Русско-турецкая война 1877—1878 гг.

Беляев Николай И.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Русско-турецкая война 1877—1878 гг. (Беляев Николай)

Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

Вступление

1. Восточный вопрос и роль европейских держав в его развитии

Восточный вопрос - это вопрос о судьбах Турции, о судьбах порабощенных ею и боровшихся за свою национальную независимость народов на Балканах, в Африке и в Азии, а также об отношении к этим судьбам европейских держав и о возникавших при этом международных противоречиях.

К концу XVI века Турецкая империя достигла наибольшего могущества, основанного на территориальных захватах и феодальном грабеже порабощенных народов. Однако уже в начале XVII века начался процесс утери Турцией завоеванных земель и падения ее мощи.

Причины этого процесса лежали в росте экономического влияния крупных землевладельцев-феодалов в связи с развитием в Турции товарно-денежных отношений; это привело к ослаблению военной мощи турецкого государства, к феодальной раздробленности и к усилению эксплуатации трудящихся масс порабощенных народов.

Начавшееся в середине XVIII века в Турции зарождение капитализма лишь ускорило этот процесс. Порабощенные Турцией народы стали складываться в нации и начали борьбу за свое национальное освобождение; невыносимая эксплуатация трудящихся масс Турецкой империи задерживала капиталистическое развитие подвластных Турции народов и усиливала их стремление к национальному освобождению.

Экономический застой и деградация, неспособность преодолеть феодальную раздробленность и создать централизованное государство, национально-освободительная борьба подвластных Турции народов, обострение внутренних социальных -противоречий вели Турецкую империю к распаду и ослаблению ее международных позиций.

Все увеличивавшееся ослабление Турции разжигало захватнические аппетиты крупных европейских держав. Турция являлась выгодным рынком сбыта и источником сырья; кроме того, она имела и крупное стратегическое значение, располагаясь в узле путей между Европой, Азией и Африкой. Поэтому каждая из «великих» европейских держав стремилась урвать для себя побольше из наследства «больного человека» (так стали называть Турцию с 1839 года).

Борьба западноевропейских держав за экономическое и политическое преобладание в Османской (Турецкой) империи началась в XVII веке и продолжалась в XVIII и XIX веках.

К концу третьей четверти XIX века между европейскими державами началась новая борьба, получившая название «восточного кризиса».

Восточный кризис возник в результате вооруженного восстания славянского населения Боснии и Герцеговины (1875-1876 гг.) против турецких угнетателей. Это восстание, носившее антифеодальный характер, являлось прогрессивной национально-освободительной борьбой славянской народности против отсталого и дикого турецкого феодализма.

Какова же была позиция главных европейских держав в период восточного кризиса?

Германия рассчитывала использовать восточный кризис для ослабления России и получения свободы действий в отношении Франции. Разгромленная в 1871 году Пруссией, она быстро оправлялась и в ней росли реваншистские настроения. Буржуазно-юнкерская Германия с тревогой присматривалась к возрождению мощи Франции и строила планы ее нового разгрома. Для Германии это было возможно лишь при условии, что ни одна европейская дер­жава не вмешается в новую франко-германскую войну на стороне Франции; в этом отношении она больше всего могла опасаться неблагоприятного для нее вмешательства России. Ослабления России германский рейхсканцлер Бисмарк рассчитывал добиться путем втягивания ее в войну с Турцией; одновременно Бисмарк стремился столкнуть Россию на Балканах с Австро-Венгрией и тем окончательно связать Россию, лишить ее возможности поддержать Францию.

В Австро-Венгрии военно-клерикальная немецкая партия с императором Францем Иосифом во главе рассчитывала использовать босно-герцеговинское восстание для захвата Боснии и Герцеговины, к чему ее побуждала тайно Германия. Захват мыслился в виде полюбовной сделки с русским царем, так как воевать с Россией Австро-Венгрия в то время не считала для себя возможным. На первых порах восточного кризиса австро-венгерские правительственные круги даже полагали, что необходимо затушить восстание и тем ликвидировать кризис.

