Выходной день Олега Попова

Тейтельбаум Григорий Исаакович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Выходной день Олега Попова (Тейтельбаум Григорий)

ГРИГОРИИ ТЕИТЕЛЬБАУМ

телбс,

Ты думаешь, Петька, если я Олег Попов, то разговор обязательно пойдёт о цирке?

Нет, братец! Правдивая история, которую я сегодня расскажу ребятам, произошла как раз в мой выходной день. И цирк здесь совершенно ни при чём.

Просыпаемся мы с дочкой и видим: на столе лежит письмо. Смотрим—от мамы! Я вам его вслух прочту:

«Уезжаю до вечера к бабушке. Накорми Галочку, позавтракай сам и погуляй с ней в парке».

А чем кормить не написала. Хорошо ещё, что я отлично умею варить яичницу! То есть печь... Или её жарят?.. Одним словом, друзья, вы понимаете, ЧТО я с ней умею делать!.. Кто его знает, с чего начать! Газ открыть, что ли?

Стал я спички зажигать. Чиркал, чиркал, а они не горят!

Погасла! Опять погасла! Ура-а! Зажглась! Снова погасла! Последняя!.. Наконец-то, горит!

Лучше бы она не зажигалась! Вот это заполыхало!

Сейчас я его подстригу! Эх! Ещё длиннее стало!

И тут я вспомнил: ведь у меня есть чудесный огнетушитель с газированной водой!

Г*'.-г/"'

Теперь жена не скажет, что я не умею пользоваться утю гом! Отличная получилась яичница! Румяная такая... глаже ная...

Дочка её с удовольствием съела. А для себя я решил приготовить картофельные оладьи. Только не знаю, испортилась электробритва после чистки картофеля или нет. Она не моя. Я её у соседа одолжил.

чем дальше, тем тяжелее.

Ои! Что случилось? Я задыхаюсь...

Олег найдёт выход из любого положения!

Итак, с завтраком покончено. Пора ехать в парк.

Ехать, так ехать,— сказал я. И поехал.

Вышли во двор палёным запахло. Ну, думаю, какая-то дрянь горит.

Оказывается, это я горю! И отчего бы? Вспомнил! По перилам ездил — брюки загорелись! Пришлось сбегать переодеться. Теперь уже по ступенькам.

Наконец подходит троллейбус. Галочка садится. Я сажусь. Она уезжает, а я... остаюсь... авоську распутывать.

Отцепил, наконец, авоську и помчался изо всех сил за троллейбусом. Он на третьей скорости, я — на четвёртой.

По дороге я на девочку с самокатом наскочил.

— Одолжи,— говорю, — девочка, самокат, троллейбус догнать. У меня в нём дочка нечаянно уехала.

Самокат— другое дело! Это же почти мотороллер! А мотороллер— почти мотоцикл. Мотоцикл — почти «Москвич», а «Москвич» — почти троллейбус.

На следующей остановке я его и догнал.

Передал я подбежавшей девочке самокат и кричу:

— Спасибо, девочка, приходи в цирк, я тебе Петьку-пету-ха по...

Больше я ничего крикнуть не успел.

Дальше за меня кричали пассажиры:

— Двери откройте! Человека задавило!

Оказывается, меня не совсем задавило. Только воротничок помялся!

Постепенно я отдышался. Всё в порядке! Путешествие продолжается.

Пришли мы в Парк культуры имени Горького, и глаза у нас разбежались: куда пойти? В комнату смеха или на карусель? Лодку взять? А может, в тир?

Пошли в тир! ;

В тире самое главное — ружьё. Надо хорошенько проверить, всё ли на месте. Если, скажем, у него дула нет, или курок отсутствует, — ничего не выйдет. Плохо только, что зеваки мешают и всякие советы дают.

Я этому зеваке говорю:

— Отнёс бы ты лучше своё молоко домой, а то оно уже в кефир превратилось!

А сам отхожу всё дальше и дальше.

захохочут! Открыл я глаза—и ахнул! Преду-его, чтоб молоко домой отнёс!

Как тут все преждал же я

Бросил я ружьё, схватил дочку за руку и —дай бог ноги! Вдруг мы увидели чёртово колесо. Огромное, прямо до неба! А лодочки-то, лодочки! И в каждой люди сидят!

— Ну, Галочка, поехали!

Колесо завертелось, и мы начали подниматься. Внизу люди, маленькие, как букашки, машут нам руками. А среди них... среди них я ВИЖУ ГАЛОЧКУ!

И как это я её внизу забыл!

Раздумывать некогда! Я схватил зонтик, который валялся в лодочке, и прыгнул вниз.

ШШ1Щ

Через минуту всё было кончено. Я «приземлился».

Очнулся я от сильной боли в правой ноге. Видно, я её вывихнул, когда приземлялся. А народ вокруг хохочет. Цирк себе нашли!..

Обидно даже! Будто у меня всерьёз ничего заболеть не может.

Тут я вспомнил, что при ушибах помогает холод. Дохромал я до мороженщицы и купил эскимо. Пять порций. А Галочка говорит: — Холод надо к ноге прикладывать.Как будто я не знаю, куда прикладывать мороженое!

Приложился я к мороженому и взвыл от зубной боли. На вой сестра из медпункта с горячей грелкой прибежала. А я и не знаю, куда эту грелку прикладывать: то ли к ноге, то ли к зубам!

Наконец всё прошло, и мы пошли дальше. К аллее смеха. Там, в этой аллее, зеркала висят. И так они изогнуты, что каждое по-своему показывает. Взял я крепко Галочку за руку. Уж больше, думаю, я тебя не потеряю!

К первому зеркалу подошли —и ужаснулись. Как меня перекосило! А Галочки вообще нет. Вместо неё голова какого-то мальчишки торчит.

Следующее зеркало ещё почище первого: превратило мою Галочку в маленького толстого мальчишку!

Я чуть было не решил, что мне её подменили.

А третье зеркало простое, как у нас дома. Смотрим: я как я и кепка моя, а рядом со мной всё-таки не Галка, а тот же мальчишка. Тут только я оглянулся!..

— Ты как ко мне в руку попал?!

— Да вы сами меня прихватили.

Вот тебе раз! Значит, мне вместо Галки этот воробей попался.

Прибегаю на старое место, а она, родненькая, стоит и ласково так улыбается. Обнял я её и от слёз слова сказать не могу.

Наконец я успокоился, и мы пошли обедать. Видим, на Москве-реке к берегу пароход пришвартован, а на крыше у него вывеска:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.