Сказка о любви наследной принцессы

Захарова Алена

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сказка о любви наследной принцессы (Захарова Алена)

Сказка о любви наследной принцессы. ( Ранее именовалось "Короли тоже плачут")

Алёна Захарова

Справедливый огонь - вот какое имя было дано маленькому незаконнорожденному мальчику. Темно-карие глазки с черными, как смоль ресничками, завораживали всех взрослых своей детской чистотой и в то же время совсем не детской серьезностью. Старый король Фрэд Файер очень любил своего единственного сына, хоть и был тот рожден от кухарки. Законная супруга короля рожала только девочек, которые не доживали и до трех лет. А на восьмых родах скончалась и сама Аннет. Фрэд мечтал о том, чтобы его маленький мальчик жил с ним во дворце, но мать Джастина была против. Объясняя данное решение, тем, что ее сын, как будущий правитель, должен быть ближе к народу и не о какой роскоши речи быть не может. Фрэд проводил все свое свободное время с малышом, обучая его лично и фехтованию, и политике, и экономике, а так же родовой магии огня. Мальчик рос добрым и справедливым, как и хотел того отец. И уже в четырнадцать лет, вел переговоры, присутствовал на советах, помогал отцу в написании указов. Король и его сын часто охотились в местных лесах. Никогда не пользовались оружием, а лишь загоняли испуганную зверушку в угол. Но, всегда отпускали пойманную добычу.

Добрая сказка закончилась, со смертью старого короля. Его отравили. Яд коим был отравлен король так и не распознали. Кухарку и ее сына, а именно Джастина Фаера, выгнали с земель королевства, без права наследования. Вот так, юный Джастин попал в страну под названием Оталеор. Его мать устроилась на работу в придорожную таверну, расположенную на краю столицы. На первом этаже находилась кухня и зал для посетителей. Круглые дубовые столы в окружении табуретов заполняли столовую. В левом углу залы располагалась винтовая лестница, уводившая путников на законный отдых. Как вы уже догадались, на втором этаже находились комнаты для постояльцев. Во дворе имелась конюшня со сменными лошадьми. Так же можно было пристроить свою лошадь на ночлег, где ей обеспечат корм и воду. Ссылаясь, на чрезмерную грубость и садистское отношение постояльцев, жрицы ночи отказывались работать в данном, подразумевающем собой увеселительное, заведении. Домик для прислуги стоял в нескольких сотнях метрах от таверны, около реки. Здесь всегда было чисто, благодаря еще нескольким таким же прислуживающим как Катти, матери Джастина. Джас охотился, теперь уже убивая, и продавал свеже-подстреленную дичь хозяину таверны. Заработанных денег им хватало сполна. Но посетители были один другого "лучше". Пьяницы, разбойники, и уставшие и оголодавшие, не только в прямом смысле, путники.

Один из таких путников, изрядно выпив, направился к прислуживающей симпатичной женщине. Он двигался, как хищник, загоняющий добычу. Не было и капли уверенности в том,что мужчина пьян. Загнав в угол еще совсем молодую мать Джастина, посетитель прислонился к ней всем телом, указывая тем самым на свои намерения. Катти отпрянула от него как испуганный, загнанный в угол зверек. Не находя выхода из сложившейся ситуации. Взгляд скользил по присутствующим, но не один не желал заступиться, скорее присоединиться. Жестокие улыбки, хищные взгляды и подбадривающие не ее возгласы, не оставили слабой женщине ни тени надежды. Она сдалась. Прекратила трястись от страха и закрыла глаза. Ее мучитель только этого и ждал. Сжимая одной рукой грудь, второй задрал юбки и стал судорожно водить по бедрам, то, сжимая нежную кожу женщины до боли, то, отпуская и поглаживая. Его ладонь продвигалась все выше и выше к заветной цели. Губы, растянувшись в угрожающей улыбке, заскользили по груди, шее, губам Катти. С губ ублюдка сорвался стон-рык, и он почти приступил к задуманному. В этот момент под насильником затрещали доски и всполохнули языки пламени. В одно мгновение разверзлась земля, и мужчина исчез в пучине огня. Огненные врата закрылись, не оставив и пепла. Катти открыла глаза и увидела Джастина, у которого будто из рук вырывалось алое пламя. Он стоял возле входа, рядом лежала подстреленная дичь. А юноша взирал то на ладони, то на испуганную мать. Посетители осторожно обходили, не менее удивленного молодого человека, покидая таверну. Подбежав к сыну, женщина нежно обняла его, и нежно поглаживая по рукам, принялась успокаивать, не боясь обжечься. Пламя медленно стало затухать в его ладонях. Немного успокоившись, парень обнял мать и сказал: " Никому, слышишь, никому не позволяй прикасаться к тебе против собственной воли. Иначе, я за себя не отвечаю. Ты самое дорогое, что у меня осталось во всем мире, и я убью любого, кто посмеет причинить тебе боль". После сказанного, юноша, еще не совсем отошедший от шока, вышел и направился к дому. На полу так и осталась лежать истекающая кровью добыча.

