Сказка для правнучки

Мазикина Лилит Михайловна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Мазикина Лилит Михайловна

Сказка для правнучки

Спи-поспи, баю-бай, поскорей засыпай... Сказку... Эх, сказку. Память-то у бабушки слабенькая, старенькая... Вот если бы книжку, я бы прочитала, как по ровному... Да-да, было такое, что целую сказку буквами писали. На бумаге. Много-много таких... да, как инструкция, только букв больше, чем картинок, а не наоборот. Нет, почему, не уставал никто. Тогда ещё не считалось, что читать-то трудно... Тогда ведь все читать умели. Едешь, бывало, в метро, а все... Нет, не пьески слушают, а книги читают.

Очень, очень интересные были книги... я вот когда девочкой была... нет, не такой, как ты, я была постарше, пятнадцать мне, что ли, было... нет, у меня не было детей, тогда это считалось рано... как чем занимались - книжки читали, играли... в школу ходили... да, в пятнадцать лет в школу, да... это было нормально. Все ходили. А кто не ходил, над теми смеялись.

И прочитала я тогда одну книжку... сказку... большая была книжка, в трёх книжках... что ты смеёшься, тогда, бывало, для одной истории одной книги не хватало! Писали несколько книг... да-да, как сериал...

Это была книга о... о чём же была-то... помню, что-то такое... украшение... о серьгах, что ли...

Вот жили-были на свете хиппиты. Они были очень миролюбивые, ходили босиком и всё время курили. И ещё это... как кролики... Они жили в губернии Шир. Знаю, что такой нет, знаю... Ну, сказка же! Жили хиппиты. Никого не трогали.

Только один хиппит однажды пошёл с двенадцатью гогами в их гогьи горы... освобождать сокровища от злого туркона... и вернулся назад с волшебной серьгой. И была та серьга не простая, а золотая, а главное, всунешь в ухо - начинает дико штырить, никакого курева не надо. То кажешься себе невидимым, то видишь каких-то страхолюдов, то измена одолевает, то жадность...

Долго ли, коротко ли, но приютил этот хиппит малыша-племяша, вырастил, как родного... да, не получалось у него своих деток сделать... трудно без бабы-то! Ну он, конечно, пытался, как мог... врача вызывал... ста-а-арого-старого рокера, по имени Гена, по прозвищу Крокодил. Что про того рокера сказать... гонял везде на мотоцикле по имени Святозар... ну да, в честь князя Владимира назвал или ещё какого богатыря... борода у него была и большая палка, которой он дрался, называлась глушитель от ЗИЛа... да, потому что он им глушил...

Как-то раз он приезжает в гости к старичку Бульбе... сели они, выпили чифирку, стали пускать колечки из трубочки... смешные колечки, чем больше куришь, тем смешнее... то на бабочку похожи, то на кораблик...

И говорит Бульба Крокодилу человеческим голосом:

- Я, мол, братишка, устал тут... никто меня не понимает, никто меня не любит, даже детишки не заводятся... Я ухожу! Понимаешь... А вместо меня пусть здесь будет молодой, энергичный... Кстати, не пьёт и спортом занимается! Племяш мой, Дядя Фёдор... Свой же, семья! Всё ему оставлю: и дом, и огородик, и скотину - соседа-алкаша...

- А серёжку волшебную, золотую?
- спрашивает Гена. Да только жаль Бульбе серёжку, он ведь на неё крепко сел, без нарколога не соскочишь...

Впрочем, у Бульбы своё желание, а у Гены глушитель от ЗИЛа, оставил старичок племяшу и серёжку. Уехал к друзьям-израэльфам.

Только не принесла Дяде Фёдору добра та серёжку. Злой властитель Морд, Большой Брат, который за всеми следит, давно мечтал ту серёжку к своей коллекции добавить!

Ну, Морды, Морды... это страна такая, там ещё морды из скалы высечены... ну, может и по другому, но бабушка старенькая уже, не вспомнит... она ещё, когда бабушка молодая была, наполовину под воду ушла... почему-почему... неожиданный сдвиг тектонических плит. Раз, и ни с того ни с сего...

И был там злой правитель Большой Брат. Так любил за всеми следить, что его рисовали на портретах одним большим глазом. И на фотографиях тоже так рисовали, да.

И был он одержим манией... очень хотел освободить весь мир! Не от чего, а от кого... от людей, конечно. Потому что над Мордами висело проклятье: надо всеми их запасами горюч-росы, неизвестно как, столетьями жили злые народы-захватчики. И чтобы получить свою горюч-росу, надо было землю над ней освободить от людей...

А чтобы спасти мир от освобождения, надо было тайно пробраться в большой белый дворец Большого Брата и всё там взорвать! Вместе с серёжками!

Так ему были дороги те серёжки, что непременно бы он от разрыва глазного дня помер...

Ну ладно, побыстрей ей... Цельных три книжки ей побыстрей...

В двух словах, ладно, ладно...

Дядя Фёдор, ещё три хиппита, один израэльф, один гоги и двое арийцев пошли на восток, к этим Мордам. По пути, правда, разбрелись все по туснякам, так что дошёл только Федя и верный дружок его, исполнявший при нём обязанности домохозяйки... обедом там накормить, теплом душевным подбодрить, да... Дошли и всё взорвали. Большой Брат лопнул и вытек. Хиппитов спас отряд беркутов. Голый чувак, которого они подобрали по дороге, исполнил роль шахида. Крокодил Гена умер, вышел в Нирвану, поговорил с Кобейном и вернулся, словно вымытый и отбеленый... Один из арийцев, Ари-Горн, женился на израэльфке, хоть папаша её чуть костьми не лёг супротив этого брака... ну да, кому ариец, кому гой! Но любовь и ножницы, они всё побеждают... Другой ариец умер в схватке с урками. Гоги и израэльф жили долго и счастливо.

Вот и вся сказка... ну да, ничего интересного... ты бы ещё "Евгения Онегина" попросила пересказать в паре слов! Ладно, ты уж засни как-нибудь без сказки... в твоём положении спать надо как следует... спать да есть... О-хо-хонюшки-хо-хо...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.