Не так как у разбойников

Марк Урсула

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Не так как у разбойников (Марк Урсула)

УРСУЛА МАРК

HE ТАК, КАК У РАЗБОЙНИКОВ

Перевёл с немецкого А. ПЕРЦЕВ

ПРИКЛЮЧЕНИЕ ПЕРВОЕ

Том проснулся и не поверил глазам своим: он лежал на мягкой перине в тёплой, светлой комнате; рядом стоял стол, который ломился от великолепных кушаний. Тут были мясо, хлеб, фрукты, зелень, овощи и множество таких блюд, которые Том вообще не видывал. У разбойников ничего подобного не бывало. Когда разбойник-папа приносил домой добычу, детям кидали какие-нибудь куски, и они тут же затевали из-за них драку. Кончалось всё тем, что самые сильные захватывали себе большую часть.

Однако Том быстро научился всяческим хитростям и стал кое-что добывать себе другим путём.

Том был голоден, как волк. Он огляделся по сторонам, не видит ли кто... И в этот самый миг в комнату вошли какие-то очень светлые, необыкновенные дети. Они сели за стол и махнули Тому – дескать, иди есть вместе с нами. Но тот уже спрятался за спинкой кресла. Ведь этих, которые пришли, было больше! Они наверняка хотят поймать его. Нет уж, дудки! Никому нельзя доверять! Один мальчик встал и хотел было привести Тома к столу, но Том отбивался что было сил. И отбился.

Когда дети начали есть, он осторожно выглянул из укрытия и застыл, поражённый увиденным: никто не отнимал друг у друга пищу. Больше того – они передавали тарелки с едой друг другу! У разбойников надо было схватить руками, сколько успеешь, и тут же сунуть в рот или в карман штанов, пока не отняли. А здесь всё шло тихо-мирно – дети ели, смеялись, разговаривали. Никто не запускал соседу в лоб огрызком, никто не вытирал руки о штаны, никто ни на кого не рявкал. Как всё это было непохоже на жизнь у разбойников.

От удивления Том почти забыл про свой голод. Но когда дети закончили есть и вышли, он немедля набросился на оставшуюся еду. Чистые тарелки, которые стояли тут же, ему не понадобились: он просто схватил со стола то, что ему было хотя бы немножко знакомо, и принялся жадно есть у себя за креслом. Было вкусно! Да, здесь он не прочь бы и остаться.

Но где же он был? И как попал сюда? Видимо, это произошло только вчера. Именно вчера случилось самое ужасное и удивительное, что ему довелось пережить. Из-за какой-то ерунды разбойники избили его сильней, чем обычно, а когда он пригрозил убежать, надели оковы и заперли в тёмной пещере. Тогда, чтобы выплеснуть всю свою злость и отчаяние, он принялся кричать – так громко, как только мог. Он кричал, пока не заболело горло. Тихо поскуливая, Том услышал незнакомый мужской голос: кто-то о чём-то торговался с разбойниками.

Разбойники заломили какую-то совершенно непомерную цену. Как продвигались переговоры дальше, Том уже не слышал – в его темнице отворилась дверь. Вошёл светлый человек, освободил Тома из оков и усадил перед собой на коня. Дальше Том ничего не помнил: видимо, задремал от усталости.

Странный он, этот человек. Совсем не такой, как разбойники. Почему, интересно, его ни капельки не боишься?

Дверь открылась, и он появился снова, этот светлый человек. Он ничуть не рассердился, когда увидел, что Том ест. Наоборот, только улыбнулся. А потом спросил, видел ли Том когда-нибудь ванную комнату. Светлый человек пошёл вперёд, а мальчик-разбойник задумался: кто знает, что его там ждёт, в этой ванной комнате. Может быть, западня? Однако Том вовсе не хотел прослыть трусом, да вдобавок был любопытен. В конце концов, можно и глянуть одним глазком.

Ванная оказалась большой голубой комнатой со множеством всяких невиданных вещиц. В центре комнаты было что-то, похожее на маленький прудик. Том сразу же сунул туда руку и удивился: надо же, вода тёплая! Светлый человек сказал: «Если ты хочешь искупаться, то должен снять свою одежду». Снимать одежду? Ну уж нет. Одежда – его. Он не даст отобрать её. Том стоял насупившись и молчал. Человек ждал. У него явно было очень много времени. Непонятно только, почему он ждал. Ведь он был сильнее и легко мог сорвать одежду с Тома, как поступил бы любой разбойник.