Оказавшись в полном одиночестве, сидя за столом в своей комнате, Джастин устало смотрел на серые занавески окна. "Да, конечно, отец рассказывал о родовой магии, и мы часто тренировались с ним, но такой мощи я не видел даже у него"- рассуждал вслух парень. Обдумывая произошедшее на кануне, молодой Файер провалился в глубь воспоминаний.

Отец рассказывал ему много легенд и сказок другого мира, он называл его Мратосом. И Фрэд и Джастин были потомками выходцев из того мира. А вот пра-пра-пра-пра-дед и был тем самым сбежавшим человеком из Мратоса. Но не просто человеком, а тем, кому доступна магия огня. Попав на Трисур, Дэн Файер был очень удивлен, тому, как люди живут с полным отсутствием магии. Но долго он не удивлялся! Взяв поводья судьбы в свои руки, начал править жизнью, и сказать по правде, не только своей. Обосновался для начала в небольшой деревушке вдали от городов, и постепенно деревушка превратилась в большое и непобедимое государство Фаортон. Магия передавалась от отца к сыну, неважно, сколько было сыновей, главное не дочь. Девочкам судьба не благоволила, и они были лишены магии, и не только... За всю историю семейства Файеров, смогла дожить до преклонного возраста и уйти из жизни от старости, лишь одна, дочь самого Дена. Остальные же не доживали и до двадцати лет. В последние поколения малышки не дожили и до четырех. Все это не поддается логичному объяснению. Самое разумное было, то, что без магической подпитки нитей Мратоса маленькие принцессы не могут жить в чужеродном мире, будучи сами лишенными магии. Отцы столько магии дать не могут, самое большее продлить их существование на год-два, но не более. А дальше... а дальше, все равно их ждала неминуемая гибель.

Странная возня за окном отвлекла наследника силы огня от воспоминаний родословной Файеров, но только он приподнялся из-за стола и собрался одернуть занавески, как дверь жалобно заскрипела, и в комнату ворвались.

- Наследник стихии Огня, я понимаю!- спросил некто облаченный в серебристый плащ, ткань которого, струилась, и казалось, отдавала холодом и металлом.

- Да, Джастин Файер,- представился Джас: "С кем имею честь разговаривать?- осведомился он.

- Лорд Ланс Трайвуд, представляю интересы его величества,- отчеканил незваный гость и склонил голову в полупоклоне.

- И чем же моя скромная персона заинтересовала короля?- поинтересовался молодой охотник, недоумевая.

- В данном секторе были замечены огромные всплески магии. Мы сразу же отреагировали, опросили свидетелей, они указывают на вас. Просим проехать с нами во дворец,- властно проговорил лорд Трайвуд. Файер напрягся, но виду не подал. Самой страшной мыслью было, то, что его теперь могут казнить за убийство невинного человека. Ведь, по сути, тот мужчина не успел причинить вреда Катти. А значит, в глазах других Джастин выглядит зверем.

- А если, я не пойду?- спросил он в надежде на спокойное будущее.

- Это приказ его Величества, вы не можете ослушаться!- "обрадовал" его лорд.

- А если, я попробую, что тогда?- настаивал Джас. Может тянуть время и незачем, но выяснить, зачем он понадобился и с какими намерениями к нему пришли, вполне возможно. Пока, с ним разговаривают вполне дружелюбно.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.