Смерть в Раю

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Его почти затошнило от этого праздника жизни, едва он, Лазар Бергот, переступил порог борделя Голубой Рай. Огромный холл встретил его музыкой, гремящей: «Sexy Back», ало-золотой роскошью мебели, невысокой колоннадой в левой части зала, за которой в интимных бордовых сумерках терялись двери и лестницы, ведущие в комнаты уединения. Эротично разодетые юноши неторопливо ходили по холлу, бросая в сторону серьёзного Бергота соблазнительные взоры. У него сложилось впечатление, будто это хорошо отрепетированный спектакль – здесь каждый знает свою роль вплоть до того, кто за кем и перед каким клиентом должен дефилировать. Впрочем, Лазар пришёл сюда именно за этим – снять мальчика и неплохо провести ночь. Он не был большим любителем хастлеров, но последние дни на работе вымотали его в конец – и он всё-таки засадил Брэда Шрасса за решётку, собрал нужные улики, доказывающие, что этот старый извращенец убил собственную жену. И снова Лазара Бергота признали лучшим полицейским в этом городе. Убийцы, насильники, воры, маньяки – и так каждый день. Сейчас хотелось просто расслабиться, забыть о вечной проклятой занятости, из-за которой у него не хватает времени на нормальную личную жизнь.

– О, господин Бергот! Давно вы к нам не заходили. Очень давно. – Полный слегка лысый мужчина выбивался из пёстрой обстановки серым цветом своего строгого костюма и своим возрастом. Кажется, ему было сорок пять, хотя выглядел он старше. Лицо у Билли Моргана больше напоминало лощёное лицо кондитера, а не важную физиономию хозяина популярного гей-притона. Одни пухлые щёчки чего стоили, а уж этот добрый заискивающий блеск серых мутных глаз подавно. – Дай бог памяти, больше года вас не видел. Я надеюсь, вы к нам пожаловали не по вашим полицейским делам? – смеясь, спросил Билли, но в его голосе Лазар уловил нотку нервозности.

– Нет, я сюда пришёл, скорее, по личному делу.

– Ох, от сердца отлегло, – теперь Морган смеялся открыто, и всё же, несмотря на раболепие, голос у него был приятным. – Что ж, проходите, проходите. Выбирайте. Сегодня, специально для вас мы сделаем скидку.

В этом был весь Билли – недолго раздумывая, переходил прямо к делу. Дождавшись пока Бергот снисходительно улыбнётся, Морган сопроводил его до центра залы, после чего бессовестно побежал по своим делам, оставив Лазара определяться с предпочтениями в полном одиночестве.

Выбрать одного из десятка молодых симпатичных парней, что были пока свободны, оказалось непросто. Все по-своему привлекательны, хороши, доступны. Взгляд Бергота случайно скользнул в сторону дивана у стены. Парень, сидевший там, походил на скульптуру из белого мрамора, и если бы не карие глаза и чёрные неровно стриженые волосы до плеч, Лазар так бы и подумал.

Хастлер многозначительно улыбнулся, соблазнительно прикусил губу, немного приподнял голову, открыв для взора Бергота тонкую нежную шею с серебристой цепочкой скользящей к хрупким обнажённым ключицам. Мальчишка был симпатичным и во вкусе Лазара – глаза большие, тонкий чуть вздёрнутый нос, чувственные губы.

Бергот невольно сглотнул. Он заметил, как брюнет переменил позу, собираясь подняться и пойти ему навстречу. Он и сам собирался, но тут чья-то ладонь мягко легла на плечо.

– Пойдём сегодня со мной, – попросил тихий голос, и от его вкрадчивой глубины сердце в груди сжалось.

Лазар обернулся. Мальчишка, что стоял рядом оказался невзрачным, но ухоженным. Русые волосы – короткие на затылке и длинные по вискам, косо выстриженная чёлка, прикрывающая одну половину бледного худого лица. Так себе экземпляр – ничего особенного, но этот взгляд болотно-зелёных глаз – прямой, пронзающий тайной печалью до глубины души, мыслей и чувств, сделал Бергота беспомощным в одно мгновение. И он позволил взять себя за руку и увлечь туда – под сень сумеречной колоннады, не замечая разочарования в карих глазах брюнета, на которого пялился минуту назад.

