Младенец на экспорт

Валяев Сергей

Серия: Современный российский детектив [0]
Жанр: Прочие Детективы  Детективы    1996 год   Автор: Валяев Сергей   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Младенец на экспорт (Валяев Сергей)

Часть первая. Пятая колонна

День Победы я встречал ударным трудом. В поле. А точнее, на грядках. Была майская жара — и мой частнособственнический огородик требовал воды. Много воды. Наверное, в другой жизни я трудился мелиоратором. Или водовозной клячей.

Когда я утолил жажду всей, кажется, планеты и плюхнулся на крыльцо, чтобы совершить то же самое для своего обезвоженного организма, с танковым гулом появился джип. Хорошо мне знакомый. Коробкой передач. И теми, кто находился в его пыльном салоне. Видимо, желая, чтобы сие механизированное недоразумение исчезло из прекрасной природы, я уронил лицо в ведро. С шампанским. Из родного колодца.

Признаюсь, еще утром смутные предчувствия… И то верно, как может существовать мир без моего вмешательства? Порой грубого — вплоть до летального исхода. Для некоторых членов общества РФ, уверовавших, что они цапнули Боженьку за бороду. Нехорошо и опасно отрываться от земной тверди. И народа. Народ знает каждого форшмака, то есть негодяя, и терпит его до поры, до времени. Чтобы потом спустить его в бурные сточные воды истории. В качестве либо политического трупа, либо дерьма. Что одно и то же, по-моему.

Вынырнув из прохладных глубин ведра, я обнаружил, что двое, генерал Орешко и рядовой по жизни Никитин, уже идут по дорожке. И по мою душу.

Кобельсдох Тузик вместо того, чтобы мужественно, как пограничный пес Алый, охранять рубежи родины от шпионов, щенячил под ногами гостей.

Я вздохнул полной грудью — не иначе, новые безобразия в нашей многострадальной отчизне?

Повторим за классиком: запрягаем мы кобылку истории долго, но уж ежели запряжем каурую — поберегись! Понесет она нас, родная, по бездорожью с таким треском и ускорением, что все нации мира обмирают от страха и ужаса: ба! Что за дикий и чумовой народец ухлебается на телеге, гремя костями и вставными фиксами? А в ответ — ор, гогот да добрый мат, мол, запендюхи вы все, от Алеут до Ямайки; в сторону, мать вашу так, а то, не дай Бог, шершавым, азиатским колесом…

— Здорово, пахарь земли русской!.. Как всходы? — громко поприветствовали меня друзья-бездельники. — Когда жрать картошку? В мундире?

— А пошли вы, — огрызнулся я и заметил им, что к честному огороднику приходят не тогда, когда он хрустит своим хребетным тростником на грядках, а уже после завершения битвы за урожай. Нехорошо.

Приятели развели руками: дела, хозяин, дела. На грядках общественного правопорядка.

Оказывается, по случаю Победы все охранительные службы столицы были подняты по тревоге. Власть, видимо, решила, что ветераны, звенящие орденами и медалями, пойдут на штурм Кремля. Под алыми стягами.

Однако штурм не состоялся. Противоборствующие стороны сдержали свои чувства и разошлись мирно: монархический Кремль остался гореть золотыми куполами, а старики разбрелись по скверам и паркам пить горькую и вспоминать великие дни национальной виктории.

Когда взрывоопасная ситуация у кремлевских стен, таким образом, разрядилась и боевым службам был дан отбой, мои товарищи вспомнили о сельском единоличнике. И Тузике, любителе ливерной колбасы. (Колбаса тут же была брошена псу как награда за преданность.)

На такую бессовестную лесть я отвечал, что приехали они, подхалимы, не случайно. Случайно только галоши [1] рвутся. От большой любви.

— Да-да, Алекс! — завопили гости, размахивая привезенными бутылками водки. — Ты же ничего не знаешь!

— А что я должен знать? — насторожился я.

— Резо вырвали из лап любимой! — смеялась веселая парочка с водочными гранатами. — Сашка, Хулио на тебя зол как черт! Берегись его! Зверь!

— В чем дело, сукины вы дети? Где таежный Ромео?

— В госпитале. Приходит в себя.

— После чего?

— После битв на койке.

