Берлинская тетрадь

Кудреватых Леонид Александрович

Серия: Прочти, товарищ! [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Берлинская тетрадь (Кудреватых Леонид)

I. НАПРАВЛЕНИЕ НА ОДЕР

Завтра в путь-дорогу

Волнующая неожиданность: я и корреспондент «Правды» Мартын Мержанов получили распоряжения из своих редакций срочно перебазироваться в войска 1-го Белорусского фронта, ведущие наступательные бои на Берлинском направлении.

Конечно, почетно быть на центральном направлении предстоящих завершающих событий войны, но вместе с тем и жаль расставаться с 3-м Белорусским фронтом, с войсками которого я прошел путь от Вильнюса до стен окруженного и осажденного Кенигсберга.

Хотелось дописать заключительную страницу о боях за освобождение Восточной Пруссии. Многое для этой страницы мы увидели вчера, в курортном городе Кранц на берегу Балтийского моря.

Курорт для кенигсбергской «элиты», город ресторанов, гостиниц и дорогих особняков почти не тронут боем. Наступление наших войск настолько стремительно, что немецкая знать, удирая в последнюю минуту, еле уносит ноги. В квартирах и номерах гостиниц на столах недопитые чашки кофе, постели не убраны, из невыключенных радиоприемников льется музыка.

Капитан Сарышев, только что назначенный военным комендантом Кранца, рассказывал нам:

— В городе осталось около двух тысяч жителей. Они ходят как одичалые, до сих пор не понимают происшедшего.

«Одичалых» пруссаков мы видели на всем пути наступления наших войск по Восточной Пруссии. Да и как им не одичать? Вначале они надеялись на сверхъестественную оборонительную систему. Восточная Пруссия была превращена в страну-крепость. Каждый клочок земли изрыт траншеями, опутан колючей проволокой, усеян минами, поля пересечены противотанковыми рвами, каменные строения переделаны в своеобразные доты. И вся эта система рубеж за рубежом, взломана на всю ее глубину. Немцы возлагали свои упования на армию. Но и армия не оправдала их надежд. Она быстро истреблялась советскими войсками, а уцелевшие части в панике покидали города. Тогда цивильные пруссаки, бросая нажитое годами и награбленное за войну барахло, пустились бежать. А бежать-то уже некуда — позади море.

Конец смрадного существования гитлеровской Германий приближается неотвратимо…

Завтра — в дорогу. Наш путь лежит вдоль линии фронта, по местам боев. Как всегда, стану писать только о том, что увижу своими глазами или услышу от непосредственных участников событий. Это будет и достовернее и, наверное, интереснее.

Восточная Пруссия, 16 февраля 1945 года.

Вдоль линии фронта

На этот раз наш маршрут пролегал вдоль линии фронта на юго-запад, через всю Восточную Пруссию и северо-западную Польшу. Мы с Мержановым огибали Мазурские озера самых причудливых очертаний, топкие, незамерзающие болота, пересекали десятки рек, проезжали через города и села, на улицах которых совсем недавно шли бои. Ранняя весна согнала снежный покров с полей, обнажила места отгремевших битв.

Поверженная Восточная Пруссия потеряла свою горделивую, павлинью осанку. Пруссаки научились удирать и в беге петляли не хуже зайцев.

В Алленштейне нас поразила железнодорожная станция с десятками путей, до отказа забитая гружеными составами товарных и пассажирских поездов. Пробка образовалась при не совсем обычных обстоятельствах. На станцию неожиданно для немцев ворвалась кавалерийская часть подполковника Бондарева. Персонал станции, инженеры и рабочие депо находились на своих местах. Все службы работали полным ходом. Около немцев — на станции, в депо и у стрелок — были поставлены советские часовые. Подполковник Бондарев приказал железнодорожникам:

— Продолжайте работать нормально! Принимайте все прибывающие поезда!

Как раз сюда, в Алленштейн, шли из Кенигсберга поезда с оборудованием фабрик и заводов, с имуществом прусской знати. За сутки кавалеристы приняли пришедшие на станцию двадцать два совершенно исправных груженых состава.

