Впереди - полоса

Самофалов Леонид В.

Жанр: Военная проза  Проза    1983 год   Автор: Самофалов Леонид В.   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Впереди - полоса (Самофалов Леонид)

Впереди - полоса

Самофалов Леонид

Впереди - полоса

Проделав пилотаж в зоне, Алексей Баталин осмотрелся. Впереди - заснеженные пики, слева - зеленая долина, в долине петляет речка - быстрая, холодная, белая от пены. Вдалеке на зелени - серый штрих бетонной полосы, за ней угадывается скопление домов - городок.

- Двести пятый, я одиннадцатый.

- Одиннадцатый, я двести пятый, - послышался в наушниках голос руководителя полетов.
- Разрешаю посадку.

С потерей высоты долина становится шире, но горы остаются такими же громадными.

После третьего разворота он выпустил шасси, убрал ручку управления двигателем - в обиходе РУД - на упор малого газа. Убрал резковато. Обороты быстро уменьшаются. И вдруг оборвался звук работающего двигателя! В следующую секунду Баталин уже докладывал:

- Двести пятый, остановился двигатель.

Он не отрывал глаз от стрелки высотометра, а правая ладонь, сжимая ручку управления, действовала как бы сама по себе и задавала машине наиболее выгодный угол планирования.

«Спокойно! Без паники! Высота еще есть. Надо попытаться запустить двигатель».

- Баталин!
- раздался в наушниках голос руководителя полетов.
- Переключи…

Потом Алексей пытался осмыслить, сам он сделал все необходимые переключения или следовал командам с земли. Очень уж совпадали его собственные действия с командами!

Стрелка указателя оборотов дрогнула, пошла вправо, до слуха донесся нарастающий свист: двигатель запустился. Обороты плавно возрастают, стрелка приближается к отметке «40».

Взлетно- посадочная полоса. Удар о бетонку тяжеловат. Ничего, обошлось. Бежим по полосе…

* * *

Тягач отбуксировал машину Баталина. Набежали специалисты. Механики по авиационному оборудованию быстренько извлекли опломбированную бортовую систему автоматической регистрации параметров полета. Было слышно, как техник самолета Владимир Торгашин и механик Анатолий Драчев о чем-то спорили, слов не разобрать. Двигатель перед запуском они проверили, после запуска прослушали. Кто ж виноват, что он остановился.

- Черт его знает, товарищ лейтенант, - с досадой проговорил Торгашин.
- Думали-думали, ничего не придумали.

- Я слышал, как вы думали.

- Не должен был он останавливаться!

- Это вы в цель, - ответил Баталин.
- Прямо в яблочко. Он вообще не должен никогда останавливаться, пока не остановишь.

Подошел заместитель командира эскадрильи по инженерно-авиационной службе капитан технической службы Сливкин в сдвинутой на затылок фуражке. Рыжие волосы Сливкина слиплись на лбу.

- Ну что?
- обратился он к технику и механику.

- Ничего, Григорий Денисович.
- Торгашин развел руками.
- Если и есть что, так снаружи не видно. Разбирать надо.

- Разбирать погодите! Команды не было. А в журнале летчик расписывался перед вылетом?

- Обязательно, Григорий Денисович. Без этого они не взлетают.

Сливкин повеселел и обернулся к Баталину.

- Поди, что-нибудь не так делал, а, лейтенант?

- Делал как надо, - холодно произнес Алексей.

- Тогда и волноваться нечего. У нас все в порядке, у тебя все в порядке. Блеск! А ты чего, лейтенант, в костюме паришься? Иди переодевайся - в штаб все равно вызовут. Сейчас прибористы графики там всякие чертят, на линейках подсчитывают - ищут. Чего на припеке-то сидеть?

* * *

Переодевшись, Алексей направился к стартовому командному пункту, где летчики в тени невысоких деревьев дожидались своей очереди на вылет. Тарас Лапшин подвинулся на длинной низкой скамейке.

- Садись.

- Благодарствую.

