Искушение в бреду

Пешков Вячеслав Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

В.А.Пешков

Искушение в бреду

Рассказ

2015г.

Поезд Москва Хабаровск мчался, стуча колёсами, и отбивал такт по железной дороге, к уходящему вдаль горизонту. До ближайшей станции, где ожидалась остановка, оставалось десять минут. Бесконечное снежное поле переливалось ярким блеском на утреннем солнце. Мимо проносились снежные холмы и бесконечные просторы полей. Изредка появлялись и также исчезали в дали горизонта, высаженные как по линейке деревья. А где-то там, вдали появился небольшой лесок. Он аккуратно укутан снежной пеленой и был похож на сказочный белый ковёр.

В купе тёплого вагона готовились к выходу и собирали вещи, ехавшие пассажиры.

Локомотив стал немного притормаживать, и в проходе собралось немного людей на выход.

Поезд окончательно остановился скрепя тормозными колодками. В вагоне образовалась небольшая очередь, и люди очень медленно продвигались вперёд.

В купе остался только один пассажир. Он сидел за столиком и листал книгу, делая изредка в ней какие-то пометки карандашом.

Это был Пётр Фёдорович Громовой. Его громкая фамилия абсолютно себя оправдывала. Он имел докторскую степень и преподавал на кафедре в должности профессора психиатрии и медицинской психологии, ХХХХХХХ Государственного университета. Когда он вёл свои лекции, то от его громкого голоса вибрировали стёкла в окнах аудитории. С юности, его мечта была поступить в консерваторию. Для этого у него были великолепные данные, да ещё такой бас. Но его мечта, так и осталась мечтой по сей день.

Громовой был очень воспитанным человеком. Но за скверный характер, в университете его недолюбливали. Да и что там говорить, его недолюбливали везде и даже дома. По чертам характера, он был человеком замкнутым и злопамятным. Студенты его просто ненавидели. Чтобы сдать зачёт по его предмету, да ещё ему лично, это означало, предмет надо знать на отлично!

Итак.

Вагон остался полупустым. В купе Громового все места были свободными, за исключением того, которое занимал он сам. Да и соседние купе тоже пустовали. В узком коридоре вагона, где несколько минут назад, стоял шум и гам, сейчас настала полная тишина.

Ну вот, локомотив чуть дёрнул вагон, заскрипели колеса, и поезд медленно стал набирать скорость.

Громовой настолько увлёкся чтением, что даже не заметил, как в купе появился человек. Он поставил свой небольшой багаж на полку и, повернувшись лицом к Громовому, сказал:

— Здравствуйте.

Громовой лениво оторвал взгляд от своей книги и хмуро поздоровался в ответ.

Незнакомец присел на свободное место, посмотрел в окно, на пробегающие опоры электропередач, на посёлок, который ещё тянулся от станции во всю свою длину, затем он посмотрел на Громового. Громовой сразу ощутил этот слегка колючий взгляд и поднял голову. Его как бы кольнуло что-то изнутри. Он отложил свою книгу в сторону, покосился на нового пассажира. Что-то недовольно пробурчав по-стариковски, увлёкся зимним пейзажем, сосредоточив свой взгляд в окне.

— Да, снежная зима в этом году, — произнёс незнакомец.

Громовой чуть покосился на незнакомца, затем опять посмотрел в окно, ничего не сказав в ответ.

— Прямо как в Вашей статье: «Убий его! Убий с утренним солнцем!»

Громового как будто ударило током. Он немного растерялся и тут же перевёл взгляд на незнакомца.

— Позвольте, моя статья выйдет в печать только сегодня, как Вы узнали о ней? — Удивлённо спросил Громовой.

Незнакомец посмотрел на Громового, сохраняя свою улыбку, как будто издеваясь над ним.

— Ааа! Так Вы работник редакции, — с чувством разоблачения, своим басом «проревел» Громовой.

— Да, я из редакции, совершенно спокойно проговорил незнакомец.

Громовой привстал из-за столика и сразу представился:

— Громовой Пётр Фёдорович, простите, как Вас …

— Даниленко Семён Макарович, — ответил незнакомец.

