Гость из деревни

Анциферова Рената Евгеньевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Наша семья, наконец, получила квартиру в новом многоэтажном доме. Мы были на седьмом небе от счастья.

Если говорить о нашей семье, то надо начинать с того, что жили мы раньше на Молдаванке в старом одесском дворе. Где каждый знает каждого и знает все последние новости, что творятся у соседей за стенкой. Наш двор жил большой шумной разноцветной, но все же семьей. Русские, армяне, евреи, молдаване, украинцы, а так же студенты – квартиранты арабы составляли много цветие нашего интернационального двора.

Двор был маленьким 3х этажным колодцем, несколько клумб с цветами, клочок асфальта вечно занятый машиной соседа Пети, виноград по углам двора, старый и дикий, вьющийся по стенам домов и аркам создающий тень ребятишкам с утра до ночи кричащим под окнами квартир. Веревки с бельем протянутые во всех на правлениях над головами и конечно же скамейка для местных кумушек под виноградом, где вечерами раскручивались целые сценарии мыльных опер про соседских девиц и их ухажеров, с обязательным плеванием семечек и «пивасиком», если кто то из сидящих на лавочке был очень щедр.

Дни рождения и другие праздники проходили весело и шумно. Соседи выносили на двор столы, скамейки, угощения и праздновали всем двором, не зависимо от того ругались ли с утра развешивая белье тетя Софа с тетей Галей или нет. За столом забывались все обиды и ругань, топор войны зарывался до следующего утра. А сейчас, только песни и пляски. Петь любили все. Пели все подряд: от чебурашки, до дня победы. Вот такой у нас был старый любимый двор.

Дома в нашем дворе строились еще до революции и принадлежали одному купчишке. Держал он здесь постоялый двор с трактиром средней руки, и только революция помешала ему обогащаться за счет местных выпивох и гостей города.

В одну июльскую ночь, когда жара была не выносимая, окна открыты настежь, а двор с вечера был полит водой. Жители нашей дворовой коммуналки мирно спали в своих кроватях. И в такую мирную ночь произошло ужасное.

Стена нашей квартиры и квартиры наших соседей тяжело вздохнула и с грохотом рухнула. Пыль поднялась столбом.

Мы подскочили на своих кроватях и спросонья не могли ничего понять. Пыль застилала глаза и не давала вздохнуть. Выскочив на улицу и отдышавшись, мама начала причитать и щупать нам всем руки и ноги. Слава Богу, все были живы и здоровы. Только испуганные и растерянные. Соседи всю ночь не ложились спать, бурно обсуждая случившееся. Мама плакала, соседка тетя Света тоже. Арабы квартиранты с 3 этажа только что вернулись со студенческой вечеринки, стояли, молча в оцепенении. Начальник ЖЭКа прибежал неряшливо одетый. Видно, что человека только что выдернули из постели, и он еще не пришел в себя. Остались без жилья только наших три семьи, так как обрушение произошло одной угловой стены.

Полазив по развалинам и собрав, все ценное студенты - арабы тихо ушли из нашей жизни на другую квартиру. Мы же с семьей тети Светы были, размещены у соседей на пару дней пока нам не устроят временные номера в гостинице. Соседи нас жалели, правда, от их сочувствия было еще горче. Мы все понимали, что теперь все изменилось и так уже как прежде ни будет, ни когда. Наши семьи пойдут своей дорогой и той бурной веселой жизни, которая велась в нашем коммунальном дворе уже в прошлом, во всяком случае, для нас. В наших сердцах образовалась маленькая пустота. И страх перед неизвестным.

Так мы оказались в гостинице, в номерах, в которые нам выделил город, пока руководство не придумает что, с нами делать дальше. Тетя Света и мама каждый вечер ходили по старинке в наш старый двор, где собирались все соседи, цокая языками, жалели нас, причитая о нашем еврейском счастье. Каждый вечер, обсуждая новости по нашему расселению в другие квартиры. Государство нас поставило в очередь с беженцами и другими бедолагами. Так пролетели долгих и тоскливых 3 года, пака в один прекрасный день, мать не в бежала в номер и прокричала:

- все, переезжаем. 3 комнатная, в новом доме. Тут мы заметили в ее руке бумажку. Это был ордер на новое счастье.