Наша корреспондентская эмка, побывавшая за годы войны под Смоленском, у озера Ильмень, под Сталинградом, прошедшая путь от, Курской дуги через всю южную Украину й Молдавию до северных районов Румынии, исколесившая Белоруссию и Литву, пересекла Восточную Пруссию и теперь катилась по земле освобожденной Польши. Не скрою, с радостным чувством мы проезжали расцвеченный флагами праздничный людный городок Нове-Място. Вообще все польские города и местечки, в которых мы побывали, были украшены флагами и зелеными гирляндами. На улицах с утра до позднего вечера шумно. Поляки охотно помогают идущей на запад Красной Армии. Они строят мосты, несут караульную службу, дежурят в госпиталях, конвоируют пленных фашистов.

Благодаря стремительному наступлению Красной Армии большинство польских городов уцелело. Но некоторые все же разрушен отступающими немцами. Мы видели развалины окраин Торн, в котором на днях был добит окруженный немецкий гарнизон. Однако и в этом некогда прекрасном городе, раскинувшемся на правом берегу Вислы, ключом бьет жизнь.

Восстанавливается железнодорожный мост через Вислу. А городской мост уже восстановлен, и по нему безостановочно движется поток машин и войск, идущих на запад, на Берлин.

Торн, 18 феврали 1945 года.

Искусство штурма

Мы ехали к Одеру по центральной автостраде, ведущей в Берлин. На пути к линии фронта лежал город-крепость Познань. Однако попасть в Познань нам удалось не с востока, а с юга, с большим объездом. В тот день еще очищались от немцев восточные пригороды Познани.

По шоссе шли толпы пленных. Их конвоировали поляки, жители Познани, со старинными карабинами за плечами и с широкими красно-белыми лентами на рукавах. Мы разговорились с одним конвоиром.

— Сегодня их взяли в плен шесть тысяч, — сказал он. — Теперь немцы дерутся только в цитадели. Они укрылись в древних крепостных казематах. Выкуривают их и оттуда. Слышите, как рвутся бомбы?

Мы не только слышали отдаленные гулкие разрывы, но также видели «ад Познанью кружившиеся, будто в карусели, наши самолеты. Наблюдая вместе с нами самолетную карусель, поляк-конвоир говорил:

— Прямо по этой дороге вы не попадете в город. Тут несколько дней назад была настоящая война, все мосты разрушены. Да и Варта разыгралась ныне рано.

Чтобы проникнуть в город, у стен которого мы только что были, нам пришлось сделать объезд в сто километров.

Познань открылась нам с юга — разрушенные снарядами пригороды, забитые вагонами и паровозами железнодорожные пути, обвисшие тросы над пустынными трамвайными линиями…

Но всюду флаги! Флаги, огромные красно-белые полотнища, свисающие чуть ли не из каждого окна. Улицы запружены народом. У людей на рукавах или в петличках красно-белые ленты.

Минуем относительно уцелевшие кварталы южной части нового города, пересекаем древние валы крепости, и взору открывается страшный хаос разрушения. Смотришь на руины и понимаешь, с каким огромным напряжением шли в городе бои, каких усилий стоило нашим бойцам его освобождение.

Здесь все разбито. Улицы, точно, баррикадами. перехвачены поваленными колоннами, разными обломками, щебнем. Многоэтажные здания со стенами метровой толщины срезаны, будто это были спичечные коробки. Каменные стены точно оспой исклеваны пулями и осколками снарядов. Чем дальше на север, тем отчетливее ощущаешь масштабы только что затихших уличных боев. И здесь еще люднее: поляки расчищают на улицах проходы и проезды.

В развалинах укрылись полковые обозы, дымятся солдатские кухни. В воздухе висит пыль, все наполнено раскатистым гулом боях идет осада цитадели.

Во дворе одного узенького переулка я встретил генерал-майора Д. Е. Баканова, командира гвардейской дивизии. Дивизия штурмовала город с первых дней боев за Познань и сейчас завершает сражение за цитадель. План города, лежащий перед генералом, испещрен красными стрелами, многие кварталы обведены кружочками — они уже заняты. Стрелы идут от южных окраин и, разбегаясь по улицам, огибают старый город-крепость, обнесенный несколькими высокими земляными валами; перерезав и эту часть города, стрелы на карте как бы вонзаются в Хвалишевский остров, а потом уже со всех направлений устремляются к цитадели.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.