Феникс. Часть первая: Кира

Хмельницкая Татьяна Евгеньевна

Серия: 333 [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Феникс. Часть первая: Кира (Хмельницкая Татьяна)

глава 1

— Господа выпускники! — обратился ректор университета.

Тишину зала для торжеств разорвали аплодисменты. Я тоже била в ладоши, радуясь окончанию обучения. Неожиданно почувствовала легкий толчок в бок и оглянулась. Егор Прозоров, мой жених. Его серые глаза сияли счастьем, лицо казалось одухотворенным. Пепельная прядь упала на лоб, нарушая аккуратность прически. Парень подмигнул мне, а я кивнула в ответ и сосредоточилась на докладчике. Оказалось вовремя. Ректор поднял руку, призывая собравшихся к спокойствию.

— Я обращаюсь к вам, — продолжил седоволосый мужчина, — истинные сыны и дочери нации! Страна выбрала вас, следила за успехами, учила. Теперь подходит момент, когда вы сможете отдать долг государству своими усилиями!

Новый взрыв хлопков заглушил голос ректора. Я смотрела на него и осознавала, что за последние два года ученый с мировым именем сильно постарел. Изменилась осанка, на коже появились пигментные пятна, а в волосах прибавилось седых прядей. Казалось, я знала его со своего рождения. Будучи ребенком, увлеклась генетикой, просматривая передачи с его участием на телевиденье. Максимилиан Рокотов выглядел человеком, который знал, о чем говорил. Мужчина увлекательно и доступно высказывал мысли, спорил с участниками тематических шоу. Всегда подтянут, с легким загаром и манящей улыбкой он считался притягательным мужчиной. Точный возраст определить трудно, но мне всегда казалось, что ему чуть больше двадцати пяти лет.

Сейчас все изменилось. На трибуне стоял уставший, болезненно бледный господин, которому далеко за пятьдесят. Я опустила глаза и расправила несуществующие складки на юбке форменной одежды студентов. Понимала, что бледность и старение Рокотова это результат неправильной работы вакцины «Божья искра». Еще задолго до поступления в медицинский университет знала историю создания этого препарата. Его разработал один гений несколько веков назад. Принимая средство раз в пятнадцать лет, человек запускал механизм абсолютного обновления клеток. Оно происходило на молекулярном уровне. Теория ученого оставалась только теорией, без подкрепления опытами. Разработки положили в «долгий ящик». Максимилиан Рокотов, отыскав метафизические выкладки, довел их до совершенства. Затем, ученый обнародовал изобретение и добился от «Высшего совета» Конфедерации включения его в общую программу развития генетики.

Изначально проект запускался, как возможность получить медикамент для неизлечимо больных людей, но Рокотов узрел в формулах первоисточника перспективу «Божьей искры». Он продолжил работу над усовершенствованием препарата. Уникальное средство, позволяющее людям избавиться от всех недугов, стало в те годы, великим открытием. Имя профессора Рокотова в нашем мире знал каждый. Только ученому этого было мало.

Ко времени выпуска первых ампул с вакциной он завершал работу над «Божьей искрой». Запускать новый проект необходимо с разрешения ученого совета Конфедерации, а для этого нужны удачные эксперименты. Профессор попробовал на себе свойства вакцины. Своим примером сумел доказать миру ее полезность для продления жизни. Тогда же «Высший совет» Конфедерации открыл научную лабораторию, для проработки уникального препарата. Законная процедура создания вакцины не устраивала профессора. Множественные опыты на животных давали стабильный положительный результат, но Максимилиану казалось это проволочкой. Доказательством мужчине служило собственное отражение в зеркале. Шли годы, а профессор Максимилиан не старел. Его физические показатели оставались совершенными. «Высший совет» дал согласие на проведение экспериментов на людях.

Подопытных выбирали по необходимым показателям. Главным условием было, чтобы вещество и организм человека взаимодействовали с малейшей долей отторжения. Люди, что решились участвовать в эксперименте, вылечились от недугов за первый прием вакцины. Повторный прием, препарат законсервировал клетки в определенном состоянии. Очень скоро «Божья искра» получила широкую известность и все больше людей стали ее применять. Граждане разных возрастов желали победить смерть, и это случилось. В государстве, где воля народа важнее всего, создали закон об обязательном приеме «Божьей искры» каждым членом общества, достигшим совершеннолетнего возраста.

