Рекрут

Хмельницкая Татьяна Евгеньевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рекрут (Хмельницкая Татьяна)

Т. Хмельницкая

РЕКРУТ

Аннотация: Жизнь иногда преподносит сюрпризы, всем без исключения. Кто мог подумать, что заказчиком в очередном деле будет правительство? Как выяснилось — это проверка. Я доказала что способна на многое и потому мне сделали предложение: поработать на государство. Оплату гарантировали. Естественно отказалась, но они смогли заставить. Два года работы в «Особом подразделении» в обмен на свободу брата заключенного в тюрьму строго режима. Но это не все. Предстояло работать в команде с совершенно неизвестными мне людьми и бороться за то, чтобы выбрали наш отряд. Стоило ли соглашаться?

пролог

Десять лет назад

— Бей ее, Бари! Бей!

Крики оглушали. Я осмотрелась. Воспитанники интерната замолчали и уставились на меня. Удивительно, они образовали почти ровный круг, точно арену. Как только смогли уместиться на небольшой площадке на заднем дворе школы? Не понятно, хотя простора достаточно для хорошей взбучки. В центре только я и здоровяк. Похоже, его звали Бари. Ребяткам хотелось зрелищ? Согласна с ними, жизнь в этом гнилом заведении под красивым названием «Утренняя звезда» пресна и однообразна. Я здесь две недели и то от скуки не знала, куда себя деть, а они тут годами жили. Вела себя тихо все это время, не с кем не связывалась. Старалась, чтобы меня не замечали преподаватели и ученики. Похоже, пора переходить к активным действиям, или поговорить с ним для очистки совести?

Посмотрела на противника. Огромные, непропорциональные другим частям лица глаза, горели ненавистью и превосходством. Тонкие губы искривились в ухмылке. Черные кудри красивой волной лежали в стрижке. О, парень не шутил! Он жаждал надрать мне задницу. Раз есть такое желание, то разговоры не помогут. Что я ему сделала, чтобы вызвав такие эмоции спрашивать бесполезно. Да и стоило ли задаваться этим вопросом, если собралась такая толпа? Им нужна драка, они ее получат.

— Ну, чего надо? — не удержалась я.

Претило мне сразу кулаком в челюсть бить. Брат всегда учил искать компромисс. От меня не убудет поинтересоваться у парня, чем насолила ему, а у человека появится несколько дополнительных минут побыть без увечий.

— Дочь героев, значит, — самодовольно окрестил Бари.

Он гулко харкнул и сплюнул себе под ноги липкую гадость. Невольно поморщилась. Элитный интернат, на хорошем счету при «Опекунском совете», а правилам этикета «детишек» не научили. Надо будет жалобу написать, чтобы знали куда отправляли. Хотя, уже не первый интернат за три месяца, и не первый побитый мной противник. Что же их так всех задевало во мне? Спрашивала, да никто отвечать не желал.

— Это все? — нагнулась и положила сумку возле ног. Предпочитала, чтобы руки были свободными.

— Нет.

— Жаль, — искренне сказала я.

— Что тебе жаль, убогая? — нагло заявил парень.

Пожала плечами. Очень содержательная беседа у нас получалась, и начала утомлять. Окинула взором собравшихся ребят. Ухмылки на лицах, кто-то общался друг с другом и поглядывал на меня. Они ждали представления, а я все тянула. Пора дать «деткам» то, что они хотели.

— Не желаешь разговаривать? — начал парень.

— Не собираюсь, — согласилась я.

М-да, интеллектом противник не блистал. Еще немного и сама попрошу о стычке. Может, стоило что-нибудь добавить, чтобы спровоцировать Бари? «Не хочу, меня от тебя тошнит», — чем не отличный повод помахать кулаками? Да, надо что-то добавить. Или…

— Придется, тварь! — разозлился Бари.

Наконец-то! Думала, этого никогда не произойдет. Главное подпустить противника ближе, чтобы ни у кого из руководства интерната не возникло мысли, что первой начала бой. Возможно, ученики не знали, или не замечали мерто-камер, которыми усыпаны все деревья в парке, словно плодами. В этом интернате стоило задержаться. Брат писал, что скоро заберет к себе. Хотелось не создавать ему проблем в поисках меня по казенным заведениям.