Я чертыхнулся и потребовал подробностей операции по спасению неудачника. Выяснилось, что в течение трех суток он был многократно любим железной Фросей. Отдыхал лишь тогда, когда девушка уходила отмахивать сигнальными флажками скорым и грузовым поездам. Словом, на далеком сибирском тракте происходила любовная драма. Группа спасения появилась вовремя. Резо-Хулио отбивался из последних сил:

— Ой, не могу я более! Помогите, люди добрые! Погибаю, как крейсер «Варяг»!

Берданка оказалась слабым оружием супротив пистолетов-автоматов «клин» и КЕДР, а также ручных гранатометов 40GL для ведения боевых действий в таежно-гористой местности.

Впрочем, стволы не испугали Фросю, простую русскую красавицу. Наоборот — распалили. Визжа, как тормозные колодки при экстренном торможении, она бросилась на спецгруппу. Врукопашную. Пришлось связать железнодорожную фурию и самим регулировать движение на стальной магистрали. Пока Фро и Резо не пришли к полюбовному согласию. Какому? После поправки здоровья жених ведет невесту под венец.

— Полный трататец! — не поверил я, разумеется, выразившись более народным словцом, более емким, но тоже в рифму. — Шутка?

— Какие могут быть шутки, Александр? Ты диву видел?

— Имел честь. — И уточнил: — Лицезреть.

— И какие шутки? — удивились друзья. — Откобелил свое Хулио. И поделом.

Я понял, что истины не добьюсь, и, не обращая больше внимания на балаган приятелей, отправился в кладовку. За огурцами. Маринованными. К водочке. Без нее, светлой, праздник — не праздник.

Втроем, не считая счастливого пса, мы устроились на солнечном, воздушном, как дирижабль, крыльце. Было тихо и вечно. Малая родина благословляла своих грешных сыновей. На новые подвиги. И казалось, что плывут они под небесным куполом…

Малиновый перезвон нарушил тишину. В чем дело? Я обратил взор на грешную землю и обнаружил у забора… деда Евсея. Кого еще? Во всенародный праздник.

Старичок был в пиджачке, на лацкане которого и тренькали медали. Мы ему обрадовались. И больше всех я. Есть кому быть третьим. (Как известно, я пил только родниковую воду. Согласно канонам Шаолиня.)

— Евсеич, — крикнул я, — уважь компанию!

— Так это… вот… Мимо брехал…

— С Победой поздравляем! Герои у нас в почете.

— Да какой там герой, — отмахнулся дед. — Пехота, сынки… Голова в окопе, жопа на ветру.

— Значит, пуляли родным минометом?

— Всяко бывало. Кишки на ходу лудили и вперед — за Родину, за Сталина!

— За Сталина-отца, чай, от души кричали? — поинтересовался Орешко.

— А то! — радостно улыбнулся старичок. — Заградотряд на загривке, как та вошь! Заорешь…

Мы вздохнули — и сказать-то нечего. На простые такие слова. Вот правда о войне. Все остальное — прогон. То есть клевета. Гнилая лажа. Гнойная рана нашей национальной памяти.

— И все одно выдюжили. — Никитин разливал по стаканам водку с характерным булькающим звуком.

— А чего ж не выдюжить, сынки, — крякнул Евсеич. — Завсегда выдюжим. Будем живы, не помрем.

— Отличный тост, — сказал генерал.

И они со смаком выпили. Захрумтели огурчиками. Тузик облизнулся. Я тоже. Может, и мне грамм сто пятьдесят? Чтоб душа открылась. И не закрылась. Нельзя. Знаю, Орешко прибыл в райский уголок по уважительной причине. И поэтому я должен быть трезвее пса.

Снова раздался характерный звук — появился новый тост: за славу советского оружия! Хекнув по стакану, веселая троица принялась обсуждать основные боевые характеристики автомата «Калашникова», затем — ракетного, противовоздушного комплекса «Оса» и наконец -американского «стингера». Тут же возник спор, может ли американское дерьмо сбить наше летающее добро МИГ-29.

Трудно находиться в компании хмельных бражников, и поэтому я предложил Никитину и Евсеичу продолжить спор в бане. В смысле, чтобы они растопили баньку для будущего телесного удовольствия.

Мое предложение с энтузиазмом было принято, и мы с генералом остались на крыльце одни. Если не считать прожорливого Тузика, гипнотизирующего взглядом огурцы в банке. У него, у Орешко, есть замечательное качество: он может выдуть ведро табуретного самогона и быть в боевой готовности. Что значит кабинетная закалка в эпоху четырех рублей двенадцати копеек (4 руб. 12 коп.)

Алфавит

Похожие книги

Современный российский детектив

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.