А радоваться было чему. Во - первых это был новый дом, а не в старом фонде как нам предложили сначала. Мать тогда отказалась, боясь, что стены в этом помещении тоже старые и все может повториться. Во вторых рядом была ее работа и громадный супермаркет. Мой институт был далековато, но я не отчаивалась. Транспорт ходил исправно, так что нет проблем. Васька мой брат – шалопай целый день пропадал у друзей. Ему и дела нет далеко они или близко. Все равно домой он приходил только поспать и поесть. Все остальное время мы его не видели, а слышали по телефону, если мама сама позвонит. Так что мой великовозрастный брат Васька, как мартовский кот, худой но прожорливый, и всегда в не дома, тоже был доволен. Армию он уже отслужил, а на работу устраиваться не спешил. Мать пилила его регулярно, поэтому он предпочитал скрываться у приятелей.

В общем, мы с мамой были довольны. Собрав пожитки, дойдя до остановки, мы сели в маршрутку. Водитель тронулся, но какая - то женщина розовощекая, пышных форм, в цветастом платье с полными сумками продуктов, засунув голову в дверной проем маршрутки звонко спросила:

- до Паустовского доеду?

Водитель посмотрел на нее и лениво ответил:

- а я знаю? Мадам, впереди 30 остановок, разве я могу знать доедем мы или нет, - и добавил уже улыбаясь. В маршрутке пассажиры захихикали. А женщина растерянно начала топталась на месте, не зная, что ей делать.

Еще немного постояв на пекле. Она неуверенно тихо спросила:

- а кто знает?

- Господь Бог! – загадочно улыбаясь ответил водила - хохмач и ткнул указательным пальцем вверх. – если вы с ним лично знакомы, то тогда добро пожаловать в салон и мы наконец уже поедем. Шкет, дай тете место.
- Юморист засмеялся, сконфузив женщину окончательно, а маршрутка ржала в открытую и в таком приподнятом настроении началась наша дорога в новую жизнь.

Квартира была светлая и красивая. Мама и я с большим энтузиазмом начали осваивать свою территорию. Новая мебель, новые занавески, расставлялись и вешались с большой любовью. Картину – подарок от наших друзей со старого двора повесили на почетное место в комнате. Весь двор собирал нам деньги на это произведение искусства. Поэтому мама очень ценила этот подарок. Хоть он и был аляповат, но дареному коню, как известно в зубы не смотрят. Тетя Света тоже получила такой же подарок на память от прежних соседей и тоже повесила его на стену в большой комнате.

Семья тети Светы получила квартиру на нашей же лестничной клетке, что привело в восторг и ее и мою маму. Они бесконечно бегали, друг к другу в гости, спрашивая совета, что где лучше поставить и в итоге наши квартиры стали очень похожи по расстановке мебели и других мелочей.

Хозяек это ни сколько не смутило, они были довольны, что опять соседи и в итоге все сложилось лучше не куда. Жизнь налаживалась. Дни стали течь один за другим спокойно и размеренно.

Лето сменила осень, за осенью пришла зима.

Мама частенько на выходные захаживала на Молдаванку и проводила время со старыми подружками за стаканом чая и свежими сплетнями вприкуску. Идя через привоз, домой, она болтала со знакомыми торговками про между собой: о погоде, с обязательным упоминанием о последнем повышении цен, обсуждали у кого и как болит голова, у кого она сейчас болит больше и кому сейчас хуже, слыша в ответ традиционное « - а кому щас хорошо?» покупала банку «бубачек» и стакан «рачек», и шла дальше. Вернувшись, домой с восторгом, делилась последними новостями с места событий и была счастлива, что во дворе ее помнят и рады ее приходу. Мама могла часами рассказывать за жизнь нашего старого двора. И о том, что армянка Ануш, опять задирая юбки и демонстрируя свой пышный зад молдаванке Зое, заступалась за своего юркого как ртуть сынишку и когда все аргументы в свою пользу у нее заканчивались, то она показывала панталоны своей сопернице и уходила после этого с поля боя с высоко поднятой головой. На что в ответ худая как жердь молдаванка Зоя, крутила дули и визжала как не дорезанный хряк, вспоминая все ругательства, выученные у тети Гали.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.