Обнажённые ритмы

Коллектив авторов

Жанр: Поэзия  Поэзия    1965 год   Автор: Коллектив авторов   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Обнажённые ритмы (Коллектив авторов)

ОБНАЖЁННЫЕ РИТМЫ

НЕГРИТЯНСКИЕ МОТИВЫ

В ПОЭЗИИ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ

ПЕРЕВОД С ИСПАНСКОГО

И ПОРТУГАЛЬСКОГО

Составление Самаева

Предисловие и комментарии Мамонтова

ИЗДАТЕЛЬСТВО

«ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА»

МОСКВА

1965

ПОЭЗИЯ СКОРБИ, ЛЮБВИ И НАДЕЖДЫ

В мире нет другого места, где бы смешение рас и культур играло более важную роль, чем в Латинской Америке, континенте, на котором скрестились исторические судьбы трёх человеческих цивилизаций — индейской, европейской и негритянской. Индейцы были древними хозяевами Америки, европейцы пришли сюда как завоеватели, африканцы были силой ввезены как рабы. Все они — белые, индейцы и африканцы — за четыреста с лишним лет совместной и беспокойной жизни на землях Америки внесли свой вклад в то, что мы сегодня называем латиноамериканской культурой.

Негритянский (афроамериканский) элемент, особенно в музыке и поэзии, — важнейшая составная часть национальных культур латиноамериканских республик, и прежде всего стран бассейна Карибского моря: Кубы, Пуэрто-Рико, Доминиканской республики, а также близлежащих тропических стран — Венесуэлы, Колумбии, Эквадора, Бразилии. Эти области с жарким и непривычным для европейцев климатом входили в так называемый «пояс чёрного рабства»; сюда на протяжении трёх веков шла гигантская насильственная «трансплантация» африканцев, используемых как рабочая сила в хозяйствах испанских колонизаторов. Негритянское население обычно не проникало вглубь материка, а оседало в прибрежных и островных сельскохозяйственных зонах; таким образом, ещё в пределах испано-португальской колониальной империи в Америке возникли обширные и довольно чётко обозначенные районы сосредоточения африканцев с их своеобразными верованиями, обычаями и фольклором. Этот фольклор, который в течение длительного времени— в колониальный период и в первые сто лет республиканского правления — почти не был отражён в печатной литературе, впоследствии лёг в основу афроамериканской, или, как её ещё называют, «негристской поэзии». Термин «негристская поэзия», уже получивший право гражданства в зарубежном и советском литературоведении, весьма широк, но и достаточно условен. Он объединяет поэтические произведения — анонимные или принадлежащие перу известных авторов, — которые в той или иной степени воспроизводят жизнь и особенности языкового творчества негритянского населения. При этом среди крупнейших поэтов-негристов Латинской Америки можно встретить многих художников европейского происхождения, таких, например, как кубинец Бальягас или уругваец Переда Вальдес, которые с необыкновенной чуткостью сумели донести до читателя всю пластичность и выразительность афроамериканского фольклора. На страницах предлагаемого читателю сборника встречаются имена поэтов разных социальных слоёв, разного цвета кожи, разных исторических эпох. Однако всех их отличает живая симпатия к негритянскому народу и глубокое проникновение в ту стихию образов, чувств, мыслей, ритмов, которая в течение веков создавалась им на землях Америки.

* * *

Расцвет негризма в Латинской Америке падает на двадцатые-сороковые годы нашего века. Он был связан с процессами культурного самоопределения латиноамериканских наций, особенно в тех странах, где социальные проблемы тесно переплетаются с проблемами расовыми и где «цветное» население играет существенную роль в национальной жизни. В Антильских странах — районе традиционного расселения американских негров — можно было говорить даже о своеобразной «вспышке» негризма, которая ознаменовалась не только появлением ряда крупных поэтов, писавших на негритянскую тему, но и повышенным интересом широкой общественности и научных кругов к африканской и афроамериканской культуре и искусству вообще.

