Ветер в твоих волосах

Кокорева Мария

Серия: Сквозь века [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ветер в твоих волосах (Кокорева Мария)

Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес,

Оттого что лес — моя колыбель, и могила — лес,

Оттого что я на земле стою — лишь одной ногой,

Оттого что я тебе спою — как никто другой.

Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей,

У всех золотых знамен, у всех мечей,

Я ключи закину и псов прогоню с крыльца -

Оттого что в земной ночи я вернее пса.

Я тебя отвоюю у всех других — у той, одной,

Ты не будешь ничей жених, я — ничьей женой,

И в последнем споре возьму тебя — замолчи!
-

У того, с которым Иаков стоял в ночи.

Но пока тебе не скрещу на груди персты -

О проклятие! — у тебя остаешься — ты:

Два крыла твои, нацеленные в эфир,-

Оттого что мир — твоя колыбель, и могила — мир!

(c)

Глава 1

Было ясное погожее утро, осень только вступала в свои права, но лето еще пыталось отвоевать последние теплые деньки.

Проворно карабкаясь, хватаясь за ветки кустарников и ловко удерживая равновесие, по склону холма двигалась фигура в ярком сарафане. Не прошло и пары минут, как девушка забралась на вершину и ступила босыми ногами на тропинку, густо поросшую травой. Ветер тут же подхватил ее растрепанные светлые волосы, которые, будто облако, окружили девушку. Она недовольно поморщилась, пытаясь убрать непослушные пряди обратно в косу. Поняв, что попытки укротить локоны не увенчаются успехом, она уселась на вершине холма, с сожалением заметив, что карабкаясь вверх по крутому склону, порвала подол юбки. Эх, мама опять будет ругать и скажет, что такое поведение больше подходит ее младшему брату, а для девушки ее возраста просто возмутительно.

Подставив лицо под лучи палящего солнца, она позволила себе мгновение понежиться, а потом приступила к тому, ради чего была устроена ее вылазка.

Девушка осмотрелась, восхищенно рассматривая открывавшийся перед ней вид. Сколь часто она не бывала на самой высокой точке в окрУге, но каждый раз великолепие окружавшего ее мира восхищало. Раскинувшиеся поля, густые леса, холмы поросшие терновником и, конечно, озеро, рядом с которым располагалось их поселение.

На все это она могла любоваться часами, но сейчас у нее была более важная миссия, чем созерцание родных земель. Сложив руки козырьком так, чтобы светившее солнце не мешало обзору, девушка пристально всмотрелась в дорогу, ведущую к поселку. Ждать пришлось не долго, через четверть часа вдалеке поднялся столб пыли, а еще через пару минут можно было разглядеть всадника, быстро скачущего по дороге. Сердце девушки забилось чаще, значит, отец не соврал, в их доме сегодня действительно будет долгожданный гость. Она еще минуту позволила себе полюбоваться фигурой всадника на коне, что была еле различима вдали и, быстро поднявшись, начала спускаться. Уже у самого подножья, в узком овраге, подол сарафана вновь зацепился за ветку и ткань предательски затрещала. Но девушка не обратила внимания ни на порванное платье, ни на ветку крапивы, что обожгла ногу. Она с бешеной скоростью неслась к дому, чтобы успеть до прибытия всадника. В голове была только одна мысль: «ОН приехал, она снова увит ЕГО!!!»

Сколько она себя помнила, этот мужчина всегда был для нее воплощением мужественности, красоты и отваги. Казалось, сами небеса создали его, по подобию древнегреческих атлетов и спустили на землю, чтобы вызывать восхищение женщин и трепет врагов.

Мужчина в полном понимании этого слова.

Воин без страха и упрека.

Наемник жестокий, смелый и закаленный в боях.

Ария с самого детства смотрела на него с благоговением. Мама рассказывала, что помнит его еще милым и смешным ребенком, весело бегающим по дворцу деда в Киеве. Но девушка, глядя на мускулистое, покрытое шрамами тело воина не могла в это поверить.

Бейлик, по прозвищу Ветер, никак не мог быть милым и смешным. Великолепным? Свирепым? Желанным? Да, и никак иначе.