Бари быстро сократил расстояние между нами, схватил за волосы и оттянул мою голову назад. Больно. Все эти парни, живущие в подобных заведениях, одинаково себя вели. Набрасывались, за кудри дергали, в лицо свирепо пыхтели. Их этому специально учили?

— Отпусти, — прошипела я, накрыв своей ладонью, кулак Бари в моих волосах.

— Еще чего? Сучка! — ухмыльнулся он. — Ты мне ботинки языком вылежишь, а потом я подумаю.

— Ладно, — свирепея от боли, сказала я. — Сам напросился.

Совесть чиста, даже перед поборником компромиссов моим братом Стасом и противным руководством интерната. Кто увидит эту съемку, не смогут расценить мое поведение, как провокационное. Была скромна, будто агнец.

Удар локтем в бок сбил дыхание противника. Бари инстинктивно отпустил локоны. Этого и добивалась. Отскочила. Бари справился с болезненностью после удара и, сжав кулаки, одну руку держал для защиты лица, вторую – на уровне груди для атаки. Похоже, парень серьезно занимался боевыми искусствами. Ладно, не такого повидали…

Кружили по центру, прицениваясь друг к другу. Поняла недостатки соперника быстро. Подвижности в его теле мало. Основной удар постарается нанести, вложив всю силу в плечевую область. Так проще задавить меня, помогая себе тяжестью собственного тела. Скорее всего, это будет выпад и удар сверху. Он облегчил мне задачу, пусть на себя и пеняет.

Бари перешел к атаке. Как и думала, он набросился на меня всем телом. Вероятно, учителя по бою ему только защитной стойке обучили. Все остальное – полное отсутствие техники. Выпад он сделал грязно. Я присела, ушла от кулака. Снизу провела два коротких удара по ребрам. Парень согнулся. Поднялась и, ухватив Бари за волосы и куртку школьной формы, три раза врезала коленом в живот. Противник задыхался. Сипя, пытался вдохнуть порцию воздуха. Нет, парень, в пыли тебе валяться сегодня придется. Никогда не ценила красивые слова нотации врагу, предпочитала довести бой до конца. Самое лучшее из наставлений – боли в мышцах, ссадины и синяки.

Сцепила руки в замок и резко опустила локти на хребтину одноклассника. Он свалился мне под ноги, затих. Любоваться распластанным противником развлечение так себе. Мне жалко парня, ведь не ожидал получить отпор. Вероятнее всего, хотел унизить в назидание другим. Видя его кровавые слюни возле лица на гладкой поверхности площадки, стало вдруг противно за себя. Стас, где же тебя носило? Я устала отстаивать себя, защищаться от нападок. Шестой интернат за три месяца и везде одно и то же: меня ненавидели из-за родителей. Почему? Мама и папа умерли, пусть и геройской смертью. Ордена не заменять близких людей. Они погибли и никогда не прилетят из экспедиции. Рейс в один конец. Зачем все эти люди вокруг так злились? Много раз задавала себе этот вопрос, но на него нет ответа. Все бы отдала за возможность еще раз увидеть папу, прикоснуться к маме. Но вместо них, горстка пепла на далекой планете – Тахряне.

— Нет! — раздался крик из толпы.

Я не сразу поняла, что произошло, инстинкты сработали, опередив мышление. Что-то метнулось ко мне, и тело среагировало на движение. Упала на одно колено, левой рукой поставила блок защиты, сгруппировалась, чтобы защитить живот и нанесла упреждающий удар между ребрами врага. Раздался крик, отрезвивший меня. На площадке лежало двое: парень, над которым одержала победу и девчонка. Ее черные волосы разметались, глаза закрыты.

— Ну, сучка, пожалеешь! — услышала сзади.

Оглядываться не стала. Внутри меня словно что-то взорвалось. Жар потек по жилам, опаляя каждую клеточку. Приступ, он снова начинался. Когда случилось такое однажды, думала, что сошла с ума. Но при любой опасности организм точно закрывался от внешнего воздействия. Я не чувствовала боли, сострадания к противнику, мне не было страшно. Будто неведомая сила брала под свое крыло, укрывая от нападок и атак.

Такое случилось при первой стычке в школе для детей высокопоставленных особ. Теперь, с заядлым постоянством повторялось, уберегая меня от агрессии одноклассников. Сейчас вновь запускался неизвестный механизм, заставляя жить инстинктами.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.