Тому очень хотелось нырнуть в воду, но отдавать за это одежду? Он ведь так привык к ней. Признаться, штаны уже давно стали тесноваты и коротки, а на рубашке больше дырок, чем ткани. Так что не очень большая потеря. И попахивает от одежды не слишком приятно. Но всё равно – нельзя в жизни ничего никому отдавать! Так уж его научили разбойники.

И только когда блохи принялись вдруг кусать Тома особенно сильно и всё тело стало нестерпимо зудеть, как его ни чеши, он понял – спасти может только прыжок в воду. Он быстро сбросил с себя одежду. Увидев же свои грязные лохмотья на полу, подумал, что им не место в этой комнате. И не стал возражать, когда тот человек схватил их и бросил в огонь.

Как прекрасно было в воде! Мягкой-мягкой губкой тот человек провёл по худенькому телу Тома – и был потрясён тем, что открылось ему под слоем грязи: царапины и шишки, синяки и шрамы, рубцы и гнойные раны. Со слезами на глазах человек завернул Тома в тёплое, мягкое полотенце, а потом очень осторожно намазал все раны чем-то прохладным. И наконец, вручил Тому белые одежды.

Когда Том надел их, человек радостно посмотрел на него и подвёл к стене – в этой стене Том отражался, будто в воде озера. Быть того не может! Том не узнал себя: такой светлый, чистый и прекрасный. Том даже ущипнул себя – и почувствовал боль. Значит, он не спит! И всё происходит на самом деле! Утратив дар речи, он смотрел на светлого человека. Тот снова повёл его в комнату, где они уже были. Сел в большое красное кресло и взял Тома к себе на колени. У Тома пропало всякое желание сопротивляться. На душе стало так тепло – много теплее, чем до этого в ванне. Он знал теперь, что этому человеку можно довериться. Том прижался к нему и почувствовал желание навечно остаться на коленях.

Так он сидел долго-долго, удивляясь самому себе и наслаждаясь, ощущая покой и защищённость. Потом в комнату вошли другие дети. У всех были маленькие золотые короны на головах. Они принесли с собой ещё одну и отдали светлому человеку. А тот возложил эту маленькую золотую корону на голову Тому и сказал:

«Том отныне тоже мой сын». Тут Том поднял глаза и увидел, что этот человек – король. Но Том ничуть его не боялся – ведь он сидел у него на коленях!

ПРИКЛЮЧЕНИЕ ВТОРОЕ

Вот как! Значит, Том – его сын! Сын короля! Он, Том, который всю свою жизнь провёл среди разбойников! Неужели он когда-нибудь перестанет радоваться и удивляться такому повороту в своей судьбе? Всё началось уже с утра. У разбойников после вечерних кутежей и попоек или после ночных злодейств вообще никто не любил вставать рано. Да и зачем? Папа-разбойник и мама-разбойница с утра всегда были в самом скверном настроении и ссорились. От них лучше было держаться подальше. И от остальных маленьких разбойников – тоже. Ведь они могли отобрать у него припрятанный за ужином кусок хлеба или выпытать какую-нибудь тайну. Ради таких забав они даже объединялись. А вообще-то, там ~ у разбойников – каждый был сам за себя.

Зато здесь, в королевском замке, Том проснулся рано утром, встал и сразу пошёл к своему новому отцу – королю. И снова Тому было разрешено посидеть у короля на коленях. И ощутить то, чего ему недоставало всю жизнь, – тепло и покой, защищённость и нежность, признание и ободрение. Снова и снова он возвращался к отцу. И у короля всегда находилось для него время.

А еще был завтрак. И на столе стояло так много всего, что хватало каждому. Но всё же Том по привычке спрятал в карман горбушку хлеба – про запас. Однако в обед снова было вдоволь еды, и когда Том нащупал в кармане свою горбушку, она почему-то показалась ему такой неаппетитной и чёрствой. Один из мальчиков увидел, как Том вытряхивает из кармана сухие крошки, но он не стал смеяться над ним, а объяснил: «У нас ты не должен сам заботиться о том, что будешь есть в следующий раз. Знаешь, отец наш бесконечно богат и заботится о нас. Ты можешь на него положиться».

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.