Когда отпрыску исполнялось пятнадцать, ему в дар от «Высшего совета» присылалась первая в его долгой жизни капсула с препаратом. Самые талантливые из людей в свой день рожденья приглашались на бал в «Дом Высшего совета Конфедерации». Там, под не стихающие аплодисменты вручались первые ампулы с вакциной. «Капли Божьей искры», как любили говорить репортеры. Я оказалась среди этих избранных и Егор тоже. Там мы и познакомились.

Но однажды препарат не подействовал, напоминая человечеству, что все смертны. Пятнадцать лет назад за одни сутки по планете пронеслась волна смертей. Умерли те, кто первым применял вакцину. Репортеры окрестили гибель людей – «черными днями человечества». Рокотову удалось отбить нападки некоторых ученых из «Высшего совета». Но спустя год все повторилось. Люди, которые одними из первых приняли «Божью искру» очень быстро старели. При приеме вакцины у них происходила остановка сердца. Население Земли сокращалось с поразительной быстротой. Профессор Максимилиан убедил представителей Конфедерации в возобновлении работы над препаратом для его усовершенствования. Отбор в медицинский университет ужесточился, ведь на кону существование расы.

Студенты факультета генетики считались героями. Телевизионщики снимали про них сюжеты, брали интервью, освещали любые даже мелкие события жизни. Бытие каждого из будущих ученых превратилось в реалити-шоу. Их любили, на них надеялись и боготворили. Многим из сокурсников такое внимание нравилось. Кто-то пытался скрыться от вездесущих репортеров. Я относилась к той категории людей, кто старался не замечать докучливых папарацци. Совру, если даже в мыслях решусь сказать о продуманности и взвешенности моей жизни. Никогда не хотела быть героем. Скорее относилась ко всей шумихе вокруг будущих ученых как к побочному эффекту Удачи, что попала в университет. Хотя еще большим везением, оказалось вхождение в десятку лучших студентов.

— Я призываю вас, — вонзился в мои размышления голос Максимилиана Рокотова, — услышать зов планеты и отдать все для спасения человечества. Самые упорные достигнут выдающихся высот самореализации, смогут принести максимальный вклад в общее дело народа. Я верю в вас, Сыны и Дочери Земли! У вас получится воплотить в жизнь мечты и чаянья людей. Вы сумеете всецело отдаться науке и посвятить успехи потомкам. Я призываю вас стать настоящими героями своего века и ответить любовью на любовь человечества к вам.

Я завороженно слушала праздничную речь и осознавала себя частью чего-то огромного и нерушимого. Воодушевление пронзило сердце и заставило вздрогнуть, словно стояла на краю обрыва и смотрела в пропасть. Счастье опьяняло. Кинула взгляд на Егора и поняла, что он испытывал те же чувства. Я ощутила нашу близость и единство желаний. Будто находились у кромки кручи вместе, взявшись за руки. Нам предстоял долгий полет в неизвестность, которая манила и звала к себе.

— Впереди выпускной экзамен. На нем представите разработки независимому совету. Ученые, которые отслеживают испытание, входят в «Высший совет» Конфедерации. Вам поручена огромная ответственность: явить миру свои творения. Воспользуйтесь этим! В зависимости от потенциала работ комиссия причислит каждого из вас к группе ученых. Кому-то повезет больше, а другие не раскроют свои возможности до конца. Но помните — это начало! Великая раса горда каждым своим Сыном или Дочерью. Каждый может внести непосильную помощь в укрепление идеального общества!

Новая волна аплодисментов прокатилась по залу. Я наблюдала за профессором Максимилианом. Это было легко, ведь сидела на первом ряду, как и положено выпускнице. Прищурилась и заметила испарину на высоком лбу докладчика. Мужчина не спешил прерывать ритм, рожденный ладонями студентов. Рокотов тяжело сглотнул и посмотрел на слот, провел по нему пальцем, видимо перелистывая страницы речи. Наконец, профессор поднял руку, призывая к тишине, и продолжил:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.