Произошло это главным образом потому, что негритянское население всё активнее вовлекалось в общественную и культурную жизнь отдельных республик; это был период, когда перед испано-американскими писателями, художниками, артистами с особой остротой встала проблема национального самовыражения, проблема создания самобытных национальных культур в рамках общей континентальной культуры. В Андских странах (Перу, Боливия, горные районы Эквадора, отчасти Чили) в эту пору особое внимание уделяется исконно американскому — индейскому — культурному наследству; наоборот, в странах Карибского бассейна, где местное население было истреблено ещё в эпоху колонизации и в значительной мере заменено африканцами, объектом изучения и подражания стал негритянский фольклор.

Расцвету негризма способствовали и другие, чисто внешние, влияния, исходившие из Европы, и прежде всего так называемый «неопримитивизм», который совпал по времени с подъёмом национального самосознания в Латинской Америке; он был реакцией на кровавую оргию первой мировой войны и во многом сводился к отрицанию традиционных культурных ценностей и достижений западной цивилизации. Стремясь уйти от сложной и противоречивой буржуазной действительности, творческая интеллигенция искала «новых» эстетических форм, не скованных рациональным началом, а подчиненных инстинкту, чувству, подсознательному импульсу. Эти формы были найдены в «примитивных» искусствах народов Африки, «не испорченных» западной цивилизацией. Негритянская тема внезапно стала модной в Европе и США: негритянский джаз и негритянская опера, живопись раннего Пикассо и Матисса, навеянная декоративным искусством народов Африки, творчество некоторых европейских и североамериканских прозаиков и поэтов-негристов, увлечение африканской скульптурой и африканским фольклором— все эти симптомы в эстетической жизни Европы и Америки свидетельствовали о том, что Африка из континента забвения превращается в континент пробуждающейся надежды.

В отличие от Европы, где негризм был достоянием культурной элиты и носил поверхностный характер, в Латинской Америке он глубоко уходил корнями в народную почву, особенно в районах, где негритянская культура и негритянский фольклор с эпохи колониального рабства жили и развивались в новых условиях. Центром афроамериканистики стала Куба, а одним из её виднейших деятелей — кубинский учёный Фернандо Ортис (род. в 1881 г.), пламенный борец против расовой дискриминации, автор ряда работ по истории, религии, быту и фольклору кубинских негров. Если европейское увлечение Африкой и неопримитивизмом было явлением поверхностным и мало чем помогло культурным процессам в самой Африке, то деятельность афроамериканистов Антильских стран — учёных и поэтов— непосредственно способствовала созданию национальных культур и национальных литератур этого района. «Негризм родился на Кубе не так, как в Европе, без каких-либо традиций и связей с реальной жизнью людей. На Кубе у него имеется своя историческая перспектива и своё будущее; побратавшись с креолизмом, он может войти составной частью в большую национальную поэзию, о которой мы так много говорим», — писал один из первых кубинских поэтов-негристов Рамон Гирао.

Латиноамериканский негризм нашел свое наиболее яркое и колоритное выражение в поэзии. И не удивительно, ибо поэзия, больше чем какой-либо другой литературный жанр, связана с устным народным творчеством.

Самой заметной отличительной чертой поэтического негризма является ритмичность и музыкальность. Многие известные негристские авторы, особенно в странах Карибского бассейна, стремясь к образованию самобытных национальных форм стиха, брали из афроамериканского фольклора то лучшее, чем он мог обогатить книжную поэзию этих стран. Так, в частности, для создания осязаемого и конкретного поэтического образа в стихотворениях на негритянскую тему наряду с чётким и порой однообразным ритмическим рисунком широко употреблялись такие приёмы, как повторение слов, строк и даже целых строф; многочисленные аллитерации на взрывные и носовые звуки, характерные для африканских языков; преимущественное использование открытых гласных «о», «а», «у» и особенно звукоподражательные слова, на роли которых следует остановиться особо. Такого рода слова часто не имеют никакого смысла и возникают непроизвольно в ходе поэтической импровизации. Это явление, типичное для антильской поэзии, тесно связано с ритмом и со звуковым строем забытых африканских языков; оно призвано пробудить в слушателе определенное «акустическое настроение», воспроизвести таинственную атмосферу религиозных ритуалов или красочную картину неудержимых афроамериканских танцев.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.