Льдина холодина

Кассиль Лев Абрамович

Жанр: Детская проза  Детские    1935 год   Автор: Кассиль Лев Абрамович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Льдина холодина (Кассиль Лев)

ЛЬДИНА

ХОЛОДИНА

ЛЕВ КАССИЛЬ

ЛЬДИНА

л

r№

ХОЛОДИНА

РИСУНКИ ХУДОЖНИКА А. ЩЕРБАКОВА

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 193 5

\

Редактор М.Гершвнаон. Художественный редактор Н. В. Ильин. Техред. В. Гуркова. Сдано в пронзьод. &/Х1 1934 г. Подпноано к печати 20/1 1935 г. Детгне Н 225. Иод. Д. в. Формат 82 X HO’/ie- 3 печ. л. (0.75 авг.л.). Уп. Главл.Б-1002. Тираж 100 ОГО. Заказ 4871.

1-я Образцовая типография Огпза РСФСР треста „Полн-графк! лга“. Москва, Валовая, 28,

Эту свою книжку я дарю мальчику, который сам сочишл стихи, „ Че-лю сканцы-дорогйнцы". Его стихи я вставил в рассказ.

Когда отец уезжал, Ига еле-еле доставал головой до Ледовитого океана на карте, а Люда и рукой бы не дотянулась... Она могла достать только до Черного моря, но Черного моря не было на карте. Это была карта холодных морей. Она висела низко, у самой двери, и отец перед отъездом встал перед картой. Отец поднял Люду на руки. Он

2 Льдипа-ьолодипа б поднес ее к карте и пальцем повел по морям и океанам.

— Вот как мы поедем,— сказал отец. И палец его прошелся из Ленинграда через Балтийское море, мимо чужих стран, по Немецкому и Северному морям, по Ледовитому океану и полярным морям, у самой ледяной макушки земного шара, вокруг северных земель, в Великий или Тихий океан.

— Вот так мы поплывем,— сказал отец и поцеловал Люду.

Потом он крепко обнял Игу и взял чемодан. Люде стало жаль отпускать папу. У нее сморщился нос и губы сделались вот так:

Ей захотелось чуточку поплакать.

— Смотрите, ребята,— сказал отец,—чур, тут без меня не капризничать и маму не огорчать. Я живо все по радио узнаю. А если будете молодцами, я вам гостинцев привезу.

Люде расхотелось плакать. Губы у нее сделались теперь вот так: 4*^

—• Пап,— сказала она,—ведь там будут льды и льды все... Пап, знаешь, привези мне маленький кусочек северного полюса, такую вот ледяшку.

•— Ну, на самом полюсе мы не будем... мы мимо пройдем. Но полярную льдинку я тебе непременно привезу.

— И чтобы со следом белого медведя была,— добавил Ига.

— Со следом ледведя,— поправила Люда.

И отец уехал. Он был знаменитым путешественником. Ои исходил все северные моря и земли. Он плавал на ледоколах, летал на цеппелине, жил долгие зимы на замерзших островах. Но он там никогда не скучал. Он дружил со веем

миром, потому что был замечательный радист и разговаривал по радио со всеми странами.

В этот, раз отец уехал в ледовый поход на большом пароходе „Челюскин44. Пароход повел самый лучший северный капитан—Воронин. А командовал всем походом главный начальник Великой морской северной дороги—ученый профессор Шмидт. Ига и Люда хорошо знали профессора Шмидта. У него была большая борода и смелые глаза.

II вот корабль „Челюскин44 плыл и плыл все дальше и дальше, из моря в море. И в газетах из номера в номер печатали телеграммы отца Иги и Люды. Когда Ига уходил утром в школу, он каждый раз спрашивал маму: „Где папа?44 — „В Белом море44, отвечала мама и читала вслух газету. А иногда папа присылал по радио привет Иге и Люде.