В памяти Арии все еще сохранились смутные воспоминания, о том времени, когда Бейлик был подростком и жил в их поселении. Но и тогда он все время практиковался с мечом, беря уроки у отца, чтобы стать великим воином. Потом, когда он подрос и уже не мог оставаться оруженосцем, отец отправил его в Киев, служить дружинником.

Как и почему Бейлик стал наемником, девушка гадала до сих пор. Родители утверждали, что не знают об этом абсолютно ничего.

Как же ей хотелось узнать о нем все, прочесть мысли, что роились в этой темноволосой голове. Узнать, думает ли он о ней, как о девушке, или до сих пор считает милой малышкой, дочерью своих покровителей.

Пятнадцатилетняя Александра, сидела на ветке дерева, наблюдая, как отец разговаривает с мужчиной ее снов. Бейлик был в этих краях и решил засвидетельствовать свое почтение ее родителям — Ярославу и Алисе.

Ария, как ее называли все вокруг, с улыбкой рассматривала гордый профиль и мужественные черты лица мужчины. Черные, как ночь, волосы воина были заплетены в тугой хвост и скреплялись кожаным ремешком. Его одежда была покрыта слоем грязи, а конь еле волочил ноги. Видно было, что он проделал длинный путь. Взгляд девушки скользнул от смуглого, загорелого лица, по широким плечам и длинным ногам Бейлика, и по всему ее телу побежали мурашки. Все в поселении считали его опасным и не связывались лишний раз с этим мужчиной. Для Арии же, сколько она себя помнила, он был идеалом мужественности и силы. Прекрасным принцем из сказки, о котором ей в детстве рассказывала мама.

В последнее время он все реже заезжал к ним, и его образ стал потихоньку меркнуть в памяти девушки. Поэтому сейчас она старалась запомнить каждую линию его тела, каждую черточку волевого лица. Увлеченно наблюдая за Бейликом, девушка сама не заметила, как подалась вперед и, потеряв равновесие, полетела с дерева. Благо ветку она выбрала не самую высокую, и падение было не столь болезненно, сколь унизительно. Две пары глаз, серые — ее отца и черные, как ночь, принадлежавшие Бейлику, тотчас устремили на нее свой взгляд.

Ария подскочила, как ошпаренная, торопливо стряхивая пыль с ладоней и колен и поправляя сбившийся, порванный сарафан. Светлые золотые локоны, выбившиеся из косы, упорно не хотели возвращаться обратно в прическу. Лицо отца озарилось улыбкой, и они со спутником подошли к месту падения Арии.

— А это наша Александра. Ты так редко бываешь у нас, что, боюсь, в следующий твой приезд она уже будет замужем, — промолвил отец, похлопывая девушку по плечу. От этих слов щеки ее запылали. Она и так чувствовала себя ужасно нескладной и угловатой, а в присутствии этого огромного мужчины, превращалась в маленькую девочку.

— Малютка Ария? — Взгляд Бейлика скользнул по ее лицу, не выражая никаких эмоций. Потом его глаза опустились ниже, рассматривая порванное платье и босые, израненные ноги. Щеки девушки уже не просто пылали, они горели, будто в огне. Хотелось предстать перед ним в более подобающем виде, но это падение испортило все ее планы. Он всего лишь мгновение смотрел на нее, а потом взгляд мужчины вновь обратился к отцу.

— Как сейчас помню, как она родилась. Госпожа тогда мучилась всю ночь, а когда разродилась, то ты поднял малышку на руки и сказал: «У тебя получилась самая красивая ария на земле». Мужчины засмеялись, а Ария закатила глаза. Эту историю отец вспоминал, чуть ли не каждый день. То, как было дано ей ее имя, было самой ходовой байкой во время всех застолий и посиделок. Мама, которая прекрасно поет, еще в юности обучалась этому мастерству. И ее учитель, говорил, что у нее никогда не выйдет идеальная ария. Как объясняла мать, ария — это особый вид песни, очень красивый и редкий. Поэтому, когда у родителей родилась она, отец посчитал ее настолько совершенной, что назвал «Ария». Уже потом, при крещении, ей было дано имя Александра, но все продолжали называть ее Арией, и лишь мама, когда ругала дочь за что-либо, называла ее полным именем. Она считала, что такое обращение звучит более строго.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.