Очнулся Бергот от щёлкающего звука замка – хастлер запер дверь и, оглядев клиента с ног до головы, соблазнительно улыбнулся.

– Классный костюмчик. Мне нравится.

– Армани, – в шутку соврал Лазар и снова попытался поймать этот странный взгляд, но хастлер, как назло опустил глаза.

– Я вижу, – сказал он, опёршись спиной на дверь и заведя руки назад – было в этой позе что-то невинное. Он прикинулся, что поверил и в то же время выдал себя смешком в голосе, принимая правила игры.

У Бергота зачастило сердце, в паху пробежала сладостная судорога.

– Снимешь его с меня?

– Конечно.

Хастлер повёл обнажённым плечом, словно оно у него затекло или болело. Лазар невольно заметил три старые царапины на белой коже, похожие на след от мелкой потасовки.

Юноша подошёл ближе. Пальцы тонкие, умелые, нежные скользнули по шее, и Берготу стало почти жаль, что секундой позже они занялись его серым атласным галстуком и белой рубашкой.

– Как тебя зовут? – спросил Лазар, вглядываясь в бледное лицо хастлера. Похоже, тот был младше самого Бергота лет на шесть – пареньку едва исполнилось девятнадцать, двадцать – не больше.

– Орж, – просто ответил тот, освобождая шею клиента от галстука. – Если не нравится, зовите, как захочется.

– Не нравится, но имя – есть имя.

– На слух не очень, да?

– Да.

Их глаза встретились в порыве какого-то лукавства, а потом Орж снова улыбнулся.

– Расценки наши знаете или ознакомить? – Он отстранился и, обойдя Бергота, аккуратно повесил галстук на стул за его спиной. Многие клиенты приходили сюда тайно от жён и близких, поэтому хастлер старался быть более внимательным в обращении с одеждой, чтобы не оставлять следов смазки и помады.

– Я в курсе, так что не стоит. А ты здесь новенький, Орж? Я вроде тебя раньше не видел.

– Нечасто вы сюда ходите, видно. Я здесь уже почти два года. – Хастлер без особой спешки помог Лазару избавиться от пиджака и рубашки. – У вас красивое тело. Сильное, – сказал он, провёл ладонью по груди, по кубикам пресса.

Лазар про себя отметил, что эти прикосновения ему приятны. Похоже, что они с Оржем найдут общий язык.

– Работа обязывает сдавать нормативы по физподготовке время от времени.

– Вы спортсмен?

– Полицейский.

– О боже! – Орж коротко засмеялся. – То-то я смотрю, старик Билл в лице переменился, как вас увидел.

Бергот приобнял хастлера за талию – она была узкой и гибкой, горячая кожа согревала его замёрзшее пальцы и даже сетчатая безрукавка Оржа не мешала этому сладкому ощущению.

Хастлер взглянул в синие глаза Бергота, задышал чаще, его губы приоткрылись для поцелуя. Всё-таки было что-то в этом мальчике, отчего хотелось быть откровенным с ним, не тая своей низкой похоти.

Соприкосновение губ вначале вышло осторожным, изучающим, но уже скоро стало страстным и пошлым. Мальчик своё дело знал – целовался так, что Лазара на пару мгновений внутренне качнуло, а потом вынесло из реального мира куда-то в заоблачные дали. Орж пах сладкой ванилью, а на его влажном юрком языке прочно застыл привкус мяты и яблок. Бергот любил мяту, но это была простая случайность – не мог же Орж знать заранее, что они встретятся, что полицейский, заглянувший на огонёк Голубого Рая впервые за последние два года, будет сходить с ума именно от этой смеси запахов. А может быть, всё дело в умелых губах и тихом стоне, что Лазар сорвал с них?

Задыхаясь в крепких объятиях, Орж прервал поцелуй.

– У вас давно никого не было, или… мне пора возгордиться с того, что я довёл клиента до дрожи с первого поцелуя? – тяжело дыша и сглатывая слюну, поинтересовался хастлер. Ответ он прочёл в затуманенных желанием глазах Бергота и почувствовал отвердевшее орудие этого желания, почти болезненно упирающееся в его живот.

Лазару захотелось швырнуть хастлера лицом в подушки, а потом просто взять его без прелюдий и лишних разговоров, но до широкой кровати было не меньше десятка шагов – это расстояние показалось полицейскому слишком большим.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.