— Ага, — как бы подбирая слова, и после непродолжительной паузы Громовой продолжил:

— Да, по поводу статьи, что Вы можете сказать в общем?

— В общем-то, — Даниленко немного задумался, посмотрел в окно и сказал:— я с Вами не могу согласиться, где у Вас всегда побеждает добро. Что же это за жизнь такая, везде одно добро!

— Яааа не понимаю Вас Семён Макарович.

— Да что же здесь непонятного, Вы пишите об одном, а думаете о другом. В своей статье Вы уничтожаете убийцу нескольких человек, но тут же идя в магазин за хлебом, кстати, какого там не оказалось, обзываете молодую продавщицу матерным словом.

— Что? Как же Вы узнали, что я сразу пошёл в магазин за хлебом? Да и действительно, хлеба там не оказалось. А вот продавщица стерва, сразу мне не понравилась.

— Позвольте, позвольте Пётр Фёдорович, Вы сторонник добра и света. Вы только и говорите везде о добрых делах, но почему вокруг Вас все такие плохие и недобрые?

— Почему недобрые говорите? Ну, хорошо. Если Вы успели прочитать мою статью, тогда должны знать, что кругом одно ворьё, начиная с правительства и заканчивая уборщицей в магазине. Потому что только, появляется малейшая возможность украсть и это абсолютно на любом уровне, то сразу в головах рождается план, как это сделать. Считаю, что это заложено в человеке с самого рождения и это будет всегда.

— Так Вы хотите сказать, что всё, что творится недоброе, это из-за денег!?

— А, Вы что товарищ, с Луны свалились? Сейчас весь Мир перевернулся, идут войны, убийства, расправы, разводы семей, как Вы думаете, из-за чего? Да конечно из-за денег. Ну конечно в высоких кругах борьба идёт за власть, а в конечном итоге опять приходим к деньгам.

— Если это действительно так, то какое для меня счастье что я Вас встретил, Пётр Фёдорович! — Вскочив со своего места, радостно закричал Семён Макарович.

Громовой, ничего не понимая, смотрел на Даниленко. В его лице было выражено полное недоумение.

Тем временем Даниленко достал с верхней полки большой чемодан, поставил его рядом с Громовым и открыл.

Громовой чуть не свалился с полки, на которой сидел. Весь чемодан был набит деньгами!

— Ооо, воот это что? — Невнятно задал вопрос Громовой.

— Что это? Ну конечно деньги, и они Ваши!

Громовой смотрел на кучу денег, которые крупными купюрами, еле умещались в чемодане и не мог выговорить ни слова.

— Зааачем мне, что я такого сделал? То есть я хотел сказать за что? Да и мне не надо, спасибо.

— Да что же это такое! Пётр Фёдорович. Это Ваши деньги, забирайте и помните, когда закончатся, я ещё принесу, — настаивал Даниленко.

— А, они не ворованные?

— Да что Вы! Зачем мне их воровать, когда я эти деньги, отдаю Вам?

— Действительно, зачем, — задумчиво проговорил Пётр Фёдорович. Он протянул руку к чемодану, затем резко её отдёрнул.

— Подождите, Вы сказали, что принесёте ещё денег? — почти по слогам проговорил Громовой.

— Да! Конечно, я принесу Вам столько денег, сколько Вы только можете пожелать!

— Ну, хорошо, а что взамен?

— Пётр Фёдорович, ну что Вы в самом деле, это просто совсем не прилично с Вашей стороны, это б е з в о з м е з д н о.

Даниленко смотрел на Громового с яркой улыбкой и ждал от него ответа.

— Ну, так Вы берёте или нет?

У Громового затрясся подбородок, он хотел что-то сказать, но проглатывал слова. Этого хватит ему на всю жизнь! На всю жизнь! А потом будет ещё, какая жизнь его ожидает!?

— Я куплю себе дом на побережье, в Италии. У меня будут машины, — мысли Громового не успевали перебирать все прелести жизни. Но вдруг его поразила страшная мысль:

— Нет, просто так ничего не бывает. Это не сказка, это жизнь, здесь какая-то ловушка! Здесь что-то не так, — он снова посмотрел на своего спутника по купе, поднял подбородок и уже более уверенно спросил:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.