Россия, ослабленная Крымской войной и не вполне еще оправившаяся от ее последствий, в начале восточного кризиса вынуждена была ограничивать себя, заботясь лишь о сохранении своих позиций на Балканах и о поддержании своего престижа среди балканских славян. Царское правительство пыталось помочь восставшим, но не желало ввязываться в какие-либо действия, которые могли бы вовлечь Россию в войну. Это вело к тому, что русское правительство было готово взять на себя инициативу по оказанию помощи восставшим, но лишь в согласии с другими державами.

Английское правительство во главе с премьер-министром Дизраели стремилось воспользоваться трудным положением России для еще большего ее ослабления. Дизраели понимал, что только слабость заставила правительство России ограничить себя в своих захватнических целях по отношению к Турции и что царское правительство рассматривает такое ограничение как временную меру.

Чтобы лишить Россию возможности вести на Балканах активную политику, Дизраели принял план столкнуть Россию в войне с Турцией, а по возможности и с Австро-Венгрией. По мнению Дизраели, такая война ослабила бы всех ее участников, что дало бы Англии свободу действий по осуществлению захватнических планов в Турции, устранило бы всякую угрозу Англии со стороны России в Средней Азии, где Россия уже приближалась к границам Индии, и на Балканах, где Англия опасалась захвата Россией черноморских проливов. Развязывание войны России с Турцией Дизраели начал проводить под лицемерным лозунгом невмешательства в балканские дела.

Такова была международная расстановка сил европейских держав в начале восточного кризиса.

Первые шаги европейских держав еще подавали надежды на мирное урегулирование восточного кризиса. Австро-венгерский министр иностранных дел Андраши, по инициативе России и по согласованному с ней проекту, 30 декабря 1875 года вручил всем крупным европейским державам ноту. Суть ее сводилась к тому, чтобы при помощи скромных административных реформ для Боснии и Герцеговины ликвидировать восстание. Державы согласились с пред­ложениями ноты и через своих послов стали добиваться от Турции проведения предлагаемых нотой требований. В феврале 1876 года султан Абдул-Азиз согласился с требованиями ноты. Казалось бы, восточный кризис, едва начавшись, кончается.

Но тут на сцену выступила английская дипломатия. Мирное разрешение восточного кризиса ее не устраивало.

Ближайшим препятствием на пути к углублению кризиса был сам султан Абдул-Азиз и его русофильский кабинет во главе с Махмуд-Недим-пашей. В результате организованного английским послом в Турции Эллиотом дворцового переворота на султанский престол был возведен Мурад V.

Тем временем героическая борьба босняков и герцеговинцев ускорила открытое выступление Сербии и Черногории. В конце июня 1876 года Сербия объявила войну Турции. Успешная борьба 13-14 тысяч босно-герцеговинских повстанцев против 35-тысячного турецкого войска подавала надежды и на успешный исход сербо-турецкой войны. Чтобы быть в готовности встретить любой исход этой войны и не быть самому втянутым в нее, русское правительство решило заранее договориться с Австро-Венгрией на все возможные случаи.

На этой почве родилось Рейхштадтское соглашение, заключенное 8 июля 1876 года между Александром II и русским канцлером Горчаковым - с одной стороны, Францем-Иосифом и Андраши - с другой.

Первый вариант, рассчитанный на поражение Сербии, предусматривал лишь проведение в Боснии и Герцеговине реформ, намеченных нотой Андраши. Второй вариант, рассчитанный на победу Сербии, предусматривал увеличение территории Сербии и Черногории и некоторые аннексии для Австро-Венгрии за счет Боснии и Герцеговины; Россия по этому варианту получала Батуми ей воз­вращалась отторгнутая после Крымской войны часть Бессарабии. Третий вариант соглашения, рассчитанный на полный развал Турции и вытеснение ее из Европы, предусматривал, кроме мер по второму варианту, также создание автономной или независимой Болгарии, некоторое усиление Греции и, предположительно, объявление Константинополя вольным городом.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.