Палаццо Сольяно

Модиньяни Ева

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Звева Казати Модиньяни. «Палаццо Сольяно».

Перевод: Анна Мора (с)

Дорогие читатели, просьба не выкладывать окончание книги в сеть. Концовку буду рассылать бесплатно. 201 3 -2014

Этот перевод я посвящаю своим преданным подругам

и читательницам – Ане Самохиной и Кате Квашонкиной.

Девочки, если бы не вы, то точно бросила бы все еще в самом начале.

Урсула и Эдуардо

1.

Саверио несколько раз постучал, но так и не получил ответа – повернув ручку двери, он зашел в комнату, затопленную полумраком. Утренний свет еле просачивался сквозь плотные жалюзи, и только одинокий солнечный лучик гулял по супружеской кровати. Мягкий французский ковер, по которому прошел молодой человек, позволил бесшумно приблизиться к кровати матери.

Женщина спала тяжелым сном. Саверио наклонился и прошептал: «Мамочка…»

Урсула на мгновение приоткрыла губы, но не стала реагировать.

- Мама, - повторил сын более решительным голосом.

Женщина открыла глаза. Сын погладил ее по лбу, сел рядом, на край кровати.

Урсуле обязательно нужно вернуться в сон – поставить барьер между собой и реальностью.

- Мамочка, нужно вставать. Люди уже пришли, - он попытался мягко ее уговорить.

- Мне без разницы. Оставьте меня в покое, - пробормотала Урсула.

- Тебе опять плохо? Нужно снова вызвать доктора?
- он разволновался, потому что вечером ранее Урсула упала в обморок.

Семейный врач Серджио де Сантис, которого срочно вызвали, измерил ей давление и сразу же прописал препарат для его снижения, стараясь таким образом предотвратить более серьезные последствия. Затем он сделал Урсуле инъекцию, отправившую в мир снов, и сказал: «Смерть твоего мужа ранила не только тебя, но и всю семью. Ты всегда была сильной женщиной, соберись, ты всем нужна.»

Доктор ушел, порекомендовав ей отдыхать как можно больше. Сейчас женщина спала бы тяжелым сном, если бы старший сын не разбудил ее, возвращая в похожую на кошмар реальность.

- Мне станет хуже, если ты не уйдешь, - жалобно пробормотала она.

Саверио тяжело вздохнул, поднялся с кровати и выдал: «Ну хорошо. Я что-нибудь придумаю». Он поцеловал мать в щеку и вышел из комнаты.

Урсула снова задохнулась – от тоски, комом вставшей в горле. Она никогда не могла бы подумать, что в пятьдесят лет, после спокойного существования, жизнь сразу приготовит ей два болезненных испытания: неожиданную потерю мужа, погибшего в аварии, и внезапное неприятное открытие…

Она подумала о толпе родственников, ждавших ее внизу. Она не могла вынести их объятий, рукопожатий, утешений. Через какое-то время дверь снова открылась – на пороге показалась тонкая фигура свекрови, Маргариты.

- Я могу войти?

Урсула включила лампочку на тумбочке, уселась на кровати и позвала: - Садитесь рядом со мной, мама.

- Как ты, дочка? – спросила пожилая синьора.

Каждая женщина хотела бы иметь такую свекровь, как Маргарита Сольяно. Добрая, щедрая, внимательная, ненавязчивая, она сразу же помогла Урсуле почувствовать себя как дома. Маргарита понимала, что для двадцатилетней дочки сапожника с Севера было довольно непросто привыкнуть к порядкам и привычкам семьи из Торре дель Греко. Именно свекровь, даже больше мужа, помогала делать Урсуле первые шаги в мире производителей кораллов.

Сольяно были богаты, их история начиналась аж с восемнадцатого века. В их аристократических венах текла не голубая кровь, а кораллы. Мировой рынок ценного красного материала, добываемого в море, был в их руках, и в руках еще нескольких семей, которые более двухсот лет жили и работали в маленьком городке на склонах Везувия.