Тарас повернул к нему остренькое свое лицо, усеянное крупными веснушками.

- Нашли отчего?

О предпосылке к летному происшествию знал уже весь аэродром: динамики развешаны повсюду.

- Ищут, - отозвался Баталин.

- Если так долго ищут, значит, ты не виноват, - задумчиво произнес Лапшин.

Он был уверен: произошла какая-то чертовщина, машина сама «взбрыкнула», а может быть, и скрытый заводской дефект. Об этом в училище говорили на занятиях. Летаешь себе, летаешь, вдруг - неожиданное «взбрыкивание».

Летчики не прислушивались к беседе молодых пилотов. Из динамика над головой слышались распоряжения руководителя полетов, командира второй эскадрильи майора Алдонина.

* * *

Внешний осмотр двигателя ничего не дал. Командир полка Сердюков приказал разобрать на «одиннадцатке» силовую установку.

- Выходит, полеты прекращаем?
- спросил старший штурман полка подполковник Якунин.

- Нет, летаем. Мы и так еле в план укладываемся. Не знаю даже, как будем выглядеть в соревновании с этой предпосылкой!

В одном из помещений командно-диспетчерского пункта специалисты анализировали записи бортовой регистрирующей аппаратуры - САРПП. Мнения разделились. Одни утверждали: виноват летчик, другие возражали.

- Все ясно, - заявил руководитель группы дешифровщиков капитан Омелин, молодой мужчина с залысинами до макушки.
- Пилот второпях переместил РУД за положение «стоп». Вот и все!

- Из чего это видно?
- спросил командир первой эскадрильи майор Попов.

Скулы у Попова были шире лба, нос немного удлинен и загнут книзу. Волосы цвета соломы распадались на стороны, как их ни зачесывай.

- Смотрите сами.
- И капитан принялся водить пальцем по линиям графика.
- Вот эта нисходящая - линия записи оборотов. В этой точке - обозначим ее точкой «а» - она изламывается. Видите?

- Почти незаметно.

- Но ведь есть! Что тут отрицать?

- Я ничего не отрицаю, - ровным голосом ответил Попов.
- Я только говорю: излом почти незаметен.

Капитан загорячился.

- Ваш летчик поставил РУД на «стоп» или даже за «стоп». Сработал гидрозамедлитель, обороты уменьшились до нуля. Вот и все!

- Не вижу истоков вашего «выходит», - по-прежнему не повышая голоса, произнес Попов.
- Так и я могу объяснить: в силовую установку перестало поступать топливо, обороты уменьшились до нуля. Где же причина?

- Э, нет, товарищ майор!
- Омелин усмехнулся.
- Мое «выходит» подкреплено объективными данными. Вы обычно шасси выпускаете перед третьим разворотом, не так ли?

- Обычно. Но не во всех случаях.

- А какая при этом выдерживается скорость?

- Не свыше пятисот пятидесяти.

- Вот то-то!
- капитан с торжеством поднял палец.
- А у вашего летчика она была равна семистам! Отсюда выходит: времени до посадки в обрез, необходимо резко снижать обороты. В спешке РУД переводится не в положение малого газа, а на «стоп». Но ваш лейтенант этого не видит, потому что выпускает тормозные щитки.

- Совершенно с вами согласен, - послышался от двери голос подполковника Кострицына, заместителя командира полка.
- Я запрашивал дальний привод, там подтверждают: один из истребителей шел к полосе на повышенной скорости.

Попов не заметил, как вошел подполковник.

- Кто именно подтверждает?
- спросил он, не оборачиваясь к Кострицыну.

- Ефрейтор Юрчишин.

- Хорошо, - сказал Попов.
- Я с ним поговорю.

- То есть, - подполковник впился взглядом в комэска, - вы намерены ревизовать мои слова?

- Я намерен отыскать истинную причину остановки двигателя. Но для этого мне нужны факты. Не сомневаюсь, что Юрчишин говорит правду, но мне нужно расспросить его подробнее.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.