„Плывем отлично, — передавал он с далекого парохода,— настроение превосходное. Как учится Ига? Сегодня поймали тюленя на льду. Вчера попали в бурю — шторм. Ходит ли в детский сад Люда? А позавчера в Карском море у одной нашей пассажирки родилась девочка. Ее назвали Кариной, она вам кланяется. Ее купают в тазике, но вода часто выплескивается, потому что нас сильно качает. Слушайтесь маму и не скучайте. Борт „Челюскина44. Папа. Точка44.

Прошло много времени. Пароход подплывал уже к самому Великому океану. Но дорогу в океан загородили огромные, тяжелые льды. Ветер пригнал целые ледяные горы, ледяные поля. Льды уперлись в пароход и остановили его. „Челюс-

8

кин44 стал пробивать себе путь. Корабль бешено работал винтом и бил воду. Корабль клевал железным носом тонкий лед. Он вырывался, что есть силы... Но толстые льды крепко держали его. Ветер гонял льды с места на место, а льды тащили с собой корабль. Льды сжимали пароход все туже и туже. Высокие ледяные горы надвигались все ближе и ближе. Льды давили корабль, лезли на него, карабкались, громоздились и скрежетали о железо.

Раз утром мама взяла газету и стала вдруг сама строгой и белой, как северный полюс.

— Где папа?—спросил Ига, который только что собрался уходить в школу.

— На льдине среди полярного моря,— сказала мама. И Ига услышал, как что-то—тук!—стукнуло о газету. Это упала на бумагу тяжелая мамина слеза.

— Пароход погиб,— сказала мама,— льды раздавили пароход, „Челюскин44 утонул.

— А как же пана?—спросила Люда; она только что проснулась и услышала страшную новость.

— Все люди успели вылезти на льдину. Только один утонул, а остальные — па льдине.

— А как же они там будут?

И Ига посмотрел на карту. И мама. И Люда, Все посмотрели на карту... Голубой краской было нарисовано там холодное Полярное море.

— Как же они там будут?..

Но радист, отец, не унывал. Он сидел в маленькой походной' палатке, как ни в чем не бывало. Он нажимал пальцами на ключ своего аппарата, и на весь мир разносилось его: ти-ти-ти,

тр-тр-ти, тр-тр-тр... И весь мир прислушивался, как отец Иги и Люды передавал по радио:

„Второй день челюскинцы живут на льду. Ночью небо очистилось от туч, и мы по звездам нашли свое место на карте. Когда „Челюскин44 стал тонуть, мы разрезали канаты. Канатами были привязаны бочки, груз и доски. Все это выплыло наверх. Мы вытаскиваем из воды на лед брев-

ю

на и ставим дом на пятьдесят человек,—с двумя печурками. Строим кухню. Построим еще один дом. До берега далеко. Кругом ледяные горы. Но все здоровы, все держатся молодцами. Сил у нас достаточно...“

И скоро отец сам услышал по радио и передал профессору Шмидту и другим своим товарищам, что вся советская страна поднялась им на помощь. Шли на помощь пароходы и ледоколы. Неслись самолеты и дирижабли. Мчались собачьи нарты и аэросани.

И все люди в СССР, и маленькая Люда, и сам товарищ Сталин жадно слушали, читали, ждали, что передаст радист со льдины.

„Все благополучно. Вернусь в июле,— уверенно сообщал домой тихий, далекий, но веселый голос радиста,—тр-тр-ти, ти-тр, ти-ти-ти... Вернусь в июлеа.

Сто человек лгало на льдине Полярного моря. На льдине вырос крохотный городок. Он назывался „Лагерь Шмидта^. Над ледяными горами, над белой ледяной пустыней поднялся большой красный флаг. Соседние льды с грохотом наступали на лагерь. Льдина трещала и разламывалась. Ночыо, когда челюскинцы спали, их дом раскололся на две половинки. Между самодельными постелями вдруг появилась черная трещина. Часть дома с людьми потащилась на север, а другая — на юг. Но челюскинцы не растерялись и перетащили все свои пожитки на большую льдину.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.