Сольяно были судовладельцами, рыбаками, дельцами, искусными мастерами, они называли себя просто «кораллари» (*производители, добывающие/обрабатывающие украшения из кораллов). Сольяно жили в огромных виллах и античных дворцах, в которых располагалось и производство. Кроме жилых комнат, ювелирных салонов, фешенебельных гостиных, в зданиях располагались склады, мастерские, лаборатории, в которых жизнь кипела от заката до рассвета - слышался непрерывный гул голосов, детские смех и плач, любовные песенки, которые пели работницы. А когда хозяева и рабочие обедали вместе, крепкий аромат кофе перебивал соленый запах коралла, не исчезающий даже после того, как ветви коралла многократно мыли, чистили, резали и натирали до блеска. Коралл скрывает в себе очарование моря и тайну природы, объединившую минерал, овощ и животное. Это не минерал, даже если он похож на камень. Это не овощ, пусть коралл так напоминает растение – коралл рождается от выделений миллионов крошечных полипов, придающих ему прочность и цвет крови.

Сейчас же, когда Маргарита интересовалась ее состоянием, Урсула ответила:

- Это мне надо спрашивать, как Вы.

- Бог дал, Бог взял, - прошептала свекровь, грустно вздохнув. – Скоро его привезут домой, и до завтрашнего дня он наш. Сейчас ты должна собраться.

Урсула посмотрела на лицо, отмеченное временем, глаза, заполненные слезами, тонкие губы, изогнувшиеся в гримасе страдания, и внезапно обняла свекровь, признавшись: «Я просто не могу сейчас встретиться с друзьями и родными, мне нужно еще побыть одной».

- Твоего мужа больше нет, у тебя еще будет время для одиночества. Сейчас ты должна сыграть свою роль в семье и присоединиться к нашему обществу. Помни, ты – синьора Сольяно.

Урсула подумала о настоящей причине, по которой синьора Сольяно не может появиться перед людьми – о причине, которую она узнала в вечер смерти своего мужа, которая расстраивала и тревожила ее.

- Одевайся и пойдем к людям, - сказала свекровь, выходя из ее спальни.

Оставшись одна, Урсула поднялась с кровати и пошла в ванную. Дневной свет, пробивающийся из форточки, на мгновение ослепил ее. Урсула наклонилась к раковине, открыла холодную воду, и умыла лицо. Она вытерлась, сняла ночную рубашку, и вошла в душевую кабину – пока струи горячей воды хлестали ее тело, Урсула все думала о случившемся прошлым вечером.

Наступило время обедать – вместе со своими детьми они ждали Эдуардо. Зазвонил телефон. Ответила Урсула. Капитан полиции сообщил об аварии, в которой погиб Эдуардо. Она помчалась на машине в Неаполь, в госпиталь Кардарелли, в компании своих детей - опознавать тело. Затем она вернулась в Торре – привезти вещи, чтобы одели мужа. Наконец она зашла в кабинет Эдуардо, и стала открывать ящики письменного стола в поисках наличных. Среди всяких бумаг она нашла цветную фотографию, на которой был изображен хорошенький мальчик с миндалевидными глазами. Ему очень шла белая футболка-поло и ракетка в руках. Ребенок улыбался в объектив. Сколько ему, девять, десять? Она отстраненно смотрела на фотографию – ее глаза были полны невыплаканных слез, сердце сжималось от боли, ведь ее любимый муж, отец их чудесных детей, лежал на столе морга. Урсула собиралась было кинуть фото в ящик, как вдруг обратила внимание на надпись на оборотной стороне, выведенную аккуратным детским почерком: «Дорогой папа, когда ты приедешь ко мне в Гонг Конг, я выиграю у тебя в теннис. Ведь я же чемпион! Приезжай поскорее. Твой сын Стив.» И, чуть ниже, дата: «12 мая 2013». С того дня прошли десять дней. У Сольяно, как и у всяких уважающих себя ювелиров, было представительство в этом огромном восточном городе. Вдруг Урсула почувствовала, что ей холодно. Она стала копаться в ящике и нашла еще кучу фотографий, на которых ее муж обнимал маленького сына и счастливо улыбался в камеру. Урсула закрыла ящик на ключ, у нее подкосились ноги и она упала в обморок.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.