьбы пойти в кино, нет, длинные рассказы о каком-нибудь тронувшем ее фильме, нет, такого не было, журналы про кино, валяющиеся где-нибудь в ее комнате, нет. Что ж, если бы ее тяга к этому была воплощена в существо одушевленное, в, скажем, человека, было бы, наверное, труднее, так как на ее чувства стали бы реагировать, и, может быть, она и он...В общем, кино - это неплохо, не так ли?

2

- Сегодня мы должны были прочитать наши тезисы по фильму, который нам задали смотреть во Вторник. Нас поделили на 5 групп, каждую группу слушал отдельный преподаватель, представляешь? Мне попалась молодая американка, на вид лет тридцать, очень громкий голос, такое ощущение, что на тебя орут, ну то есть ругают за что -то, но ее доброе лицо все меняет. Боже, что за прелести вычитывали ребята из моей группы. Есть одна девочка - Мелитта, она так красиво пишет, я сидела с открытым ртом и слушала ее, совершенно не представляя, как я выйду после этого, после такого уровня...А она, между прочим, считается так себе, средненькой студенткой, вот и думай.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.